Музей Шансона
  Главная  » Персоналии  » Григорий Гладков (Лиханский) » Поспели вишни в саду у дяди Вани

Григорий ГЛАДКОВ (ЛИХАНСКИЙ)

photo:Григорий Гладков (Лиханский)

Тексты песен, стихи

Поспели вишни в саду у дяди Вани
(Из книги Виктора Арышева )

Исп.: Григорий Гладков (Лиханский)

А ТЫ, ГРИГОРИЙ, НЕ РУГАЙСЯ!..

Вот ведь как бывает в жизни. Пел я эту песенку, - «Поспели вишни», - 
лет, наверное, с тринадцати, уже и на гитаре, - и всегда уверен был, 
что эта песня наша, магаданская, народная. И все об этом знали: весь 
посёлок мой, да и, вообще, вся Колыма. И тут вдруг: на тебе!.. У этой
песни есть, оказывается, автор, - но не наш, не магаданский, а из 
города Днепропетровска, что на Украине: звать его Григорием, фамилия 
его Гладков. И он не просто так: Григорий, а директор рынка, - все 
зовут его по имени и отчеству: он очень важный человек, - да и какой 
талантливый: такую песню сочинить. Но сочинял её он не на рынке у себя, 
а будто бы неподалёку: в городочке под названием Никополь, - и это было 
будто бы ещё давно, когда он был ещё подростком, точнее говоря, 
в 1968-ом году. Он это может доказать, - ведь у него тетрадка есть, 
как будто даже «пожелтевшая от времени», а в ней есть стих «Поспели 
вишни», - вот тебе и доказательство, - ещё какое: неопровержимое. 
Текст, кстати говоря, один в один с известным и сегодня текстом, - 
правда, вместо слова «Марчекан», там слово «Расчеган», - ну, это 
пригород такой, как будто в Никополе. И Григорию поверили: теперь он 
автор этой песни, и ему на это даже выдали  свидетельство, - не так 
давно, в 2003-ем. Ну, и в интернете тоже появилось множество статей 
с подзаголовками: «Сенсация!», «Нашёлся автор легендарной песни!», 
«35 лет он добивался правды!»  и тому подобное. У авторов статеек этих в
пользу авторства Григория Гладкова фигурирует один и тот же веский 
аргумент: «Всё правильно! Ведь в Магадане вишни не растут! А в Никополе 
да!» И с ними не поспоришь: это факт. Но всё же я рискну. Начну издалека.
«Когда я был мальчишкой, носил я брюки клёш…», и о-очень я любил гулять 
по Магадану. Часто, правда, мне не удавалось это делать, жил ведь я на 
трассе, но когда бывал в столице Колымы, так непременно начинал гулять, 
ещё с утра. Чтобы часам к двенадцати уже быть на подходе к ресторану 
«Магадан», - он прямо в центре города находится, - на Ленина, - вернее, 
даже нет, - на Пролетарской, - и зайти туда одним из первых, чтобы всех 
опередить и сесть за столик возле сцены. Впрочем, давки там какой-нибудь 
за это место и не наблюдалось, - может даже, только я один из всех был 
этим озабочен. Люди ведь без всякого шли в этот ресторан, чтобы 
покушать, - там ведь комплексный обед, и очень вкусный, между прочим, 
да ещё и выбирай. Закусочки любые: хочешь, рыбные, а хочешь, так мясные, - 
овощной салат, - пожалуйста, - и обязательно брусника с сахаром, - 
родная наша ягодка. На первое рассольничек какой-нибудь, а можно и 
боршец, - ушицы даже можно. На второе, так, вообще, что хочешь, то и 
выбирай: огромный таки выбор, - блюд примерно шесть, как минимум: 
бефстроганов, - пожалуйста: с картошкой даже фри, - а хочешь шницель под 
яйцом, - да без проблем, - и всё такое вкусное. А стоило всё это 
удовольствие: такой вот комплексный обед, - всего-то полтора рубля. Для 
магаданцев с их огромными зарплатами такая денежка являлась сущим пустяком, -
какой-то мелочовкой. 
Только это ведь ещё не всё. Питание питанием, - с ним всё уже понятно, - 
и с обслуживанием тоже не было проблем: официантки все как на подбор – 
красавицы, - никто тебе хамить не будет, и никто не будет чаевые вымогать, - 
ты сам им дашь на чай, - не пожалеешь, - и тебе это за счастье будет. 
Вот. Ну, а теперь о самом главном. Для меня, по крайней мере. Почему вот 
я хотел подсесть за столик прямо возле сцены?.. Потому что в это время 
в ресторане «Магадан» на этой сцене продолжалась репетиция ансамбля 
«Магаданцы». Начинали они в 10, а заканчивать должны были в 12, но, как 
правило, они задерживались: час ещё играли точно, - доводили до ума 
вечернюю программу. Я об этом знал, поскольку кое с кем из магаданских 
музыкантов был уже знаком, - меня и на гитаре научил играть один уже 
достаточно известный магаданский гитарист. Но с этими ребятами, - 
ансамблем «Магаданцы», - я в то время даже и мечтать не мог водить 
знакомство, ведь они казались мне великими, - почти что небожителями. 
Понятно, что не только в этом ресторане, - «Магадан», - тогда играли 
музыканты экстра-класса. В городе работало не менее десятка ресторанов: 
был ещё и «Северный», - там «зажигали» москвичи, руководителем у них 
был клавишник, - такой, с бородкой, - Миша; был ещё и «Южный», что на 
Марчекане; а ещё «Приморский» с видом на Нагаевскую бухту; был ещё и 
«Парус», «Отдых», «Астра» да и прочие, и музыканты в них работали не 
менее серьёзные, - со всей страны к нам приезжали: Магадан в то время 
был один из самых модных городов Советского Союза. Да и в области 
немало было классных музыкантов, и не только в ресторанах. Вот, к 
примеру, в Дебине, - моём родном посёлке, что на берегах реки великой, - 
руководителем школьного ансамбля, где я играл в то время на ударных 
инструментах, был москвич – Беляев Николай Петрович, - а в Москве 
когда-то он играл в одном ансамбле с Александром Градским. Был ещё 
у нас и гитарист Юрий Гуськов из Волгограда, - так, он просто чудеса 
творил: играл практически один в один любую композицию «Deep Purple», 
скажем, или же «Led Zeppelin». Ну, или рядом с нами прииск «Бурхала», - 
я тоже там когда-то проживал. Так там, на танцах в приисковом клубе 
запросто играл ВИА, по исполнительскому мастерству  ничуть не 
уступающий таким ансамблям, как  «Весёлые ребята» или даже «Самоцветы», - 
был он выписан откуда-то из Ашхабада. 
Но, однако, самым популярным и, вообще, под номером один безоговорочно, 
вне всякой конкуренции у нас на Колыме считался музыкальный коллектив 
из ресторана «Магадан», руководил которым Анатолий Мезенцев, приехавший 
к нам из городочка Тихорецк, что на Кубани. Потому как его голос был 
знаком у нас буквально каждому, в любом из населённых пунктов 
Магаданской области, - из каждого окошка доносился он: 
«Горы синие вокруг, небо синее. 
Даже речка Колыма в синем инее…», 
- ну, или же, вообще, любимейшая песня: 
«В рейс далёкий машина пошла. 
Трасса, Колымская трасса – Магадана душа», - 
это было нечто. Батя мой, услышав эту песню, сразу же купил мне дорогой
магнитофон. И все его друзья-старатели туда же: раскупили в магазинах 
все магнитофоны: и «Кометы», и «Ростовы», и «Юпитеры», - снабжение у 
нас, на Колыме такое было, - всем на зависть, - и бегом ко мне: 
«Перепиши, Витёк!», - прям всей артелью. Да, пожалуйста: делов то. 
Я ещё и каждому писал состав ансамбля, - на коробке от бобины: чтобы 
знали. И они, конечно, получая за промывку в конце осени расчёт, 
стремились сразу в Магадан, - в одноимённый ресторан: а там Витёк 
Русинов за ударными, - и на «парнас» ему четвертачок: «Давай, братан!
Слабай нам «Речку Магаданку!» А потом ещё «Мой друг уехал в Магадан», - 
и снова четвертак: и так почти без перерыва. Неплохая у ребят была 
работа. Сколько вот у них за месяц выходило, как вы думаете?.. Если 
я скажу, вы не поверите. А, может, у Мишани спросим, Шуфутинского?.. 
«… чаевые лились рекой, получали мы где-то 1500-2000 рублей», - 
цитата из его воспоминаний о своей колымской жизни. Но Мишаня ведь 
работал в «Северном», - четыре года, кстати говоря, - а это
далеко не «Магадан». 
Однако Миша тоже делал деньги на репертуаре «Магаданцев». Ведь 
старателей после промывки, да и рыбаков после путины хлебом было не 
корми, а дай только послушать что-нибудь своё – колымское, родное. 
Ну, и среди этих песен самая, что ни на есть доходная, - «башлёвая» 
на слэнге ресторанных музыкантов, - была песенка про Марчекан, -
«Поспели вишни». А песня эта была наша, - магаданская, - об этом 
знали все.  Откуда?.. Ну, во-первых, как я вспоминал уже чуть выше, 
эта песенка звучала в каждом доме, на магнитофоне, с плёнки. Запись 
этого магнитофонного альбома была сделана в 1972-ом году ещё по месту
прежней службы «Магаданцев» в ресторане «Южный», - там как раз и 
сопка Марчеканская напротив ресторана этого. А годом позже был 
записан и ещё один альбом: уже на новом месте, в ресторане «Магадан». 
И следует отметить, что в стране у нас тогда никто ещё ни разу ничего 
подобного не делал. Были записи, конечно: Галича, Высоцкого, каких-то 
одесситов под гитару, и какие-то ещё частушки, - но ведь это 
несерьёзно было, и некачественно: так, какое-то шипение, хрипение. 
И эти два альбома ресторанного ансамбля «Магаданцы», записанные на 
магнитофон AKAI", - стоил он в то время, как автомобиль, - и на очень
качественную плёнку "SUPER LOW NOISE", по сути дела стали первой 
ласточкой у нас в стране. Вот с них и началась советская подпольная 
магнитофонная культура. 
Ну, а во-вторых, немало находилось и таких любителей, кто слышал эту 
песню ещё, Бог знает, когда: в пятидесятые. И пели эту песенку в то 
время под гитару не артисты, … а зэкА. Мотивчик вроде был такой же, - 
все об этом помнили, - а вот слова немного отличались. Был там дядя
Ваня, точно, - вишни были, Петька был, Григорий, а вот вместо Груни 
была Дуня вроде как, - а в точности никто уже не помнил, что у них 
там было. А чему здесь удивляться?.. Сколько песен было спето в 
лагерях колымских, - ой-ёй-ёй, - их разве все упомнишь. 
Ну, и я, как не старался, ничего не смог найти такого, где бы мог 
быть текст оригинальный этой песенки. Ну, разве что свою тетрадь 
сороколетней давности, - свой старый песенник, - он тоже, между 
прочим, «пожелтел от времени». Так, может быть, и мне тогда дерзнуть 
и заявить свои права на эту песенку?.. А что?.. Я и свидетеля могу 
найти, - соавтора, вернее. Николай Миклухин, - есть такой! Известный 
гитарист, - в 70-ые играл в ансамбле ресторана «Синегорье», - он и 
показал мне первым эту песенку, её аккорды, - да!.. Колёк!.. Ты меня 
слышишь?.. Да шучу я. Не такие мы. 
А что об этой песне вспоминает Миша Шуфутинский, тоже ведь немало 
лет её игравший, в своей книге «И вот стою я у черты?» А вот что: 
«она была сочинена в Магадане». Он там много что ещё об этой песне 
говорит: о Марчекане в том числе и о «колхозной бане», - темой этой 
он владеет очень хорошо. Но тоже пишет: «этот шлягер, неизвестно кем 
придуманный».
Ага. А если мы копнём ещё поглубже?.. Так. Находится большое интервью 
с руководителем ансамбля «Магаданцы» Анатолием Мезенцевым, и в этом 
интервью о песне этой тоже есть немного. Я чуть-чуть лишь процитирую, 
не утомительно для вас: «… идея этой песни принадлежала Славе 
Аликульверту» (это бас-гитарист и звукорежиссёр ансамбля); «… он 
принёс эту запись. Полустёртую, истрёпанную, там половины слов не было, 
сама запись с провалами. Неслышно было, потом опять всплывают какие-то 
слова. Ну, давай на ходу изобретать…»; «... смело могу сказать, что 
половина слов – наши общие, рождённые в нашем коллективе»; «… да они 
и не важны, главное было «оцем-поцем»…
«Оцем-поцем» на жаргоне ресторанных музыкантов того времени, 70-ых, 
означал весёленький простой мотивчик, под который люди, не задумываясь, 
пляшут. И, действительно, слова у этой песенки такие, что нарочно не 
придумаешь, - они заведомо рассчитаны на то, что людям будет всё равно, 
о чём поётся в ней. «Поспели вишни», да? Но тут же и черешня. 
ОдноврЕмнно?.. А разве так бывает?.. Две недели между ними разница, 
в их созревании, как минимум. Но если вдруг такое и случится, что у 
вишни этой очень ранний сорт какой-нибудь, то ведь черешня однозначно 
в это время уже будет перезрелой. Ну, и как её тогда «в рубаху сыпать», 
а?.. Зачем?.. Чтобы потом рубаху эту выкинуть? Она вся слипнется, - 
попробуй, отстирай её.
А знаете, что заявляет «автор» этой песни … как его … Гладков Григорий?.. 
Что песня эта раньше называлась «Сельские мотивы» и была она посвящена 
«небывалому урожаю черешни в Никополе в 68-ом году». Действительно, 
нарочно это не придумаешь. А вот абсурд, - ну, если «оцем-поцем», - если 
всё равно, какие в ней слова, то в это верится легко. И даже в то, что 
в Магадане поспевает вишня. 
В общем, всё понятно: с песней этой, да и с «автором» её. Неясно лишь 
одно. А что это была за песня раньше, - ну, в 50-ые?.. О чём она была?.. 
Никто ведь раньше в лагерях не знал про «оцем-поцем», а наоборот: словА 
были важней, -  в любой из песен, сочинённых за колючей проволокой. Тем 
более, на Колыме. У нас-то ведь сидел тогда народ серьёзный, - 
интеллектуальная элита. Уркаганов тоже было много, но гораздо меньше чем 
«врагов народа». Ну, и вот, о чём подумал я.
В первой строчке этой песенки: «Поспели вишни в саду у дяди Вани», может 
даже, есть намёк, - вполне определённый. «Дядя Ваня» и «Вишнёвый сад» - 
это названия двух знаменитых пьес Антона Павловича Чехова. Я надеюсь, 
вам знакомы эти пьесы. С дядей Ваней всё понятно: это образ маленького 
человека, - неудачника, который вдруг задумался о смысле жизни. А с 
«Вишнёвым садом» чуть сложнее. Однозначно, здесь присутствует метафора, - 
ну, то есть, переносное значение: и этот сад вишнёвый надо понимать как 
символ старого, привычного, но отживающего мира. Далее. У нас ещё есть 
Петька и Григорий. В пьесе они тоже есть: Петя Трофимов и Григорий - 
сын Раневской, помните, - такие бестолковые, смешные – молодое 
поколение. И баня тоже в пьесе этой есть, - в ней Петя жил, - и Дуня 
тоже, а не Груня. Теперь давайте поразмыслим. Что там быть у нас могло 
в 50-ых?.. В первой половине всё по-старому, при Сталине ещё, а во второй 
уже по-новому: ХХ съезд. Сопоставляем это всё … и получаем ясную картину. 
Только вы уж сами, как-нибудь, себе её представьте, хорошо?.. 
И мне вот интересно: а директор рынка … как его … Гладков Григорий – 
«автор» этой песни, - Чехова когда-нибудь читал?..
А ты, Григорий, не ругайся!.. 

Поспели вишни в саду у дяди Вани – 
У дяди Вани, поспели вишни.
А дядя Ваня с тетей Груней нынче в бане, 
А мы под вечер погулять, как будто вышли. 

Припев:
А ты, Григорий, не ругайся, а ты, Петька, не кричи, 
А ты с кошёлками не лезь поперёд всех.
Поспели вишни в саду у дяди Вани, 
А вместо вишен - один веселый смех.

Ребята, главное спокойствие и тише! 
А вдруг заметят? - Да не заметят.
А коль заметят, то мы воздухом здесь дышим – 
Сказал с кошелками соседский Петька. 

Припев:
А ну-ка, Петька, нагни сильнее ветку!
А он черешню в рубашку сыпал.
Да видно, Петька, перегнул ты слишком ветку,
И вместе с вишней в осадок выпал. 

Припев:
Пусть дядя Ваня купает тётю Груню, 
В колхозной бане на Марчекане.
А мы все скажем: спасибо тете Груне, 
И дяде Ване, и дяде Ване! 

Припев.

Из книги Виктора Арышева «Мой песенный роман».

https://ok.ru/video/245120373237 
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона