Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Тексты песен

Тексты песен, стихи

Всего песен: 30559

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  

Аркадий Северный

 1   2   3   4  5  6   7   8   9   10  »
  1. Жил я в шумном городе Одессе
  2. Жили были два громилы
  3. Жора, подержи мой макинтош
  4. Журавли
  5. Журавли над Колымой
  6. Журавли улетели
  7. Завезли нас в края отдалённые
  8. Замужни дамочки...
  9. Зануда Манька
  10. Зачем растратчиков нам брать из Ленинграда
  11. Зашел в одесский кабачок - "Гамбринус"
  12. Здравствуй, мама
  13. Здравствуй, мать
  14. Здравствуй, чужая милая
  15. Здравствуйте, моё почтение
  16. Из всех известных в мире городов
  17. История каховского раввина
  18. Итог
  19. Как на Дерибасовской
  20. Как турецкая сабля

Журавли улетели
(Из книги Виктора Арышева "Мой песенный роман" том 1.)

Исп.: Аркадий Северный

ДАЛЕКО, ДАЛЕКО. ДАЛЕКО ЖУРАВЛИ УЛЕТЕЛИ...

Ещё одна «народная» в кавычках песня. Почему-то вот не стыдно исполнителям её, - 
а их немало: только лишь на первый взгляд десятка три-четыре, -  аннотировать 
её подобным образом: «слова и музыка народные». Лукавство это, в чистом виде: 
из-за денег это всё, -зачем платить кому-то авторские, если можно «на халяву», - 
извините уж за слэнг, - короче, ни стыда, ни совести у них. А каждый ведь 
прекрасно знает, кто был первым исполнителем её, - Аркадий Северный. И сам 
Аркаша на своих концертах объявлял не раз, что к песне «Журавли» слова придумал 
его друг «поэт Володя Роменский». Знаком ли вам такой поэт?.. Да, видимо, не 
очень. И, пожалуй, я о нём вам расскажу, - слегка.

На самом деле, он не Роменский, а РамЕнский, Владимир Николаевич. И поэтом он с 
формальной точки зрения по тем, ещё советским меркам не являлся, потому, как 
не был членом их кружков, - таких, к примеру, как Союз писателей, - он не был 
даже комсомольцем, - а без этого, какой же ты поэт. Володя работягой был, - 
электриком, - но не простым, он был ещё так называемым «шабашником», и у него 
ещё была подпольная артель, которая имела «левые» заказы: выезжала на «халтуру» 
даже и в соседние республики, - в советскую Прибалтику, к примеру. И, конечно, 
денег он имел чуть больше, чем обычные электрики. Он увлекался музыкой, был 
собирателем «пластов» так называемых, - а это дело очень дорогое: "пласт" один 
мог стоить 100 рублей, - да их ещё не купишь в магазине грампластинок, - 
фирменные диски продавались только лишь из-под полы на «пятаках», ну, то есть 
на подпольных рынках. Вы уж извините за такое переизобилие жаргонных слов, но 
по-другому ведь ни как: какое было времечко, такая и была особая терминология.
Ну, а ещё Володя успевал писать стихи, и тоже не простые, а хорошие стихи, - 
серьёзные и вдумчивые, - даже удивительно, что человек нигде на это дело не 
учился, - самородок. Удивительно и то, что он в своих стихах затрагивал такие 
темы, за которые тогда могли реально посадить в тюрьму с ярмом антисоветчика. 
Белогвардейская тематика тогда, в 60-ые,  вообще, нигде не проходила, а Володю 
эта тема интересовала с детских пор ещё. Писал он для себя: под стол, что 
называется, - ну, правда, один раз рискнул отправить несколько своих стихов о 
Ленинграде, на гражданскую тематику в редакцию журнала «Юность». А ему 
ответили: мол, извините, но стихи у вас незрелые, - мол, поработайте ещё. Ага: 
ответил им Володя, правда, мысленно, - а шли бы вы, ребята, … лесом, - сами, 
мол, и дозревайте, а меня подлечивать не надо. 
Ну, и как-то раз, уже в 75-ом о Володиных стихах узнал дружок его, - Аркаша 
Звездин-Северный, - совсем случайно: жил он у него, и вдруг увидел. 
«Ё-ёлки-палки!.. Во-ова?.. Ничего себе!.. А ну-ка, ну-ка?..  Где моя 
гитара?..» И пошло-поехало. И песенный багаж Аркадия стал пополняться прямо 
на глазах за счёт стихов Володи, переложенных на музыку. Всего Аркадий 
Северный исполнил на стихи Владимира Раменского около 60-ти песен. Давайте-ка, 
я назову с десяток этих песен, наиболее известных: «Берёзы», «Осень 
Петербурга», «Годы мчатся», «Седина», «Колода карт», «Мой друг Серёга», 
«Поручик Голицын», - да, да, это стихи Раменского, и первым эту песню спел 
Аркадий Северный, - ну, а Дейнекин, он же и Звездинский, мягко выражаясь, 
много на себя берёт; и продолжение его – «Не надо грустить, господа офицеры»; 
«Последний рассвет» - на мой взгляд, это самая мощная «белогвардейская» 
песня всех времён; ну, и, конечно, «Журавли». Вот, так-то. Мы запомним имя 
этого поэта. Настоящего поэта.
Остаётся только выяснить, кто к этой песни подобрал мелодию. Да, да, не 
написал, не сотворил, а просто взял гитару в руки, поиграл немного, уловил 
мотив и сочинил мелодию. Ведь этот человек, - известный, очень даже в 
музыкальном мире, - всем, - по сути дела музыкантом не был. Он был 
самоучкой, - ну, так, бренчал слегка, - и нотной грамоты, вообще, не знал. 
Однако, применимо к песне «Журавли» есть основания предполагать, что этот 
человек и стал её соавтором. И этим человеком был, конечно, кто?.. Аркадий 
Дмитриевич Звездин, - он же Северный. 
Ну, как же так, вы спросите?.. А где написано об этом?.. Да, нигде. Но 
логика нам для чего?.. Давайте поразмыслим. Можно говорить уверенно, что 
песня «Журавли» впервые прозвучала 8-го декабря 1977-го года, когда Аркадий 
Северный записывал концерт  с ансамблем «Чайка», - этот ленинградский 
музыкальный коллектив под управлением Бориса Циммера ещё и назывался «Химик». 
Пел Аркаша эту песню совершенно потрясающе, как никогда, - и женский 
подголосок Маши Ивановой тоже был не менее хорош, - и остальные музыканты 
«Химика» играли тоже, как в последний раз, - и запись получилась просто 
сногсшибательная. Чем это можно объяснить?.. Понятно, вдохновением и тем, 
что сами песни были очень хороши. Но был ещё один немаловажный фактор: в 
этот день все музыканты «Химика» и Маша Иванова тоже, и Раменский, на квартире 
у которого происходила запись, и Аркаша Северный, - впервые, может быть, за 
все подобные концерты, - были абсолютно трезвыми. Да, да, всё так оно и было: 
пьянству был объявлен бой. 
Аркаша был, что называется «подшит». Совсем недавно он прошёл лечение в одной 
московской клинике и уже месяц в рот не брал спиртного, потому и находился в 
непривычной для себя физической и нравственной гармонии. Он жил на 
Петроградской стороне как раз вот у Раменского и репетировал без устали, 
готовясь к записи, - и можно смело утверждать, что песня эта, - «Журавли», - 
как раз и появилась в эти дни. Конечно,  автором её мог быть и Николай 
Резанов, - он ведь тоже принимал активное участие и в репетициях, и в записи 
концерта этого. Но это вряд ли: сам он никогда не исполнял её: ни сольно, и 
ни с «Братьями Жемчужными». Ну, и кто же мог ещё придумать эту песню, если 
не Аркаша Северный?.. Да только он, ведь больше некому. А почему же тогда 
он не заявил об авторстве? А потому что  он, вообще, не заявлял об этом, 
никогда, - он человеком скромным был по жизни, даже и застенчивым, особенно 
когда не во хмелю бывал. Это, во-первых.  
Ну, и во-вторых, ему не очень-то и надо было это. Толку-то из авторства 
его?.. Ведь все его альбомы и концерты ему лично не принадлежали, - он их 
копий даже не имел, - его доили, выражаясь образно. Ведь, кто такие эти 
«коллекционеры», о которых нам сегодня говорят, как об Аркашиных друзьях? 
Типа того, что добрые такие люди, меценаты даже, - верные его поклонники, 
любители подпольной песни, - и они организовывали запись этих песен якобы 
там для своих коллекций. Да?.. Смешней чего-нибудь придумайте. Все эти 
люди были никакие и не коллекционеры, а дельцы, - акулы теневого бизнеса, - 
и на Аркаше они делали большие деньги. Записи с его концертами пользовались 
огромной популярностью по всей стране: от Бреста до Камчатки. И буквально 
в каждом населённом пункте кто-нибудь да находился из таких же вот дельцов, 
кто грел на этом  руки, и весьма неплохо. Прейскуранта цен на это дело не 
было тогда ещё, как не было ещё и студий звукозаписи,  и стоимость услуг 
являлась рыночной, - она определялась спросом. И катушка «пятисотка» с 
записью Аркаши Северного запросто могла уйти за «четвертак». А в крупных 
городах, таких как Харьков, Рига или Ереван, не говоря уже о Ленинграде и 
Москве, вовсю производили гибкие пластинки, и уже не «на костях», - 
нормальные, почти фабричные, - а были и такие воротилы, кто в своих цехах 
подпольных выпускал уже и грампластинки, трудно отличимые от заводских. 
И стоимость одной такой виниловой пластинки явно левой, но повышенного 
спроса  доходила даже и до ста рублей. А знаете, во что оценивался труд 
Аркаши Северного, - что ему платили за один концерт его «друзья», - так 
называемые «коллекционеры»?.. Да примерно столько же, а то и меньше. 
Фукс, к примеру, - был такой делец, - на самом деле он не Фукс, а 
Соловьёв Рудольф Израилевич, - открыто признавался в том, что он платил 
Аркаше за один концерт всего «полтинник», - правда, часто, ведь концертов 
этих было очень много, - выжимал он из него все соки. А потом уехал за 
кордон, и там уже стал делать деньги на Аркаше, - там ещё народ им не 
был перекормлен, как у нас в стране уже в конце 70-ых, - спрос ведь 
вечным не бывает: мавр сделал своё дело, мавр может уходить. 
Вот также и с Аркашей. Фукс уехал за границу и не взял его с собой, и 
даже адреса Аркаше не оставил: выживай, мол, сам. А у Аркаши этого ни 
дома, ни семьи, ни паспорта, и ни прописки, - слава лишь одна, и то 
сомнительная. Ну, и возможность заработать на своём таланте у 
кого-нибудь ещё, - дельцов, таких как этот Фукс, ещё немало было по 
стране.
И вот однажды по весне 80-го он заработал: вроде не и не мало, 
накопил как будто, - но его обворовали, - и причём, ни кто-нибудь, а те, 
кому он доверял, - его друзья, вернее, собутыльники. И он от горя начал 
пить. А у него опять была «торпеда» вшитая, и пить ему нельзя было. 
Плохо это всё закончилось, трагически. Такая вот печальная история. 
И песня эта тоже невесёлая, в ней тоже есть грустинка. Но она 
великолепна.
Клип ещё найти бы подходящий, - много их наделали, ведь песня эта очень 
популярна и сегодня, - многие её поют, и хорошо поют, - а плохо петь 
её нельзя. Ага. Нашёлся вроде бы один, - отличный клип: Сергей 
Маевский, - то, что надо: скрипка и гитара, женский подголосок, - 
хорошо-то как. Но что это?.. «Слова и музыка – Сергей Маевский?..» 
Нет, Серёга! Ты не прав.
Давайте-ка подыщем вариант, вообще, без надписи об авторстве, - 
не знаешь, и не надо, - всё равно ведь так честнее. Есть такой. 
Отличный вариант!.. Как я люблю аккордеон!.. Валерий Сёмин. 
И поёт с душой.
И мы, однако, подпоём Валере. Заодно и вспомним об Аркаше.

Далеко, далеко, далеко журавли улетели 
Далеко от полей, где давно уж бушуют метели. 
Далеко долететь журавлям нет уж сил, нет уж мочи - 
И присели они на полянку в лесу среди ночи. 

А наутро снялись и на юг улетают далёкий, 
Но остался один на поляне бродить одинокий, 
Закричал он им вслед: "Помогите, пожалуйста, братцы, 
Больше сил моих нет, не могу я до цели добраться". 

И вернулись они, подобрали любимого брата, 
Словно зная о том, что законы о дружбе все святы. 
В воздух вновь поднялась журавлей быстрокрылая стая, 
Уносили с собой они брата, на юг улетая. 

Так и в жизни порой отстаём мы от стаи крылатой, 
Хоть и знаем о том, что законы о дружбе все святы, 
Так порою судьба начинает шутить, насмехаться -
Все друзья отойдут, и никто не поможет подняться.

Из книги Виктора Арышева «Мой песенный роман» том 1.

https://ok.ru/video/247647179253 
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона