Музей Шансона
  Главная  » Персоналии  » Жан Татлян » Биография

Жан ТАТЛЯН

photo:Жан Татлян

Биография

Родился в 1943г. в Греции в армянской семье, которая переехала в Советскую Армению, когда ему было 5 лет. Его музыкальные способности проявились очень рано. В 18 лет он становится солистом Государственного джаза Армении. Вскоре он переезжает в Ленинград и влюбляется в этот город. Работая в Ленконцерте, он создаёт свой оркестр. Не достигнув совершеннолетия, готовит сольную программу - авторский концерт, где исполняет только песни собственного сочинения (редкость по тем временам). Результат ошеломляющий - 350-400 концертов в год и все "живьём", с 17-тью музыкантами. Отдыхать было некогда, но и гонорар, слава Богу, был соответствующий. Квартира в центре города, катер, хоть и не новый, ну и, конечно, любовь сотен тысяч поклонников и поклонниц не только в Союзе, но и за рубежом. Песни: "Уличные фонари", "Осенний свет", "Песенка о капели" и многие другие в его исполнении звучали не только из всех окон, но ни одна танплощадка, ни один ресторан не могли обойтись без исполнения этих шлягеров. В кратчайший срок распродаётся более 50-ти миллионов его пластинок. Однако Жан чувствовал несвободу. В 1971 году он с одним чемоданом прилетел в Париж. Пел в кабаре "Распутин", "Московская звезда", правда, многие свои песни пришлось на время забыть, зато армянские, цыганские, русские народные составили большую часть репертуара. Быстро освоил французский, подружился с интересными людьми, нашёл работу, которая приносила радость и удовольствие, а главное, он чувствовал свободу, чего в СССР не было никогда. И эпитет "невыездной" не давал покоя артисту. За границей творческая судьба складывается довольно удачно. Он представляет Францию на 200-летии Америки в Вашингтоне. Заключает 5-летний контракт с "Империал Палас", одним из лучших казино Лас-Вегаса, по условиям которого должен петь 180 дней в году (кстати, Жан первым из советских артистов "прорвался" в Лас Вегас). Гастролирует по всему миру. После его отъезда в Советском Союзе было приказано о нём забыть. Все записи были уничтожены: размагничены и стёрты, хотя на политику там и намёка не было - все песни о любви. К счастью, сегодня он дарит нам возможность встречи с его старыми и новыми песнями. Дарит надежду, радость, любовь. В начале 90-х Жан неожиданно прилетает в Петербург, даёт подряд 7 аншлаговых выступлений в БКЗ, после чего опять исчезает, возвращается в Версаль. Тоска по Родине, по родным и близким, которых в Петербурге осталось очень много, повлияли на очередной приезд Татляна в Россию, в Ленинград. Упустив волну популярности "старых песен о главном", но ни капли об этом не пожалев, Жан приезжает уже в другой, но по-прежнему гостеприимный Петербург. Даёт всего один концерт всё в том же БКЗ "Октябрьский" 14 апреля 2000 года - Аншлаг! Татляна до сих пор помнят и любят (его появление вызвало достаточно сильный резонанс в прессе, несмотря на то, что большинство журналистов ещё и не родилось во время его бешеной популярности) - за время пребывания в России он успел поучаствовать во многих передачах центрального ТВ. Беседы с этим поистине талантливым человеком с непростой творческой судьбой приносят корреспондентам удовольствие. Сейчас в программе старые и всеми любимые песни, а также абсолютно новые - на русском, армянском, французском и идише. К счастью для всех ценителей красивых песен и "живого" исполнения, Жан Татлян не утратил прекрасного голоса, напротив, он обрёл особые свойства и талант композитора и поэта.

Пресса о нём:

Жан Татлян всегда один в поле воин Имя Жана Татляна в Советском Союзе знал каждый. Популярнейший эстрадный исполнитель, автор песен, которые до сих пор остались в памяти - "Фонари", "Осенний свет"... А потом Татлян уехал на целых 19 лет. Сделал карьеру во Франции - даже представлял эту страну на праздновании 200-летия Америки, заключил контракт с одним из лучших казино Лас-Вегаса. В начале 90-х Татлян вновь стал приезжать в Россию, собирать полные залы. 7 и 8 апреля у него концерт в Мюзик-холле. - Жан, так где вы теперь живете? - В самолете (улыбается). Как по анекдоту - Рабинович все летал из СССР в Израиль и обратно, наконец, ему говорят: "Что ты туда-сюда болтаешься, может, определишься?" - "Да уж очень остановка в Париже нравится". На самом деле у меня двойное гражданство - России и Франции. Ну а живу в Петербурге, купил здесь комнату в коммуналке. - Шутите? - Квартиру, конечно, которую своими руками и отделал. Она в трех тонах: белый потолок, серо-голубые обои, светлое натуральное дерево пола и дверей. Как-то заглянули мастера, работающие в другой квартире, попросили разрешения посмотреть. Заходят в первую комнату - красиво! В спальню, музыкальную комнату, на кухню - удивились: "Почему у вас обои везде одинаковые?" - "Да,- отвечаю, - денег не хватило". - "А, понятно". На самом деле мне не нравится, когда комнаты разные - жилье выглядит как попугай. А в моей квартире глаз отдыхает. Но вообще я там мало живу, предпочитаю деревню - у меня дом на Ладоге, тоже сам строю, привожу в порядок. Машину носили на руках - Соседи знают, что вы - знаменитость? - Поначалу все было спокойно, пока не увидели по телевизору. Стали как-то по-другому даже здороваться, один говорит: "Ну, теперь не буду руку мыть". Мне смешно все это. Ребята, я тот же человек, что изменилось-то? - А как в свое время, когда женщины всего Союза по вам с ума сходили, - сумели сохраниться? - Конечно, после концерта всегда ждали у служебного выхода, но я не спешил. Час-полтора сидел в гримерке, остывал, общался с близкими. Как-то в Горьком, где не было служебного выхода, большая толпа все-таки дождалась. Сел в машину, шофер давит на газ, а автомобиль стоит, потому что поклонники его приподняли, и колеса крутились в воздухе. Девушки писали помадой на стеклах объяснения в любви. Но ведь все это - часть послеконцертного спектакля, так я и расценивал. О себе же всегда говорил, что не пою, не выступаю, а - работаю. Так что работа такая. И до сих пор "каким ты был, таким остался"... Когда приехал в Россию после перерыва, одна женщина сказала: "Я вас так любила, а узнав, что уехали, осуждала. И только много лет спустя поняла, что вы правильно сделали". Теперь есть люди, которые осуждают, что вернулся. Я в шутку говорю, что им понадобится еще 19 лет, чтобы понять. Чужой - Я никогда не любил тусовки, всегда был один в поле воин, шел своей дорогой. Это не нравилось: чужак, гордый. Ярлык можно любой навесить. Никогда не пел о партии, комсомоле, не танцевал ни под чью дудку. Я был невыездным, не отпускали даже к тете во Францию, хотя она слала приглашения. Меня не оповестили, когда творчеством заинтересовался приехавший в СССР режиссер парижского мюзик-холла. Зато был гневный донос одного из провинциальных секретарей обкома: он ехал по городу и увидел яркую афишу с моим лицом рядом с блеклым запыленным стендом "лучших людей города". Секретарь вопрошал, до каких пор будет это безобразие? Над моей головой стали собираться тучи, через много лет знающие люди сказали, что вовремя успел уехать. Все мои записи были уничтожены. Я и сейчас такой же одиночка, не участвую в так называемом шоу-бизнесе, который именую бизнес-шоу. Не пою под фонограмму, просто не умею, бездарный я человек! Первая гитара - На скольких языках вы поете? - Знаю шесть: армянский, греческий, турецкий, русский, французский, английский. Кстати, когда приехал жить во Францию, ничего кроме "шерше ля фам" сказать не мог. Люблю языки, у меня аналитический подход - вникаю в корень слова, как оно произошло, сравниваю с другими языками. Так, хорошо понимаю и по-итальянски, потому что есть общее с французским. ...Я из тех, кто сам себя сделал. В начале пути не было ни богатых родителей, ни покровителей. Наоборот, жили бедно - мы ведь переселились из Греции (мне было пять лет), и семье нужно было осваиваться в совершенно новых условиях. Я со школьных лет подрабатывал - белил дома, так добыл денег на первую гитару. Пел на турбазах. В музыкальной школе не учился - самоучка, но начал работать в Сухумской филармонии. Я был гитаристом в квартете, и по совмещению исполнял несколько песен. Успех был больше, чем у официального солиста с консерваторским образованием. Так что уже тогда столкнулся с завистью, антагонизмом. Привык, что это сопутствует актерской жизни. Закончил Киевское эстрадное училище, в восемнадцать стал солистом Государственного джаза Армении, вскоре переманили в Ленинград. Сами понимаете, при моей популярности мог выбрать любой город - Москву, Киев, но предпочел Ленинград. - Как же вам, южному человеку, пришелся этот ужасный климат? - Мне нравится. В самое темное время года - в декабре ленинградский пейзаж подсказал мне одну из самых популярных песен "Фонари". Туман, пасмурно, мерцание огней: Прелесть! Я вообще оптимист, все в жизни радует. Даже из плохого беру хорошее, как в анекдоте: раненому на поле боя ногу оторвало, а он благодарит Бога. Другой стонет: "За что благодаришь?" - "За то, что сохранил вторую". Природа моя такая, характер, беру все налегке. - Жене, наверное, с вами легко? - Если вы хотите расспросить о личной жизни, то тут табу, на эту тему не распространяюсь. Семья для меня святое, боюсь дурного глаза. Каждый день радуюсь, что у меня есть это чудо - дочь моей тещи! - ...Даже не сразу сообразила, что это вы о жене. - Жена - звучит слишком официально, а дочь моей тещи - красиво. Каждый год вместе считаю за пять. Один приятель не понял - что, так плохо? - "Дурак, - говорю, - стараюсь наверстать годы, прожитые без нее". Кирпич в чемодане - Газета выходит в преддверии первого апреля... - Понял, к чему клоните. Расскажу, как мы с ребятами шутили в оркестре. Был один музыкант, который всегда опаздывал, трепал нервы. Решили его проучить: прибили к полу туфли концертные, на сцену идти, а он отдирает. Или в чемодан ему кирпич подкладывали, чтоб не только нам от него страдать. Другой был очень доверчивый. Ему в шляпу с внутренней стороны, под ленточку, приклеивали каждый день бумажную полоску. И сговорились странно на него смотреть, вздыхать, что выглядит неважно. В один прекрасный день шляпа на голову вовсе не влезла. Он в ужасе: "Ребята, у меня голова опухла!" Тут мы раскололись, а он даже не обиделся. Я тоже на людей стараюсь не обижаться. - Тогда я вам скажу, что в этом берете вы больше всего похожи на парижского таксиста, а не певца. - Берет - это мой образ, мой имидж, хоть и не люблю этого слова. Дочери моей тещи всегда говорю - не волнуйся, если что-то с голосом случится, могу быть таксистом, так же как каменщиком, маляром. Я ведь прежде всего человек, и по совмещению - артист.

vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона