Музей Шансона
  Главная  » Персоналии  » Николай Сличенко » Биография

Николай СЛИЧЕНКО

photo:Николай Сличенко

Биография

Николай Алексеевич Сличенко родился 27 декабря 1934 года. Отец – Сличенко Алексей Архипович. Мать – Сличенко Ольга Алексеевна. Супруга – Агамирова Тамилла Суджаевна, народная артистка России, актриса Московского цыганского театра «Ромэн». Дети: Тамилла, Петр, Алексей. Внуки: Николай, Михаил, Ольга, Ника, Тамилла. Правнучка – Елена.

Николай Сличенко вырос в большой цыганской семье, где кроме него было еще четверо детей. Его первые впечатления, точнее – потрясения, связаны с войной. Она началась, когда Николаю шел седьмой год. На его глазах немцы расстреляли отца. Отпечаток огромного горя, боли, разрухи, голода, когда рядом умирали люди, остался на всю жизнь. Вскоре после войны семья остановилась в одном из колхозов Воронежской области. Работали все – взрослые и дети, восстанавливали разрушенное войной хозяйство. Здесь Николай впервые услышал о существовании в Москве цыганского театра «Ромэн». Мысль о том, чтобы поступить в труппу, увидеть спектакли этого театра, глубоко запала в сознание. Это была заветная мечта, которая казалась недосягаемой и далекой.

К искусству Николай тянулся всегда, с ранних лет впитав в себя любовь к народной цыганской песне, танцу. Сам неплохо пел, плясал. Во время вечеринок, которые часто устраивались после работы, он не раз слышал в свой адрес: «В театр бы тебе, в “Ромэн”»». И он решился. В 1951 году 16-летнего Николая Сличенко приняли в первый и единственный в мире цыганский театр – «Ромэн», у истоков которого стоял А.В. Луначарский, театр, чьи первые шаги были поддержаны В.И. Качаловым, И.М. Москвиным, Н.П. Хмелевым, А.К. Тарасовой и направлены М.М. Яншиным, руководившим коллективом около 5 лет. Поразительный талант цыганского мальчишки привлек к нему пристальное внимание ведущих мастеров театра, ставшего для него навсегда родной семьей, домом. Театра, где ему предстояло пройти все стадии творческого роста: от артиста вспомогательного состава до главного режиссера и художественного руководителя. Учителями Николая Сличенко и его партнерами по сцене стали выдающиеся актеры старшего поколения: Ляля Черная, М.В. Скворцова, С.И. Андреева, М.И. Черкасова, С.Ф. Шишков, И.И. Ром-Лебедев, В.Ф. Бизев, Н.Г. Нарожный, С.С. Золотарев, И.В. Хрусталев и др. Они были для него эталоном актерского мастерства, беззаветной преданности театру, высокой внутренней культуры, бережного отношения к богатому наследию цыганского народа.

Николай, который в то время был самым младшим в труппе, присутствовал на всех репетициях, на всех спектаклях, участвовал в массовых сценах и очень скоро уже знал наизусть тексты почти всех мужских ролей из репертуара театра. Выходя в народных сценах, он придумывал себе характеры людей, которых изображал, получал несказанное удовольствие оттого, что дышал воздухом театра, и... ждал. Ждал своей большой роли. Помог хрестоматийный театральный случай, правда, им самим же тщательно разработанный и осуществленный при помощи ведущего артиста театра, одного из его учителей, Сергея Федоровича Шишкова. Шишков пользовался большой любовью и уважением в труппе благодаря своему редкому актерскому дарованию, большой человеческой доброте и обаянию.

...В 1952 году театр выезжал со спектаклем «Четыре жениха» по пьесе И. Хрусталева в Загорск (ныне Сергиев Посад). Актеры ехали в автобусе, Николай сидел рядом с Шишковым. Решив, что настало время действовать, он начал уговаривать Сергея Федоровича «заболеть» перед спектаклем. А он играл в спектакле главную роль – Лексы. Герой Шишкова был удивительно чистым в своих поступках человеком, душой окружавшей его компании. Конечно, Сличенко мечтал сыграть такую роль, великолепно выведенную драматургом в этой веселой лирической комедии. И он признался Сергею Федоровичу в своих намерениях. Шишков верил в ученика и не только не отругал его за дерзость, но позволил себя уговорить. Спектакль прошел успешно. Николай не помнил себя от радости, что наконец сбылась его мечта. Роль Лексы в «Четырех женихах» он потом играл долго, а позднее, по мере взросления, сыграл в этом спектакле еще и роль Бади. Этот случай с заменой основного исполнителя в спектакле не прошел бесследно. На Сличенко обратили внимание, в него поверили, и вскоре ему предложили сыграть Дмитрия в драме «Грушенька» по повести Н. Лескова «Очарованный странник», где вместе с ним были заняты ведущие актеры театра Ляля Черная и Иван Ром-Лебедев. Эта роль позволила Сличенко еще больше укрепиться в труппе, его стали вводить в спектакли текущего репертуара. Среди его первых актерских работ в театре был офицер Чанго в спектакле «Сломанный кнут». Так же, как и предыдущие роли, он исполнял ее со всей искренностью и юношеской непосредственностью, полной самоотдачей на сцене. А вскоре Николаю Сличенко доверили роль совсем иного плана – возрастную: он играл дедушку в пьесе «Плясунья» И. Ром-Лебедева. В создании этого образа ему помогли жизненные наблюдения, воспоминания детства и юности.

И все же чем дальше, тем очевиднее становилось, что одного жизненного багажа недостаточно. С небывалой целеустремленностью овладевая основами профессии в театре, Николай Сличенко одновременно постигал общеобразовательные предметы в школе, много читал. Первой полностью самостоятельной работой стала для него роль Василя в спектакле «Цыганка Аза» по пьесе М. Старицкого. Работая над этой ролью, он впервые прошел весь подготовительный период, давший очень много для ее понимания. Сличенко удалось необыкновенно точно передать на сцене характер героя, его чувства, настроение. Такое успешное начало стало основной причиной того, что уже через 4–5 лет работы в театре Николай Сличенко прочно вошел в основной репертуар. Помимо Дмитрия в «Грушеньке» и Чанго в пьесе «Сломанный кнут» он играл в спектаклях «Дочь шатров» (Марко), «Родился я в таборе» (Николай), «Горячая кровь» (Барбаро), «Кабачок “Макрель”» (Яшка-король), «Сын Мадонны» (Дженарино), «Ром Баро» (Иван Кале), «Ты – герой, я – герой» (Ренальдо), «Марианна Пинеда» (Фернандо), «Девчонка из табора» (Коля), «Я – цыганка» (Лацо), «Верность» (Василь), «Человек-волк» (Нандо), «Любовь и смерть» (Ярго), «Сонни и Махиваль» (Махиваль) и во многих других. Всего он сыграл свыше 60 ролей в родном театре, снялся в ряде фильмов, в том числе в картинах «В дождь и солнце», «Мой остров синий», «Николай Сличенко», «Свадьба в Малиновке» и др.

Закономерным на пути подобного творческого расцвета был переход Николая Сличенко к режиссуре: от первых проб в качестве ассистента режиссера некоторых спектаклей до режиссера-постановщика таких этапных для театра «Ромэн» постановок, как «Грушенька» И. Штока по Н. Лескову, «Мы – цыгане» И. Ром-Лебедева и Н. Сличенко, «Непоклонов» Н. Мирошниченко, «Огненные кони» И. Ром-Лебедева, «Братья» З. Тоболкина, «Четыре жениха» И. Хрусталева, «Живой труп» Л. Толстого, «Верность» Г. Кашубы, «Птицам нужно небо» И. Ром-Лебедева, «Графиня-цыганка» П. Градова и др. Николай Сличенко окончил Высшие режиссерские курсы, где его руководителем был народный артист СССР Андрей Александрович Гончаров.

«Мне думается, – размышляет Николай Алексеевич о таком повороте творческой судьбы в своей книге «Родился я в таборе» (1987), – что режиссер начинается не с поступления в институт на режиссерский факультет и даже не с получения диплома о его окончании, а лишь с того момента, когда у него появляются своя тема в искусстве, свое отношение к явлению жизни, свой взгляд на все, что совершается вокруг него».

Тема человека, его назначения стала основной в работе Н. Сличенко как режиссера. Одной из главных тем своего дипломного спектакля «Грушенька» (1973) он видел родство душ цыганского и русского народов. Его волновала социальная и нравственная тема произведения. Сличенко не просто возобновил старую постановку (пьеса ранее уже шла в театре), он создал совершенно новый спектакль, окрасив сценическое повествование о трагической судьбе молодой цыганки Грушеньки в тревожные и романтические тона. Журнал «Театральная жизнь» писал о премьере: «Родилась новая “Грушенька”. И вместе с ней родился новый талантливый режиссер – Николай Сличенко». Так сложилась судьба этого спектакля, что Николаю Сличенко пришлось переиграть в нем все мужские роли, а за роль Голована он был удостоен звания лауреата первой премии «Театральная весна».

В своем втором спектакле – «Ехали цыгане» И. Ром-Лебедева, уже на другом жанровом материале Николай Сличенко продолжает поиски новой эстетики, соединяющей особенности современного театра с чертами традиционного цыганского искусства, его романтическими истоками.

Поистине визитной карточкой театра «Ромэн» стал спектакль «Мы – цыгане», где Н. Сличенко выступает и как автор, и как режиссер-постановщик, и как исполнитель. Если в «Грушеньке» судьбы героев в силу социальной несправедливости рушатся, то в этой своей работе Николай Сличенко хотел показать обретение цыганским народом родины и счастья после долгих скитаний по свету. Так родилась эта пьеса, написанная им совместно с И. Ром-Лебедевым. «Мы – цыгане» – спектакль особенный. Он вобрал в свой сюжет многовековую историю цыган, воспетую гениями литературы и поэзии разных стран, и стал в своем роде народным представлением. Песни, романсы, танцы, стихи, фрагменты из пьес – все слилось здесь в яркий, трогательный рассказ о многовековой судьбе народа вольного, смелого, независимого, живущего по своим, особым законам. Это является главной причиной долголетия спектакля и неослабевающего интереса зрителей к нему. Позднее на Центральном телевидении был снят фильм по этой постановке. И. Ром-Лебедев, писал о спектакле: «”Мы – цыгане” – нечто качественно новое и принципиальное в жизни и творчестве “Ромэна”. И дело не только в том, что необычен, сложен и чрезвычайно ответственен жанр спектакля – “народное зрелище (литературно-музыкальная фантазия)”. Главное, что это театральное представление – пожалуй, первая смелая и во многом удавшаяся попытка философски осмыслить средствами своего искусства судьбу цыганского народа». Судьба спектакля необыкновенна: он был показан во многих странах. Его увидели зрители Японии, Франции, США, Италии, Австрии, Индии, Турции, Югославии. И везде спектакль проходил с неизменным успехом. Подтверждением тому могут служить слова супруги президента Франции г-жи Миттеран, побывавшей на спектакле 9 июня 1988 года во время гастролей театра «Ромэн» в Париже. «Спасибо, огромное спасибо, – сказала она на встрече с труппой театра, – мы провели благодаря вам сегодня чудесный вечер. Это было прекрасно! Спектакль оставляет очень сильное впечатление, и мы всем сердцем почувствовали сегодня историю вашего народа…»

В постановке Н. Сличенко «Непоклонов» по пьесе Н. Мирошниченко современность соединяется с прошлым, производственные проблемы перемежаются с нравственно-этическими, и все вместе складывается в интересный и самобытный музыкально-драматический монолог-спектакль, в центре которого – герой Н. Сличенко (первая премия «Театральной весны»). Именно геолог Непоклонов определяет главный смысл произведения. Его горячий, гордый, беспокойный характер служит основной пружиной развивающегося действия. Таким играет его Н. Сличенко, привнося и тепло, и волнение собственного сердца.

Работая над постановкой пьесы «Огненные кони» И. Ром-Лебедева, Николай Сличенко создал глубоко патриотический спектакль, полный вдохновенной романтики, яркой театральности. В 1981 году он поставил «Братьев» З. Тоболкина (премия Министерства культуры), где органично соединились традиционная искренность, темперамент исполнителей с глубоким драматизмом человеческих судеб.

В 1982 году народная комедия «Четыре жениха» обрела новую жизнь в постановке Николая Сличенко. В разные годы он играл в ней разные роли, а придя в нее как режиссер и создавая партитуру спектакля, расширил традиционную заданность образов. Веселый народный спектакль, ничуть не потерявший при этом своего национального своеобразия, стал апофеозом гуманизма, добра. Следом Н. Сличенко ставит совсем другой спектакль, посвященный тем, кого унесла война, – «Птицам нужно небо» И.И. Ром-Лебедева, в котором доводит действие до звучания трагедии.

Долгие годы Николай Сличенко мечтал сыграть Федора Протасова в пьесе «Живой труп» Л.Н. Толстого. Мечта стала реальностью вдвойне: в 1984 году Н. Сличенко, уже будучи художественным руководителем театра, не только сыграл эту роль, но и осуществил постановку спектакля. Николай Сличенко поставил спектакль как трагический поединок вольной, чистой, благородной души с монолитом рассудочности, размеренности, унылой повседневности, каковые приняты в обществе за эталон «порядочного», «добродетельного», «нравственного» поведения. Сличенко-режиссер поставил эту задачу, Сличенко-актер блестяще ее решил. В роли Протасова, вобравшей весь его сценический опыт, он предстает в совершенно новом для себя амплуа актера-трагика, добивается почти зримого образа духовной красоты своего героя, возвышенности его личности. В спектакле создан образ настоящего цыганского хора той поры. «Не вечерняя» станет авторским рефреном спектакля – темой просветления души героя. Ибо не падением, а восхождением предстает его путь из «высшего общества» на «дно жизни». «Неожиданной новой гранью открывается здесь и Сличенко-актер, и Сличенко-режиссер-постановщик. Начать можно с того, что в трактовке Сличенко образ Феди Протасова словно “очищен” от привычных рефлексий, метаний, самоуничижения. Это – человек, уже сделавший свой выбор, внутренне свободный. Даже в падении он не жалок. И наконец, финал, внутренне как бы закольцованный с первым появлением Протасова. Цыгане поднимают тело и на руках возносят его над сценой, над толпой обывателей. Федя возвращается к ним, цыганам. Туда, где воля. Теперь уже навсегда…» (М. Коровин).

Помимо названных спектаклей Николай Сличенко поставил на сцене театра «Кровь земли» А. Поддубного, «Таборные игры» Н. Сличенко и А. Кравцова (по мотивам пьесы Р. Гершгорина «Римские игры») и др. Постановки Н. Сличенко выходят далеко за рамки рассказа о чисто цыганской жизни. Они трактуют проблемы, касающиеся каждого современного человека. И при этом сохраняют самую дорогую особенность коллектива – умение нести в зал нравственный заряд большой эмоциональной заразительности.

Особое место в творческой судьбе Николая Сличенко принадлежит песне. С ней связана вся его жизнь. В театре, в кино, на эстраде... С тех самых пор, когда еще в детстве вечерами у костра он слушал замечательные цыганские песни, да и не только цыганские – это были и русские, и украинские, и белорусские народные песни.

Увлечение эстрадой началось в театре. Сличенко часто приглашали выступать в концертах. В 1962 году он поехал с группой эстрадных артистов в Рязань. Здесь, на родине Есенина, он начал репетировать «Письмо матери»... Зрители удивительно глубоко приняли песню, тонко почувствовав ее задушевность, теплоту и грусть. На глазах многих были слезы. «Это меня буквально потрясло, – вспоминает Николай Алексеевич. – После памятного концерта я впервые всерьез задумался о своей дальнейшей работе на эстраде, о репертуаре, об ответственности артиста, выступающего с песней перед широкой аудиторией». Один из концертов посетила племянница композитора Липатова, который написал музыку романса. Впоследствии она подарила Сличенко поблекшую фотографию давних лет, на которой было написано: «Он писал для Есенина, Есенин писал для него, но первый и единственный, кто исполнил это так, как хотели они оба, – Николай Алексеевич Сличенко. На память ему». Вскоре Сличенко стали приглашать на радио, телевидение, а через 2 года он выехал в свою первую зарубежную поездку во Францию с Московским мюзик-холлом. «…Он красив – то полон буйной страсти, то сдержан, – словом, настоящий цыган из легенды», – писал о Николае Сличенко известный французский критик.

Есть удивительная особенность таланта – его многогранность. Проявляя активно в каком-либо виде творческой деятельности способности и духовные силы, одаренный человек вместе с тем оказывается, как правило, одаренным и во многих других. Именно таков Николай Сличенко – актер, певец, режиссер, популярность которого огромна. Николай Сличенко сегодня по праву один из тех замечательных мастеров сцены, имеющих действительно общенародную популярность. Для миллионов слушателей он – олицетворение цыганского народа, его огня, его страсти, олицетворение самой его души. «Имя Николая Сличенко вызывает чувство мучительно-сладкой ностальгии. Сладкой, потому что к горлу подкатывает тот самый “восторг души”, восхищение самобытнейшим талантом и благодарность за безоглядную щедрость, с которой этот талант дарится людям…» (В. Звездова, «Нижегородские новости»). Подлинным чудом артистизма можно назвать и то, что одним лишь движением руки и даже одним взглядом он может заставить огромный зал увидеть огненную цыганскую пляску. Поэтому, наверное, в одном из лучших спектаклей театра «Ромэн» – «Мы – цыгане» его исполнение роли поющего цыгана воспринимается не только как эпизоды, основанные на цыганском фольклоре, но и как апофеоз подлинно народного зрелища. Каждая песня в исполнении Николая Сличенко – маленький спектакль, вмещающий в себя человеческую судьбу или какое-то законченное событие. Как певец в высшем значении этого слова, он способен по-своему оригинально и глубоко интерпретировать песню любого народа, постичь ее тайну, заразить ею слушателя.

В чем же секрет его вечной молодости? Щедро отдавая себя, он получает огромную энергию любви и добра от благодарных зрителей. При этом Николай Сличенко – очень скромный человек, ничуть не обремененный славой, прекрасный семьянин. Бог наградил его не только добрейшей, мудрой матерью, но и такой же женой. Тамилла Агамирова – жена, мать, актриса, соратница, вернейший друг, соединяет в себе высшие достоинства женщины. «Она – моя вечная муза и ангел-хранитель», – говорит Николай Алексеевич.

4 декабря 1998 года на Площади звезд в Москве заложена именная звезда Николая Сличенко. Пресса так писала об этом событии: «Чествование артиста, добившегося поистине сказочного успеха – установления памятника при жизни, – это одновременно и праздник всех цыган: Москвы, России, всего мира… Это самый большой успех цыганского артиста за 225-летнюю историю цыганского музыкального исполнительства, цыганской эстрады в России».

Н.А. Сличенко – не только яркий актер, режиссер, исполнитель, но и замечательный педагог. Заботясь о завтрашнем дне цыганского театра, он создал на базе Музыкального училища имени Гнесиных специальную студию для подготовки профессиональных кадров для театра «Ромэн». Поиски талантливой молодежи для этой студии шли по всей стране. В октябре 1978 года студия начала свою жизнь, а в июне 1982 года ее выпускники влились в состав труппы театра «Ромэн». Сегодня все они ярко, интересно, перспективно заявили о себе и заняты практически во всех спектаклях текущего репертуара в ответственных ролях.

Н.А. Сличенко – народный артист СССР, лауреат Государственной премии СССР (1987), премии Москвы, академик Международной академии театра (2001), Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка (2001), профессор. Николай Алексеевич награжден орденами Дружбы народов и «За заслуги перед Отечеством» IV степени. Именем Николая Сличенко названа звезда в созвездии Тельца.

Сегодня бессменный директор и художественный руководитель знаменитого цыганского театра «Ромэн» – единственного цыганского театра в мире – Николай Алексеевич Сличенко живет и работает в Москве.

vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона