Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Тексты песен

Тексты песен, стихи

Всего песен: 29918

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  

Устами народа

Слова песен, начинающиеся на «Э»

1  2   3 
  1. Эй, Жора, подержи мой макинтош! (4 вариант)
  2. Эй, ковбой, что с тобой
  3. Эй, ухнем
  4. Эй, ямщик, гони-ка к "Яру", (Сл. Б. Андржиевский/муз. А. Юрьев)
  5. Экзорцист (изгоняющий дьявола) (автор Валентин Михайлин)
  6. Экипаж — одна семья (Сл. Ю. Погорельского)
  7. Экой мальчик, экой бравой
  8. Экономьте, граждане
  9. Экспресс полярный звал меня гудками
  10. Элегия (Максимилиан Этрусский )
  11. Электрик (автор Виктор Байрак)
  12. Этап
  13. Этап на Север (5 вариант)
  14. Этап на Север - срока огромные (2 вариант)
  15. Этап на Север - срока огромные (3 вариант)
  16. Этап на Север - срока огромные (4 вариант)
  17. Этап на Север, срока огромные
  18. Эти бедные селенья (сл. Ф. Тютчев)
  19. Эти жёсткие нары (Мухин А. )
  20. Это было в городе Одесса (2-й вариант)

Элегия
(Максимилиан Этрусский )

Послан когда-то я был государем в Восточную Землю
Мир и союз заключить, трижды желанный для всех.
Но между тем, как слагал я для царства условия мира,
Вспыхнула злая война в недрах души у меня,
Ибо поймала меня, потомка этрусского рода,
В сети девица одна греческим нравом своим.
Ловко делая вид, что она влюблена в меня страстно,
Этим пленила она: страстно влюбился я сам,
Часто ко мне под окно она по ночам приходила:
Сладко, невнятно звучал греческих песен напев.
Слёзы лились, бледнело лицо, со стоном, со вздохом,
Даже представить нельзя, как изнывала она.
Жалко мне стало смотреть на муки несчастной влюблённой,
И оттого-то теперь жалок, несчастен я сам.
Эта девица была красива лицом и пристойна,
Ярко горели глаза, был изощрён её ум.
Пальцы и те у неё говорили, и лира звенела,
Вторя искусной руке, и сочинялись стихи.
Я перед нею немел и, казалось, лишался рассудка,
Словно напевом сирен заворожённый Улисс.
И как Улисс, ослеплен, я нёсся на скалы и мели,
Ибо не мог одолеть мощи любовных искусств.
Как рассказать мне о том, как умело она танцевала
И вызывала хвалу каждым движением ног?
Стройно вились над лбом завитками несчётными кудри
И ниспадали волной, белую шею прикрыв.
Воспламеняли мой взгляд упруго стоявшие груди -
Каждую можно прикрыть было ладошкой одной.
Дух трепетал при виде одном её крепкого стана,
Или изгиба боков, или крутого бедра.
Ах, как хотелось мне сжать в объятиях нежное тело
Стиснуть его и сдавить, так, чтобы хруст по костям,
"Нет! - кричала она, - ты руками мне делаешь больно,
Слишком ты тяжко налёг: так я тебя не сдержу!"
Тут-то я и застыл, и жар мои кости покинул,
И от большого стыда жилы ослабли мои.
Так молоко, обращаясь в творог, истекает отстоем,
Вот как я пал во прах - незнакомый с уловками греков,
Вот как пал я, старик, в этрусской своей простоте.
Хитростью Троя взята, хоть и был ей защитою Гектор,-
Ну а меня, старика, хитростью как не свалить?!
Службу, что вверена мне, я оставил в своём небреженье,
Службе предавшись твоей, о жесточайший Амур!
Но не укор для меня, что такою я раною ранен -
Сам Юпитер, и тот в этом огне пламенел.
Первая ночь протекла, отслужил я Венерину службу,
Хоть и была тяжела служба для старческих лет.
А на вторую, увы, меня покинули силы,
Жар мой угас, и опять стал я и слаб и убог.
Так, но подруга моя, законной требуя дани,
Не отставала, твердя: "Долг на тебе, - так плати!"
Ах, оставался я глух и к стонам, и к нежным упрёкам:
Уж чего нет, того нет - спорить с природой негоже.
Я и краснел, цепенел, я не мог шевельнуться -
Стыд оковал меня, страх тяжестью лёг на любовь.
Тщетно ласкала она моё охладевшее тело,
Тщетно касаньем руки к жизни пыталась воззвать:
Пальцы её не могли возбудить того, что застыло -
Холоден был я как лёд в самом горниле огня.
"О! - восклицала она, - неужели разлучница злая
Выпила всю у тебя силу для сладостных битв?"
Я отвечал ей, что нет, что сам я казнюсь, угрызаясь,
Но не могу превозмочь сладостью скорбь моих мышц.
"Нет, не пытайся меня обмануть! - возражает подруга,
Знай: хоть Амур и слепой, тысячи глаз у него.
Не береги своих сил, отдавайся игре вожделенной,
Мерзкую скорбь изгони, к радости сердце стреми!
Знаю: под гнётом забот тупеют телесные чувства,
Сбрось же заботы на миг: будешь сильней и бодрей!"

Я же всем телом нагим разметавшись на ложе любовном,
В горьких, горючих слезах, вот что промолвил в ответ:
"Ах, злополучнейший я! Я должен признаться в бессилье,
Чтоб не казалось тебе, будто я мало люблю!
Не заслужило моё вожделенье твоих порицаний -
Нет, только немощь моя наших несчастий виной.
Вот пред тобою оружье моё, заржавелое праздно -
Верный служитель, тебе в дар я его приношу.
Сделай, что в силах твоих, - вверяю тебе беззаветно:
Если ты любишь меня, сможешь ты сладить с врагом".
Тут подруга моя, вспомнив все ухищрения греков,
Ринулась - жаром своим тело моё оживить.
Но, увидав, что предмет любви её мёртв безвозвратно
И не способен восстать к жизни под бременем лет,
С ложа вскочила она, и бросилась снова на ложе,
И об утрате своей так зарыдала, стеня:
"Труженик нашей любви, отрада моя и опора,
Лучший свидетель и друг праздничной нашей поры,
Ах, достанет ли слёз оплакать твоё униженье,
Песню сложу ли, твоих славных достойную дел?
Изнемогающей, мне так часто спешил ты на помощь,
Огнь, снедавший меня, в сладость умел превратить.
Ночь напролёт на ложе моём, мой лучший блюститель,
Верно делил ты со мной счастье и горе моё.
Наших полуночных служб неусыпный, надёжный участник,
Свято хранил ты от всех тайны, что ведомы нам.
Ах, куда же твоя расточилася жаркая сила,
Сила ударов твоих, ранивших сладко меня?
Ныне ты праздно лежишь, совсем не такой, как когда-то,-
Сникнув, опав, побледнев, ныне ты праздно лежишь.
Не утешают тебя ни игривые речи, ни ласки,
А ведь когда-то они так веселили тебя!
Да, это день похорон: о тебе, как о мёртвом, я плачу -
Тот, кто бессилен вершить долг свой, тот истинно мёртв".

Этому плачу в ответ, и жалобам тяжким и стонам
Так я, однако, сказал, колкость смешав и упрёк:
"Женщина, слёзы ты льёшь о моём о бессильном оружье -
Верно, тебе а не мне, эта утрата больней!
Что ж, ступай себе прочь, дели со счастливцами счастье:
Много дано вам услад: ты в них хороший знаток".
В ярости мне отвечает она: "Ничего ты не понял!
Дело сейчас не во мне - мир в беспорядок пришёл!
Тот, о ком я кричу, он рождает людей и животных,
Птиц и всякую тварь - всё, что под солнцем живёт.
Тот, о ком я кричу, сопрягает два пола в союзе -
Нет без него ни жён, ни матерей, ни отцов.
Тот, о ком я кричу, две души сливает в едину
И поселяет её в двух нераздельных телах.
Ежели этого нет - красота не утеха для женщин,
Ежели этого нет - сила мужчин ни к чему.
Ежели этот предмет не дороже нам чистого злата -
Вся наша жизнь есть тщета и смертоносная ложь.
Ты - и веры залог, и тайны надёжной хранитель,
Ты - драгоценнейший клад, всякого блага исток.
Всё на земле, всё покорно тебе, что высоко и низко:
Скипетры великих держав ниц пред тобой склонены.
Не тяжела твоя власть, но радостна всем, кто подвластен:
Лучше нам раны и боль, нежель немилость твоя.
Мудрость сама, что над миром царит, размеряя порядок,
Не посягает ни в чём на достоянья твои.
Дева, ложась под удары твои, тебя прославляет:
Ей, пронзённой тобой, сладостно кровью истечь.
Слёзы глотая, смеётся она раздирающей боли,
Рада над телом своим видеть твоё торжество.
Ты же гнушаешься всем, что скудно, бессильно и вяло:
Даже и в нежной игре мужества требуешь ты.
Служат тебе и разум людской и мышцы людские,
Самой зло, и оно власти покорно твоей.
Тщетно тебя одолеть враждебные силятся силы -
Труд, холода и дожди, ссоры, коварство и гнев.
Нет - и жестокому ты укрощаешь душу тирану,
И окровавленный Марс кроток становится вновь.
Нет - и когда сокрушил гигантов Юпитер Перуном,
Ты из казнящей руки ласково вынул Перун.
Нет - пред тобою и тигр признает владычество страсти,
Пред тобою и лев станет и нежен, и мил.
Мощь необорна твоя, и милость твоя несравненна -
Сладко с тобой победить, сладко тебе уступить.
Даже в бессилье своём ты вновь исполняешься силой
Снова готов побеждать, снова готов уступать.
Ярость твоя коротка, а нега твоя бесконечна,
Смерть свою духом поправ, вновь оживаешь и вновь",-
Это сказав, удалилась она, пресытившись скорбью,
Я же остался лежать, словно мертвец, на одре...
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона