Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Тексты песен

Тексты песен, стихи

Всего песен: 29918

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  

Сергей Кухтов

 1   2   3  4  5 
  1. Про Ваську Червякова и ржавые болты
  2. Про Кощея
  3. Про стрельцов
  4. Про шпионов
  5. Протокол оперативного совещания
  6. Протокол оперативного совещания №3
  7. Протоколы
  8. Пушкин
  9. Пять бутылок
  10. Ревизор
  11. С годами нам приходится всё чаще
  12. С Новым годом!
  13. Серёга Стукачёв
  14. Слежка
  15. Слухи
  16. Снег идёт
  17. Сон
  18. Стал бы я министром
  19. Старшина Петров
  20. Строевой смотр

Про шпионов
(сказка для сотрудников милиции)

Слова: С. Г. Кухтов
Исп.: Сергей Кухтов

Часть 1. БОГДАН

"Николаю  от Богдана:
Я на месте, всё по плану", -
Так радировал начальству
	иностранный резидент.
Он пробрался к нам в подлодке
Замороженный в селёдке
И в подсобке гастронома
	разморозился в момент.
А потом неслышно вышел,
Притворившись серой мышью,
Так, что сторож дядя Миша
	не заметил с пьяных глаз,
И с фальшивым личным делом
Появился в горотделе
И обычным участковым
	он работает у нас.
Знать врагу зачем-то нужно,
Как мы тут живём и служим,
Был для этого придуман
	хитроумный дерзкий план
По внедрению агента -
Прощелыги-резидента
Под фамилией Богданов
	и под именем Богдан.
Он - разведчик хитрый, ловкий,
А в процессе подготовки
За основу взята книжка
	"Дядя Стёпа - постовой",
И добавили агенту
Украинского акценту:
Мол, приехал с Украины,
	в общем, парень - в доску свой!
Наши "кадры" прозевали:
Утвердили, форму дали,
Не проверили, как надо,
	и буквально с первых дней
Потихоньку стал Богданов
Отказные матерьялы
Воровать и тайно править
	по методике своей.
Чтоб потом прокуратура
С участковых драла шкуру,
Отменяла, возбуждала
	и громила в пух и прах,
Чтоб навеки испарилась
Вера в честь и справедливость,
А в мозгах чтоб поселились
	смута, паника и страх.
И ещё пускал он слухи,
Что помрём мы с голодухи,
Потому, что перестанут
	нам зарплату выдавать,
А лихие командиры
Наши деньги растранжирят,
И пора уже всем миром
	топоры и вилы брать!
Но прошло всего полгода,
Дух российского народа
Иностранному агенту
	поубавил прыть и пыл:
Рейды, праздники, наряды
И работа до упаду
Так достали резидента,
	что он родину забыл.
А потом пошло веселье:
Юбилеи, дни рожденья,
Обмывание погонов,
	День Победы, Новый год,
И уже из Центра пишут:
"Почему на связь не вышел,
И работа резидента
	результатов не дает?!"
"Николай - тире - Богдану: 
Вы просили три стакана,
Но, напомню, в нашем плане
	о посуде пунктов нет!"
Враг не понял, что Богдану
Для того нужны стаканы,
Чтобы ими, как в приказе,
	оснащён был кабинет.

Часть 2. МАКСИМ.
 
Чтобы срочно всё поправить,
"Николай" решил направить
К нам другого резидента:
	он моложе, полон сил,
И с отличием окончил
Разведшколу, между прочим,
Под фамилией Максимов
	и под именем Максим.
Он пробрался к нам по плану,
Точно также как Богданов,
И инспектора по кадрам
	шоколадкой угостил,
Участковым стал он тоже,
Чтоб Богдана уничтожить
И исправить те ошибки,
	что товарищ допустил.
Только вдруг возникла сложность:
За полученную должность
Мы заставили Максима
	в кабинете стол накрыть -
Так уж принято в России,
И врагу нас не осилить,
И традиции святые 
	никому не отменить! 
И тогда в разгар банкета
Очень ловко, незаметно
Всыпал он в стакан Богдана
	неизвестный сильный яд.
Враг не знал, что наша водка
В сочетании с селёдкой
И разбавленная пивом
	расщепляет всё подряд.
И поэтому Богданов
Содержимое стакана
Выпил, даже не скривившись,
	и добавить предложил,
А Максимов от досады
Всыпал все запасы яда,
Даже сам отпил немного,
	но, увы, остался жив. 
После этой неудачи
Он повёл себя иначе:
У него от нашей водки
	закружилась голова,
Он напился в стельку пьяным,
Целоваться стал с Богданом
И шептал ему на ухо
	неприличные слова.
После этого Максимов
Стал плеваться апельсином,
Говорил, что за границей
	всё вкусней и красивей,
На столе устроил танцы,
Называл себя засланцем,
А потом в слезах поведал
	нам о миссии своей.
Откусив кусок стакана,
Указал он на Богдана,
Мол, смотрите, этот тоже
	иностранный резидент,
Но Богдан совсем не кстати
Отдыхал лицом в салате,
Мы не верили, смеялись,
	так закончился банкет.
Утром, как бывает часто,
Доложили всё начальству
И начальник, сдвинув брови,
	возмутился: "Что за бред?!
Ошалели от безделья
И от вечного похмелья?!
Запретить всем выходные,
	перерывы на обед!"
"Николаю от Максима:
Весь мой яд потрачен мимо,
Я возможности лишился
	план шпионский исполнять.
У меня другие планы:
По бандитам, хулиганам,
Днём и ночью я обязан
	преступленья раскрывать!"

Часть 3. ГРУППА РОДИОНА.

Иностранная разведка,
Что вообще бывает редко,
Получила в этом деле
	неожиданный провал.
Даже в прессе написали,
Что лишён своих медалей
И разжалован в сержанты
	очень важный генерал.
Чтоб поставить в деле точку,
Из отставки вызван срочно
Лучший мастер школы "нинзя"
	Родионов Родион.
Тут же в случае удачи
Обещали ему дачу
И российскими рублями 
	обещали миллион.
По сравнению с Богданом
Он за дело взялся рьяно:
Под диктант из русских матов
	три тетрадки исписал,
Научился играм в карты,
Но без лишнего азарта,
И ещё под балалайку
	он "цыганочку" плясал.
Он решил весьма неглупо,
Что работать нужно группой,
В одиночку "облажались"
	и Максимов и Богдан,
И поэтому он лично
Подготовил на "отлично"
Шаолиньского монаха
	и назвал его "Роман".
Он метал ножи и вилки,
Бил об голову бутылки,
Но нередко путал буквы -
	иероглифы вставлял.
А ещё себе в подмогу
Взяли некого Серёгу,
Но о нём никто не слышал
	и о нём никто не знал.

Часть 4. ДЯДЯ МИША.

Мой придирчивый читатель,
Этой книжки обладатель
Может быть, уже надумал
	мне задать вопрос ребром:
"Как там сторож дядя Миша?
Как живёт и чем он дышит?
Как и прежде охраняет
	злополучный гастроном?"
В гастрономе - недостача,
Шеф ревизию назначил:
Нет мороженной селёдки
	целых двести килограмм!
Необычная пропажа.
Заявление о краже
На одном листке по почте	
	в горотдел прислали нам.
Я не знаю, как в столице,
Мы ж не можем без традиций.
Так, в эпоху перестройки
	был придуман лёгкий путь:
Всё, что почтой получают,
Участковым поручают,
Эти - дело не возбудят,
	а откажут как-нибудь!
Вот однажды, как ни странно,
В гастроном пришёл Богданов,
Что б на месте разобраться,
	кто похитил, кто унёс,
Но при этом помнил чётко,
Как в мороженной селёдке
В этом самом гастрономе
	сам оттаял и уполз.
Опросил он дядю Мишу,
Что живут в подсобке мыши,
И огрызок от селёдки
	обнаружил за стеной,
Значит, рыбу мыши съели.
И почти через неделю
Он красиво и толково
	напечатал отказной.
Ночью сторож дядя Миша
На работу трезвым вышел,
И хотя он был с похмелья
	и немного нездоров,
Ни хлебнув ни грамма водки,
Сел в подсобке на селёдку,
Стал стеречь её, заразу,
	от мышей и от воров.
Спать хотелось с непривычки,
Хоть вставляй под веки спички,
И уже в двенадцать ночи
	дядя Миша задремал,
И приснилось дяде Мише,
Что его связали мыши
И, как дохлую селёдку,
	утащили в свой подвал.
Дядя Миша встрепенулся,
Сплюнул, матерно ругнулся,
На часах в торговом зале
	засветилась цифра "три",
Вдруг в углу из рыбной кучи
Кто-то мокрый и вонючий
Выполз, сбросил рыбью кожу
	и направился к двери.
Бедный сторож вспомнил кадры
Из кино про Ихтиандра,
И когда ещё два тела
	показались перед ним,
Одного ударил шваброй,
А второго взял за жабры
И связал его верёвкой,
	хоть он скользкий, как налим.
А потом, уже под утро,
Прилетела опергруппа,
Для простого протокола		
	не хватило даже слов:
Перевёрнуты витрины
И везде по магазину
Неприятный резкий запах
	от селёдочных голов.
Бравый сторож дядя Миша
Из подсобки гордо вышел,
Чтобы встретить опергруппу
	у распахнутых дверей,
Приволок с собой за ногу
Полумёртвого Серёгу,
Остальные убежали,
	оказались пошустрей.
Дядю Мишу похвалили,
Быстро дело возбудили,
Подсчитали все убытки
	до последнего гроша,
А Серёгу отходили,
В ИВС определили
За разбитые витрины
	и попытку грабежа.

Часть 5. СЕРЁГА

Так случилось, что не стало
Резидентского канала,
Хитрый враг свернул надолго
	сети-щупальца свои,
Мы, конечно же, не знали,
Дружно отрапортовали,
И зачтён грабёж раскрытый
	за инспектором ГАИ.
Может быть, не всем известно,
Что в милиции есть место,
Где содержат арестантов
	под "казённый интерес",
И зовут его недаром
То "кутузкой", то "подвалом",
Но для всех официально
	 это место - ИВС.
Там в уютной "одиночке"
Под охраной днём и ночью
Отдыхал шпион Серёга
	как бандит и хулиган,
И Серёгу то и дело
Опера из всех отделов
Посещали "для беседы",
	ведь у них есть тоже план. 
Началось с вопросов лёгких:
"Был судим? За что и сколько?"
Но Сергей свою "легенду"
	повторял как "Отче наш":
- На Тамбовщине родился,
В академии учился,
Там работал участковым,
	но прервал на время стаж.
Прочитал в одной газетке
Интересную заметку,
Как у вас для участковых
	настоящий создан рай.
Как приехал, точно помню,
Но очнулся в гастрономе -
Может быть плохого пива
	где-то выпил невзначай".
Но ему никто не верил,
Раскрывались с лязгом двери,
И к Серёге в "одиночку"
	заходили опера,
Чтоб сознался в разных кражах
И ещё сознался даже
В двух убийствах и разбое,
	что заявлены вчера.
Он молчал, и стало ясно:
Все усилия напрасны,
И тогда к Серёге на ночь
	подсадили двух БОМЖей,
И от вони нестерпимой
Так к утру его стошнило,
Что шпион решил сознаться
	и не только в грабеже.
Он потребовал сначала
Из разведки генерала,
Но когда подбросил кто-то
	пару штопаных носков,
Дознавателю признался,
Как с заданием пробрался,
Что он - кадровый разведчик,
	и сотрудничать готов.
Ниоткуда, словно в сказке,
Появились люди в штатском,
Взяли за руки Серёгу,
	увезли к себе в отдел,
И уже через неделю
Лейтенант Сергей Сергеев
Был зачислен к нам на службу
Участковым, как хотел.
Он прижился в горотделе,
Кто он есть на самом деле,
В нашем дружном коллективе
	так никто и не узнал,
И смотрел он как-то странно
На Максима и Богдана
И какие-то открытки 
	тёте в Цюрих посылал.
"Николаю - от Сергея:
Я залёг на дно на время,
Потому, что неизвестно
	где Роман и Родион,
Я пока на стажировке,
Изучаю обстановку,
Чтоб никто не догадался,
	что я вражеский шпион".

Часть 6. СЕРЁГА И Я.

Время шло, и понемногу
Подружился я с Серёгой,
Он зазря не лез из шкуры
	и со всеми мирно жил,
И однажды по секрету
Рассказал он мне всё это,
Ну а я, как мог, стихами
	на бумаге изложил.
Рассказал Серёга, что он
Был Россией завербован,
Водит за нос три разведки,
	в том числе и ЦРУ,
И во что бы то ни стало
Родиона и Романа
Нужно срочно обезвредить
	и начать свою игру.
Что касается Богдана
И Максима-хулигана -
Их приказано не трогать,
	пусть работают пока.
Нам от них  вреда не будет,
Потому, что "наши люди"
Их надёжно опекают
	и следят издалека.
Я серьёзно испугался:
И зачем же с ним связался?!
Уж какое тут веселье,
	если шкура дорога,
Строят козни и препоны
Террористы и шпионы, 
Ощущаю постоянно
	чувство близости врага!
Я решил: бороться нужно,
Стал опаздывать на службу,
По дороге проверяя
	нет ли слежки за спиной.
Показатели упали,
И уже всё чаще стали
Командиры разных рангов	
	издеваться надо мной:
"Вот бездельник, участковый!
Не составил протоколов,
По раскрытым преступленьям
	план не выполнил сполна!"
Ну не мог же я ответить,
Что за Родину в ответе,
Государственную тайну
	мне доверила она!
Как-то раз из главка сверху
К нам прислали для проверки
Двух каких-то офицеров,
	прежде их никто не знал,
И давай они копаться
И дотошно разбираться,
Почему не выполняем,
	что министр приказал.
В бок меня толкнул Сергеев:
"Слышь, давай-ка их проверим,
Что-то мне сдается, это -
	Родионов и Роман!
Изменили внешность, гады,
Им конечно очень надо
Всё разведать и разнюхать,
	так гласит шпионский план. 
Жди, как только эти двое 
Поравняются с тобою,
Громко крикни по-немецки:
	"Ахтунг, ахтунг, хэндэ хох!"
Если руки вверх поднимут,
Я на них петлю накину,
Значит точно - иностранцы,
	мы застанем их врасплох!"
Так и вышло. Мы с Серёгой
В горотделе у порога
Ждём отъезда гастролёров,
	притаились и стоим.
И когда все вышли разом,
Я изрёк, как немец, фразу,
Но подняли руки кверху
	лишь Богданов и Максим.
В общем, фокус не удался,
Надо мной народ смеялся,
Всё же я успел заметить,
	как, садясь в автомобиль,
Проверяющие эти
Хохотали, словно дети,
И один сказал другому:
	"Здесь тебе не Шаолинь!"
В выходной, с собой взяв пива,
Мы на явочной квартире
Тайно встретились с Сергеем,
	чтобы вместе обсудить
Милицейские проблемы
И ещё такую тему:
Как шпионов обезвредить
	и, вообще, как дальше жить.
Он сказал, что "наши люди"
В министерстве скоро будут,
Там уже не раз кричали
	по-немецки "Руки вверх!"
Поднимали, как ни странно,
Руки кверху генералы!
Вот где логово шпионов,
	вот причина козней всех!
И ещё сказал Серёга:
"Нас ведут не той дорогой,
Нас умышленно шпионы
	натравили на народ
И спускают сверху планы
По бандитам, хулиганам,
Им поставлена задача:
	всех уволить через год!" 

Часть 6. ЭПИЛОГ.

Здесь я вынужден прерваться -
Слышу: в дверь ко мне стучатся!
Видно, стал я костью в горле
	обнаглевшему врагу!
Спрячу в тряпках под тахтою
Всё написанное мною,
Потому что столько много
	съесть бумаги не смогу.
Мой придирчивый читатель!
Этой книжки обладатель!
Если ты её читаешь,
	значит я ещё живой,
Значит я, ни в чём не каясь,
Со шпионами сражаюсь
И, подобно Дон Кихоту,
	вызываю их на бой! 


P.S.
Все совпадения с именами, фамилиями, 
званиями и должностями являются случайными, 
и автор за это ответственности не несёт! 

vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама



Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона