Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » «Я вспоминаю старину...»

«Я вспоминаю старину...»

Общеизвестно, что блатные песни можно классифицировать по жанрам и направлениям. Хотя это не эстрада, не рок и, тем более, не попса. Однако каждая «арестантская» песня представляет собой оригинальное музыкальное произведение, отражающее определенный пласт времени и уголовной культуры.

Вероятно, потому-то и появился у нас особый жанр - русский шансон. И среди множества блатных произведений без особого труда можно вычленить солидный массив песен, которые с полным основанием можно назвать «хулиганскими».

«ЧИСТО П0-ХУЛИГАНКЕ»

Хулиганы во все времена составляли особый и специфический пласт уголовного мира. Хулиганство не является корыстным преступлением и представляет собой правонарушение, посягающее на общественный порядок и общественную безопасность. Таким образом, личное обогащение для хулигана - дело десятое, и в первую очередь ему необходимо покуражиться над своей жертвой, продемонстрировать свою власть, основанную исключительно на наглости и грубой физической силе.

Первый раз взлет хулиганства был зафиксирован в России в 20-х годах прошлого века, сразу же после окончания Гражданской войны.

Уличная шпана тогда буквально терроризировала горожан - жителей больших городов. Основной костяк хулиганских банд составляли малоквалифицированные заводские рабочие, ученики ремесленных мастерских, а также некоторое количество юношей из семей среднего класса. В уголовной среде хулиганов называли «бакланами» - за вздорный и неуживчивый характер, неумение вести себя в коллективе.

Но жили «бакланы» весело. Милиция старалась обходить стороной буйную молодежь. Нравы тогдашней шпаны не слишком отличались от нынешней. Существовало строгое деление территории на сферы влияния. В крупных городах в каждом районе имелась своя хулиганская группировка. Основными центрами гопничества и хулиганки были южные города - Одесса и Ростов-на-Дону.

«НА НАРЫ, НА НАРЫ, НА НАРЫ!»

Именно тогда появились и новые хулиганские песни, которые исполнялись вечером во дворе, в парке на скамейке, под аккомпанемент баяна. Некоторые из них скоро превратились в «дворовую классику», быстро распространявшуюся по всей стране. К их числу, несомненно, принадлежит песня «Я вспоминаю старину», ставшая настоящим блатным хитом. Исследователи шансона полагают, что написана она неизвестным автором в конце 1920-х годов в «Ростове-папе», который тогда усиленно соперничал с «Одессой-мамой» в поиске криминальной славы.

Ростовская шпана, конечно, по калибру сильно отставала от одесских «жоржиков», но отличалась повышенной агрессивностью и задором. Об их веселой жизни и повествует песня.

При анализе ее куплетов сразу обращает на себя внимание следующий важный момент. Главный герой песни попал за решетку, совершив изнасилование. Причем это была его первая ходка. Вот, как об этом говорится в песне:

Я вспоминаю старину -
Как первый раз попал в тюрьму
На нары, на нары, на нары!
    Меня сгубили заодно:
    Гитара, карты и вино,
    И шмары, и шмары, и шмары!

Однако в местах лишения свободы герой песни не подвергался никакой обструкции или дискриминации со стороны других осужденных. Его не «опустили» и не «отпетушили». Более того, в северном лагере он чувствовал себя свободно и вольготно. Этот факт еще раз подчеркивает, что песня была написана в довоенный период, когда половые преступления в уголовной среде не считались делом позорным. За такие преступления, как считают криминалисты, стали «наказывать членом» только с середины 1960-х годов.

Ну, а тогда «бакланы» и насильники чувствовали себя в зоне вполне комфортно. Чувствуется, что они даже вступали в пререкания с лагерной администрацией и отказывались «...чистить картошку задаром». По всей видимости, в лагере этим делом занимались «бытовики» и «политические».

Отсидев срок, герой песни возвратился домой. При этом ему не досталось места в вагоне поезда, и несколько перегонов он прошел пешком по шпалам. Ситуация, кстати, вполне реальная, так как в довоенный период поезда на севере ходили редко.

Дома освободившегося зека родные встретили не очень приветливо. Видимо, он очень сильно надоел родственникам своим вздорным характером. Герой песни решил расслабиться от такого стресса и вновь попал в неприятную историю.

В магазине, где продают «спиртное и чайное», он столкнулся с сотрудником милиции, переодетым в гражданскую одежду. Похоже, что конфликт возник на пустом месте, типа кто без очереди возьмет себе пол-литра беленькой. Милиционер задержал наглого хулигана и доставил в отделение. А там выяснилось, что герой песни, не отличающийся большим интеллектом, ходил по родному городу в ворованном пиджаке и ворованных «шкарах» - легких летних туфлях. За воровство он получил очередной срок и вновь очутился «на северах».

Чувствуется, что неизвестный автор песни обладал отменным чувством юмора и, выражаясь современным языком, просто прикапывался над своим незадачливым героем и ситуациями, в которые тот попадал исключительно по собственной глупости.

ДЕЛО ВКУСА

А теперь следует сказать несколько слов о музыкальной стороне песни. Характерно, что ее мелодия сохранилась практически в первоначальном виде. И это притом, что изменение музыкальных вкусов публики с конца 1920-х годов происходило непрерывно и многократно. Правда, произошла небольшая аранжировка песни под гитару, которая стремительно набирала популярность среди приблатненной молодежи.

Музыкальный ритм песни стал более жестким, быстрым. Под такую мелодию можно было не только петь, но и танцевать. Появились и различные вариации текста песни. В нее добавлялись новые куплеты, количество которых, по подсчетам музыкальных коллекционеров, доходило до двадцати. Песня не имела припева, и в качестве его использовалась последняя строчка каждого куплета, которая повторялись дважды.

Одним из первых популярных исполнителей этой песни стал легендарный советский певец Леонид Утесов. На официальных концертах, конечно, он блатняк не исполнял, но в кругу близких друзей пел ее с удовольствием. Позднее были сделаны и размножены утесовские записи этой песни на патефонных пластинках, записанные «на костях» – на использованных рентгеновских снимках, а позднее и на магнитофонных лентах.

Довольно часто исполняли эту песню знаменитые барды Аркадий Северный и Константин Беляев. И даже сегодня эта ростовская хулиганская песня совсем не устарела, причем ни по музыке, ни по содержанию.

Я ВСПОМИНАЮ СТАРИНУ...

Я вспоминаю старину -
Как первый раз попал в тюрьму
На нары, на нары, на нары!
    Меня сгубили заодно:
    Гитара, карты и вино,
    И шмары, и шмары, и шмары! 
Шумят в Ростове-на-Дону 
И собирают всю шпану - 
Базары, базары, базары!
    Там жарил девушку одну,
    Там харил девушку одну... 
    Кошмары, кошмары, кошмары! 
Вот привели меня на суд,
А судьи яйцами трясут:
«Три года тебе светит, три года!»
    На лапу дать я не сумел,
    На всю катушку загремел 
    На Север, блин, на Север по этапу! 
И вот на нарах я сижу,
Картошку чистить не хочу 
Задаром, задаром, блин, задаром!
    А на свободе фраера 
    Гуляют с ночи до утра,
    И шмары, и шмары, и шмары!
Я пропадал за ноль цены,
Про волю снятся ночью сны,
Кошмары, кошмары, кошмары!
    Но я душою не поник,
    Судьбу я взял за воротник,
    За шкварник, за шкварник, за шкварник!
Ну, наконец, дождались мы:
Нас выгоняют из тюрьмы.
Свобода, свобода, свобода!
    Настала лучшая пора,
    Мы закричали все: «Ура!»
    Уроды, блин, моральные уроды! 
Вагон наш был набит битком,
А я, как курва с котелком,
По шпалам, по шпалам, по шпалам!
    А котелок по жопе бьет,
    И крышка звоном отдает 
    Кошмарным, кошмарным, кошмарным!
Вот кое-как пришел домой,
Пахан встречает кочергой:
«Канай, сынок, обратно, на нары!»
    Родня вся выстроилась в ряд:
    «Пошел ты на фиг!» - говорят! 
    Кошмары, кошмары, кошмары! 
Пошел я с горя в магазин,
А там легавый гражданин,
Он терся, сувался, тусовался!
    Хочу бутылку водки взять,
    А он за жопу меня хвать!
    «Попался, попался, попался!» 
Какой я был тогда дурак!
Надел ворованный пиджак 
И шкары, и шкары, и шкары!
    И вот опять передо мной 
    Всю ночь маячит часовой 
    С обрезом, с обрезом, с обрезом! 
И вот опять ведут на суд,
А судьи яйцами трясут:
«Три года тебе светит, три года!»
    И вот опять сижу в тюрьме,
    Не светит солнце больше мне...
    На нарах, на нарах, на нарах!

Андрей Алексеев
ЗА решеткой, №6 июнь 2014


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 5633
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама


Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона