Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Муж Ваенги Иван МАТВИЕНКО: Лена бьет посуду и плачет по ночам. Но именно такой я ее и люблю

Муж Ваенги Иван МАТВИЕНКО: Лена бьет посуду и плачет по ночам. Но именно такой я ее и люблю

...Сегодня имя Елены Ваенги на устах, а ее песни мы напеваем даже против воли. Черноволосая дива, покорившая нас берущими за душу балладами, уже рассказывала о себе нашей газете. А теперь захотелось поговорить с ее второй половинкой — мужем и продюсером в одном лице — Иваном Матвиенко. Кто как не он знает, какая она, эта загадочная Ваенга в обычной жизни? Мой собеседник оставил у меня самые приятные впечатления. Перефразируя известную мудрость, скажу: за каждой великой женщиной стоит вот такой удивительный мужчина!

Цыганский принц на кабриолете

— Иван Иванович, а вы действительно цыганский барон?

— спросила я у мужа Ваенги.

— Я — цыган. У нас все по старшинству, бывают старейшие цыгане, и к ним относятся с уважением. А то, что барон — не барон, я не знаю, я не такой старый! (Посмеивается.)

— Имя-то у вас такое чисто российское...

— У нас в роду много Иванов.

— Правда, что вы несметно богаты?

— Я был обеспеченным человеком, когда познакомился с Леной. Это произошло неожиданно 16 лет назад. Я рассекал в своем черном кабриолете по Питеру, вдруг прямо на дорогу выбегает девчушка, рукой машет. Чуть под колеса не попала! Я резко затормозил, как еще не задавил! Я с другом был, говорю ему: «Ну что, подвезем?» Ехать ей было недалеко, мой район. Она мне понравилась. В коротенькой юбочке, светлой кофточке, почти школьница. Волосы почти до колен, это сейчас стали короче. Худенькая была, 50 килограммов... Пока ехали, спросил, чем занимается. Сказала, из училища Римского-Корсакова, песни поет. Я к ней пригляделся — симпатичная, озорная, говорливая, веселая. Все что-то чирикала, пока мы ехали. А я сам на гитаре всю жизнь играю, семья у нас музыкальная. И мне интересно стало, я так шутя ей говорю: «Надо тебя послушать». Обменялись телефонами и договорились встретиться на следующий день.

Она потом мне рассказывала, что я ей тоже с первого взгляда понравился. Нашей встречи ждала. Говорит, у окна стояла, все смотрела, когда я подъеду за ней.

— Еще бы! Цыганский принц на черном кабриолете! Наверное, заигрывала с вами?

— Заигрывала! (Смеется.) Но ведь хороша! Взяла гитару, и мы поехали к моему другу. И вот настал момент, когда она запела. И... я услышал ее голос, ТАКИЕ тексты! Спрашиваю: «Ты сама все пишешь?» — «Да». Ей 18 было, а тексты песен такие, будто ей лет 40 уже, как будто жизнь прожила. И меня все — ПЕРЕКЛИНИЛО. Это был электрический разряд... Говорю: «О чем ты мечтаешь? Что ты хочешь?» — «Я хочу петь». Я говорю: «Давай попробуем»... Мне просто захотелось ей помочь.

А за ту неделю, что мы с ней просто встречались, произошло ЧП! На третий день нашего знакомства был День Военно-морского флота, она захотела кораблики посмотреть, и мы поехали на Фонтанку. И... попали в сильнейшую аварию. Нам навстречу выехал автомобиль, в меня врезался. Я, Лена, мой друг — мы все попали в больницу, мой кабриолет не подлежал ремонту!

Из больницы вышли, она переехала ко мне жить. Навсегда! Ей было 18, мне — 37.

У нее с родными были какие-то проблемы. Она собрала вещи и ушла замуж. В мою трехкомнатную квартиру. С тех пор с ней и живем.

— То есть у вас был очень скорый брак?

— В принципе — да. Я сразу серьезно на нее смотрел. Диковинка она такая... Характер, как у всех творческих, неровный, сложный. Мы и ругаемся, и посуду она может разбить, и что хочешь. Настроение у нее меняется внезапно, как ветер, — то веселая, ласковая, как кошечка, а то фурия! Переменчивая, взбалмошная. Но я ее именно такой и люблю.

Я сам очень выдержанный. Цыгане обычно экспрессивные. Но меня трудно вывести из себя. А у Лены получается. Доведет меня, я кричу. Она плачет. Но сейчас мы уже привыкли...

Она очень ранимый человек. Ей кто-то что-то сказал неосторожное, она потом всю ночь плачет. Я ее успокаиваю. И по головке глажу, и шепчу: «Не обращай внимания. Работай дальше. Все получится». Бывали у нее минуты отчаяния. Но я ей помогаю. Я же мужчина.

— А до Лены были женаты?

— Да, был женат. У меня есть дочь от первого брака. Но к моменту встречи с Леной я уже развелся. Жил один. Моя дочь от первого брака старше Лены на два года. Тогда была явная у них неприязнь, а сейчас здороваются, но не дружат, видят раз в год друг друга на семейных праздниках. Я спокойно реагирую...

Родные были против

— Как Лена входила в вашу семью? Ведь цыганская семья — особенная.

— Да, у нас свои законы. Но она быстро влилась, все переняла. Она и поет по-цыган— ски, и танцует, и все что хочешь. У меня вся музыкальная семья, собираемся, играем, поем...

Родные Лены против меня были настроены. Говорили: он цыган, намного старше. Три года с ней из-за меня не разговаривали! Потом общение восстановилось. Она меня отстаивала! Я ее уважаю за это.

— А что же не получилось у вас с первой-то женой?

— Я очень загульный был! (Смеется.) Когда женился в первый раз, мне 20 лет было. Не нагулялся. А сейчас все поменялось.

— То есть Елена вас переделала?

— Просто, когда с Леной встретились, уже возраст у меня был устоявшийся, зрелый. У меня цель в жизни появилась — помочь Лене. Я загорелся, стал Ленку друзьям показывать. Но никто не верил, что из нее настоящая певица получится. А я ни секунды не сомневался! Говорил: надо идти к цели, трудись, рано или поздно получится! И ведь получилось! (Торжествующе.)

Тогда я совсем не знал, что такое шоу-бизнес, как все это делается. Но если ставлю цель, обязательно своего добьюсь. Вот и добился. Но прошли мы с ней вместе ой через какие трудности! Было так сложно, что я и представить себе не мог!

— А вы сами на момент знакомства чем занимались?

— У меня был свой бизнес. Машины перегонял из Германии. Первое время все деньги от продаж машин в

Лену вкладывал. Но времени не хватало, и ради Лены пришлось этот бизнес оставить. Полностью заняться продвижением Ленки. Она трудяга. Пишет в день по три-четыре текста. Может есть — и вдруг возьмет и пишет. На салфетке, на манжете, на чем угодно. Пишет она всегда. Иногда просто лежит вечером, ей не на чем написать. Произнесет, а утром забывает. Потом я купил ей диктофон...

Ради Лены продал квартиру

— Чтобы помочь Лене раскрутиться, я влез в большие долги. У друзей занимал, у родственников-цыган. Деньги уходили как в песок. Никакой отдачи. Пришлось свою трехкомнатную квартиру продать, чтобы с долгами рассчитаться. Мы уже 16 лет с ней квартиру снимаем. Все деньги на Лену уходят.

— Говорят, что с ней в Москве заключили какой-то кабальный контракт?

— Да. Ее самый первый альбом, записанный на мои деньги, был почти готов. Мы поехали в Москву. Там какие— то люди Лену послушали и предложили ее раскручивать. Я не собирался быть Лениным продюсером. Хотел ее кому-то отдать и заниматься своими делами. Но так вышло, что ее уговорили подписать контракт, по которому она все песни свои просто так отдает и никаких у нее прав нет на них. Я, когда это все понял, ругался с ней, чуть до развода не дощло. Все мои деньги ушли в пустоту! Но я успокоился. И мы начали с ней с нуля.

У нее сильная депрессия! была. Но ничего, прошли все с ней. Я тогда не работал, денег ноль, жили в долг. Тяжелое время было. Машины не было уже, ничего не было. В Москве тыкались-мыкались,; ничего не получалось. Мне пришла идея: Питер — это мой город, и, если уж я там из нее ничего не сделаю, никуда можно дальше не ехать. Это была правильная мысль, я сделал альбом, он пошел по радиостанциям, попер, она в Питере стала звездой номер один. А потом поехала в Москву — уже не как «девочка, которая хочет петь», а как звезда Петербурга.

— Говорят, в продвижении Лены цыгане помогали?

— Скорее нет. Да, я брал у цыган. Но я и у русских брал.

Деньги вкладывать надо было в аранжировку, разные конкурсы — за все платили. Я же не знал где что. Постепенно во все вникал. И хотя в конкурсах Лена занимала первые места, но денежной отдачи не было, отдача пошла лет шесть назад. А я Ленкой уже 16 лет занимаюсь. Из них лет 10 — одни минусы. Но теперь я доволен. Я был прав.

— Обычно мужчина рулит, а жена создает тыл. У вас наоборот. Вас это не задевает?

— Нет. Я кайфую оттого, что это я сделал!

— Шоу-бизнес жестокий, много примеров, когда девочки раскручиваются за счет мужчин, а потом их кидают.

— Да, есть такое дело. Я этого не боюсь. Что бы в жизни ни случилось, даже если и будет так, как вы говорите, я все равно буду доволен, что я певицу Ваенгу открыл. Что-то сумел сделать. А если чего, ну, будем искать новое.

— Значит, вас трудно сбить с пути?

— Да, очень.

— А у Лены есть зачатки звездной болезни?

— Иногда что-то такое проскальзывает. Но я шуточками ее на землю возвращаю. Она все понимает.

— Говорят, были случаи, что Лена от вас уходила?

— Не то что уходила, это неправильно. Просто разборки у нас были. Я сильно заболел, лежал трупом. А она обзвонила всех моих родственников — брата, сестру, всех подняла, — а сама ушла к подружке. Вся семья приехала, врачи: с кем ты живешь, где она? Сидели до ночи, а ее так и не было. Я буквально на следующий день выздоровел и нашел ее у подруги. Был скандальчик, на Лену моя семья наехала. Но мы помирились.

— На днях в одной газете написали, что Лена ушла от вас к своему водителю. Даже фото, на которых они обнимаются, опубликованы!

— Да Лена вот сейчас рядом со мной сидит, как раз эту газету в руках держит! Это журналистская утка! Она просто отмечала день рождения ее сестры. Дружеский вечер. Выпили, погуляли. На таких вечеринках люди и обнимаются, и поцеловаться дружески могут. Да, на фото ее водитель, ну и что?! Мы с Леной вместе, никто никого не бросал! Она от меня ушла! Лена очень сердита на такое вранье.

— А еще в Интернете пишут: вот она с подругами гуляет, мужа одного оставляет.

— А она и сейчас так же гуляет. Для нее друзья — это все.

— А это соответствует укладу цыганской жизни?

— Абсолютно нет. Просто я понимаю, что она намного моложе и ей интересно и с друзьями побыть, да ради бога! Я ей полностью доверяю. А если доверия нет, незачем жить вместе.

— То есть она как кошка, которая гуляет сама по себе?

— Нет, всегда звонит, спрашивает: «Можно я туда-то?» — «Да ради бога!»

— Есть риск — она пошла, там другие мужчины, мало ли кто понравится.

— Нет, я думаю, что, прожив со мной 16 лет, она прониклась мной. Она может повеселиться, погулять, но всегда возвращается домой. Раз отпросилась у меня к друзьям на полтора часика, а пропели они до утра. Ну ничего...

— Ваших родных не раздражает, что она не домоседка?

— Сначала раздражало, а сейчас все привыкли. Гордятся ею. А я не ревнивый. Думаю, ревнивы те, кто не уверен в себе.

— А в сексе у вас есть запреты?

— Запретов нет. Раньше кипело и бурлило, сейчас стало более спокойно, осмысленнее.

Заставил похудеть

Когда ей было всего 18, часто мы с ней скандалили. Надо было, чтобы понимала, что можно, а что нельзя. Во всем буквально с ней спорили: и как ей одеться, и как причесаться. Когда она волосы подрезала, я очень сильно ругался! Сейчас волосы отращивает. Еще Лена очень поправилась, у нас война идет из-за этого. Сейчас собралась в спортзал. И на диету села. Поставил ей на вид: «Смотри, а то разлюблю!» Она — мне: «Это ты меня раскормил». Я очень готовить люблю и покушать тоже.

— Кто у вас главный в семье?

— Последнее слово за мной. А у Лены настроение может каждые пять минут меняться. То есть в ней два человека: бывает ужасный, а бывает прекрасный.

— Вы красиво за Леной ухаживаете? Миллион алых роз был?

— Миллиона не было, но всегда и цветы, и золотые украшения. Все золото на ней — от меня. Я ей и костюмы покупал...

— Сейчас говорят, что она часто бывает в Москве. Как разлуку переживаете?

— В Москву я постоянно езжу, а в тур по городам — нет. Не люблю переезды. Она сама говорит: «Сиди дома». А потом у нас три кота, их кормить надо. Мы с ней кошатники... Она Водолей, я Водолей, разница в рождении пять дней. Я тоже творческая натура. В детстве рисовал. А теперь свободнее стал, купил краски, холсты, думаю: дай вспомню детство. И сейчас пишу картины, уже штук 15 написал, всем нравится.

— Вы счастливы?

— Думаю, да. Появились размеренность, спокойствие. Все хорошо. И пусть так и будет!

— А не хотите узаконить отношения? Вроде бы вы с Леной официально не расписаны.

— В цыганских семьях штамп ничего не значит. Хотели, чтобы мы расписались, ее родители. Но, мне кажется, я тогда стану более жестким. Поменяются отношения.

— Говорят, она очень хотела детей, а вы ей запретили?

— Она хотела. А я не хотел, — она была тогда очень молодая. И если бы тогда были дети — уверен на 100 процентов! — ничего бы у нас с ней в карьере не получилось. А теперь мы будем работать над вопросом детей. Пора.

Анна Велигжанина
Фото Сергея Жукова

Анна Велигжанина
Комсомольская ПРАВДА!, 9-17 февраля 2011 г.


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 8568
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама



Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона