Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » «Ты подошла ко мне танцующей походкой...»

«Ты подошла ко мне танцующей походкой...»

В этот раз в нашей постоянной рубрике мы расскажем о легендарной блатной песне — «Ты проституткою была». Песня известна во множестве вариантов(один из них мы и приводим, помимо более или менее канонического) и считалась долгое время произведением блатного фольклора. То бишь, была как бы «народной».

Но позже исследователи жанра обнаружили ее автора. Это — Михаил Демин, писатель, бывший вор в законе (оказывается, воры бывают бывшими!), многие годы проведший в сталинских лагерях, о чем он позже, во французской эмиграции, написал автобиографический роман «Блатной». Там же он приводит часть канонического текста песни. Однако, к сожалению, полный текст Демина восстановить не удалось. Поэтому ее все же можно считать полудеминской, полународной.

«СУДЬБА ВО ВСЕМ БОЛЬШУЮ РОЛЬ ИГРАЕТ»

Как уже было сказано, часть песни вышла в романе «Блатной». Роман любопытный. Понравилась фраза оттуда: «Во всех учебниках по истории партии, например, поминается ленинская «чернильница», сделанная из хлеба и наполненная молоком. Теперь молока в российских тюрьмах уже не встретишь — не те времена! — но сами тюрьмы стоят нерушимо, они будут вечно существовать, а значит, и этот секрет не угаснет, дойдет до отдаленных потомков и пригодится многим».

На самом деле теперь молоко в тюрьмах как раз есть. Но то, что они по-прежнему стоят нерушимо — нет вопросов. На самом деле песня приведена в книге почти полностью, только без двух последних абзацев. Так что все же авторство Демина можно считать несомненным. Впрочем, бывшим законником песня придумана, так сказать, не с нуля. Она сложена на мотив более ранней блатной песни «Судьба» («Судьба во всем большую роль играет...»).

НАПОИЛА, ПОДОГРЕЛА...

Сюжет песни не сложен. Парень встретил проститутку, в глазах которой «метался пьяный ветер». Она его споила водочкой, развела на чувства и на деньги. Новая знакомая направила «огольца» на криминальную стезю. Как говорится, «пошел по воровской».

В итоге паренька повязали и он попал «на кичу» на долгие годы. Как водится, он жаждал новой встречи и мщения. Мечты сбываются. Вот, в принципе, и все. Надо отметить, что тема «во всем виновата баба» встречается во многих классических блатных песнях. Одна «Мурка» чего стоит. Есть тут что-то от библейских мотивов. Если бы не любопытная Ева, люди бы до сих пор жили в раю. Такая мораль.

НЕМНОГО О ДЕМИНЕ

Стоит сказать несколько слов о Михаиле Демине. Его настоящее имя — Георгий Евгеньевич Трифонов (годы жизни — 1926-1984). Неоднократно приговаривался к заключению в лагерях. С 1968 года жил в эмиграции. Начал как поэт. В автобиографической трилогии «Блатной» (1978), «Таежный бродяга» (1978), «Рыжий дьявол» (1987) рассказывает о пребывании в лагерях и ссылке с точки зрения уголовника. Профессиональный уголовник, вор, убийца и блатной по кличке Чума, он отмотал пару-тройку сроков, выпустил несколько поэтических книг, а потом, выехав к родственникам в Париж, стал невозвращенцем.

О дружбе с ним пишет Станислав Куняев в первой части своей книги «Поэзия. Судьба. Россия»:

«Я вернулся в Москву из Тайшета в 1960 году и начал работать в журнале „Смена". Там и познакомился с Мишей Деминым, Мишаней -сутуловатым, рано полысевшим человеком с замашками профессионального блатного, у которого за пазухой был целый ворох смешных, скабрезных и печальных историй, связанных с воровской жизнью, с пересыльными пунктами Сибири и Востока, с Норильском и Тайшетлагом. Еще работая в Тайшете, я знал, что где-то в Абакане, на другом конце строящейся магистрали Тайшет — Абакан, живет поэт с загадочной и романтической судьбой: мы тогда уже начинали печататься в сибирской прессе, слыхали друг о друге еще до встречи в Москве и встретились как старые знакомые в коридорах столичного журнала, куда устроился работать и Мишаня... Был он человеком открытым, контактным и бесцеремонным.

— Старичок, привет! Слыхал я о тебе в Абакане, ну, пошли куда-нибудь, за родную Сибирь-матушку примем по сто пятьдесят!

Мишаня приходился двоюродным братом известному писателю Юрию Трифонову — отцы их, донские казаки, были родными братьями и оба как весьма заметные военачальники времен Гражданской войны занимали высокие посты в сталинское время, оба женились на еврейках... В 1937 году одного расстреляли, другой умер от инфаркта.

Целеустремленный Юрий Трифонов в послевоенное время выбился в писатели, стал одним из самых молодых лауреатов Сталинской премии за роман „Студенты" — сын „врага народа"! — а бродяга и авантюрист Мишаня пошел по „блатной линии", но пристрастился в лагерях к стихотворчеству, и потому мы встретились в „Смене". Несколько лет подряд мы жили обычной жизнью провинциальных поэтов в Москве, самоутверждались, бражничали, дружили, словом, жили как люди... Но вдруг обнаружилось, что у Мишани то ли по казачьей, то ли по материнской линии кузина в Париже».

Демин по факту вскоре сбежал в Париж, который ему очень понравился. Интересная судьба у человека, ничего не скажешь.

«ТЫ ПРОСТИТУТКОЮ БЫЛА»

(Авторство предположительно Михаила Демина)

Ты проституткою была, тебя я встретил. 
Сидела ты под вербой на скверу. 
В твоих глазах метался пьяный ветер, 
И папиросочка дымилась на ветру.

Ты подошла ко мне танцующей походкой 
И по-блатному бросила: «Пойдем!» 
А через час споила меня водкой 
И завладела моим сердцем, как рублем.

Ведь до тебя еще я не был уркаганом, 
Ты в уркагана превратила паренька. 
Ты познакомила с приправой" и наганом, 
Идти на «мокрое» не дрогнула рука.

Но вот однажды всех нас повязали –
Нас было пятеро фартовых огольцов'". 
Мы крепко спали и ничего не знали. 
Когда волыны нам уставились в лицо.

Костюмчик серенький, колесики"" со скрипом 
Я на тюремный на бушлатик променял. 
За эти восемь лет немало горя мыкал, 
И не один на мне волосик полинял.

И вот опять, опять мы встретились с тобою. 
Ты все такая же, как восемь лет назад, 
С такими жгучими и бл.. .ми глазами, 
Опять к себе мой привлекаешь взгляд.

* Приправа — нож.

** Оголец — в военные и в первые послевоенные годы так называли молодых уголовников; позже так стали звать отчаянных малолеток.

*** Колеса — туфли, обувь.

«ТЫ БЫЛА БИКСОЮ. КОГДА ТЕБЯ Я ВСТРЕТИЛ...»

(Одна из версий)

Ты была биксою, когда тебя я встретил, 
Тебя таскали моряки в своем порту. 
В твоих глазах метался пьяный ветер, 
И папиросочка дымилася во рту.

Ты подошла ко мне танцующей походкой 
И по-блатному мне сказала: «Ну, пойдем!» 
А поздно вечером споила меня водкой 
И завладела моим сердцем, как рублем.

Пойми меня, я не был уркаганом –
Ты уркаганом сделала меня. 
Ты познакомила с тюрьмою и наганом,-. 
Рука не дрогнула на «мокрые» дела.

Однажды мы шмоналися по городу, 
А ты на след лягавых навела. 
Моих друзей пришили к стенке пулями, 
А я в кичман попал на долгие года!

Евгений Зимородок
ЗА решеткой, №7 2012


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 9426
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона