Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Певица Евгения Смольянинова: «Всегда хорошо брать повыше»

Певица Евгения Смольянинова: «Всегда хорошо брать повыше»

Евгения Смольянинова

Обладательница одного из самых дивных голосов России Евгения Смольянинова родилась в Сибири, училась в петербургской консерватории, живет в Москве. Но регулярно привозит в любимый город на Неве новые программы, в которые неизменно включает произведения, буквально извлеченные из «небытия». Сокровища своего нерукотворного «ларца» она нашла в редких архивах и фольклорных экспедициях.

Смольянинова — автор и аранжировщик песен на стихи Лермонтова, А. Толстого, Блока, Пастернака и других классиков. Ее «серебряный» голос звучит в фильмах — «Дорога», «Мусульманин», «Садовник», «Китайский сервиз». Она -лауреат премии «Национальное достояние России», обладательница золотой медали «Честь и достоинство», кавалер ордена «За служение искусству». Ее 25-летний путь в искусстве отмечен наградой Русской Православной Церкви -орденом святой княгини Ольги.

Каждый концерт артистки — это рассказ об истории песни на Руси, обращение к духовным истокам песенного творчества. Он предваряется звенящим, как русские бубенцы, родниковой чистоты романсом «В лунном сияньи», который звучит в исполнении певицы уже более 10 лет и стал ее визитной карточкой. Он исполнялся на «бис» и в переполненном зале у Финляндского вокзала, где после концерта мне удалось немного побеседовать с любимицей петербургской публики.

— Евгения Валерьевна, как получилось, что основное место в Вашем репертуаре заняли романсы и духовные песнопения, а не эстрадные песни?

— Был такой фильм — «Жизнь Клима Самгина», я его озвучивала и как раз героиню, которая пела романсы. Кино всегда приходило мне на помощь в неожиданную минуту и давало творческие импульсы.

— То есть, не было бы фильма

— не было бы и певицы Евгении Смольяниновой?

— Нет, певица к тому времени уже была. А вот пела бы романсы — это вопрос.

— А кто открыл талант — родители, школа или самой хотелось петь в детстве?

— Он как-то сам открылся и очень долго не закрывался (смеется). Пела я в детстве много. Собственно говоря, все время пела, это было мое основное занятие. Училась играть на пианино в музыкальной школе, но в свободное время все время пела. Причем все то, что слышала. Слышу по радио Аллу Пугачеву — пою ее песни, слышу Анну Герман — подпеваю...

— А первые слушатели как воспринимали Ваше пение?

— Пока была ребенком — несерьезно. А впоследствии — со вниманием. Знаете, в человеческом голосе, если он есть, скрыта какая-то притягательность. Это магнит — не важно, большой ли, маленький ли голос, женский, мужской... Важно, что люди к нему тянутся, он вызывает желание слушать. И ты сразу понимаешь, что ты — певец, а рядом — слушатели. Что их что-то цепляет в твоем голосе. Твоя внутренняя личность, которая звучит через него. Говорят, когда человек поет, он абсолютно обнажен и полностью раскрывается. Через голос можно понять, что он из себя представляет, можно «услышать» его досконально.

— Вы задумывались о том, какой представляетесь зрителю?

— Думаю — хорошей, замечательной (смеется). Зритель сопереживает, его привлекает на концерт возможность пережить гамму чувств. Сейчас время такое — не провоцирует на разнообразие и богатство эмоций. Жизнь стала схематичной и требует грубости. А искусство пробуждает чувство изящного, вызывает некую синхронность в душе: человек хочет возвышенности, утонченности.

— В начале творческого пути Вы много ездили в экспедиции, изучали песенный фольклор Севера России. Наверное, это и был главный импульс к выработке собственного творческого стиля?

— Да, это красивая история. Сначала ездила по всей стране с довольнотяжелым магнитофоном и с маленьким сыном за плечами в рюкзаке. В Псковской области нашла одну выдающуюся исполнительницу — Ольгу Сергееву, ее голос звучит за кадром в фильме Андрея Тарковского «Ностальгия».

Эти бабушки, как я их называю, уже от нас ушли. Но если видишь даже каплю воды, знаешь, что такое вода. Это был некий ключ, мне встреч с ними хватило, чтобы обрести дыхание. Фонограммы я слушаю, но сейчас уже редко. Есть какая-то другая память, она не в записях, не в фотографиях и вообще не фиксируется на обычных «носителях», которые всегда могут подвести. Она хранится в сердце. Эти встречи «записаны» на скрижалях души, они повлияли на всю последующую жизнь. Внутри появилась какая-то отметина, которую уже не вытравишь ничем.

— Вы много концертируете, как удается сохранять себя?

— Это не так легко — путешествовать, но уже превратилось в некий долг: если куда-то зовут, обязательно еду. Есть такое ощущение — люди должны меня услышать, поплакать, порадоваться. Что русские песни, романсы, духовные песнопения должны исполняться, учитывая, что они редко звучат по телевидению, где, в основном, крутят попсу. А такая музыка — можно сказать, труд ручной, единичный. У меня есть ощущение исполненного долга, что зарабатываю не поверхностным копированием, не количеством концертов, а качеством. Это такой старинный способ — ездить по залам — большим, средним, малым, в самые малопосещаемые уголки. Мы с музыкантами в таких местах были, что самим странно — как там может что-то звучать, кроме того, что у всех на слуху. И видели такую замечательную человеческую реакцию, что делаешь вывод: географическая удаленность, так называемая провинциальность, положительно сказываются на людях, они менее «раскормлены» СМИ, более восприимчивы и душевно тонки.

— У Вас серьезный репертуар, сейчас много поете Александра Вертинского и вообще «мужских» песен. Как их встречает зритель?

— Для меня нет различия — мужской или женский. Я исполняю песню или романс как будто читаю какую-то книгу, ни в чем себя с ней не соотнося, но помня, что она обращена и ко мне. Это театр, игра от начала до конца — я рисую образ героя или героини. Рассказываю с выражением, с помощью интонации. Потом есть традиция — певцы или певицы не разделяют «мужской» или «женский» вариант романса, так делали Вяльцева, Плевицкая и многие другие. Пели всегда то, что отзывается в душе. Это как молитвы, мы ведь тоже читаем их в мужском роде. Я пела и абсолютно мужские песни, например, Высоцкого. А Вертинский

— это школа артистизма, материал для упражнений, на котором учишься и обретаешь новые навыки. Судя по реакции, зритель воспринимает мой подход.

— В романсах много страстей, свойственных для обыкновенного плотского человека. Вы пытаетесь их как-то преодолеть?

— Да, бывает, в этом упрекают. Один совершенно неадекватный молодой человек все писал мне, что я воспеваю порочные связи, ссылаясь на романс «Не уходи, побудь со мною!». Понимаете, когда с эстрады начинают эти чувства приземлять, популяризировать, так оно и получается. Но страсть страсти рознь. У меня характер другой. Мне не хочется работать молотком, кайлом — петь страсть. Мне хочется работать тонкой иглой, проникать в потайные места души. Вот, говорю я себе, здесь низенько, а может быть и повыше... Я убеждена, что всегда хорошо брать повыше. Музыка не сегодняшнего дня, она не дает низко уходить.

— Что бы Вы пожелали читателям газеты в преддверии Рождества Христова и Нового года?

— Хочется избежать банальности — с новым годом, с новым счастьем. Счастье не бывает старое. Знаете, то что елки у нас наряжают чуть ли не в октябре, означает недостаток теплоты, необходимой каждому человеку. Я выросла в Сибири, в провинции. И эта наша отдаленность, заснеженность пробуждала в людях способность к душевному теплу, открытости, сближению. Когда кругом дикие просторы, страшно и холодно, люди внимательнее относятся друг к другу. Оглянитесь, посмотрите в глаза тем, кто рядом, оцените этот дар, порадуйтесь, поблагодарите за то, что у есть близкие — дети, друзья, любимые, родители. Вот за эту радость надо благодарить, за неодиночество, за то, что есть рядом близкое сердце. Человек, с которым можно традиционно поднять бокал шампанского. И поблагодарить его за пережитые вместе боли и радости. Как певица, я всегда за то, чтобы за столом звучали песни — не в записи, а вашем хоровом исполнении.

Елена Югина
На досуге, 15 января 2009


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 5524

vk rutube youtube

Сергей Чиграков
Вика Цыганова
Владимир Утёсов
Георгий Пицхелаури
Таня Лебединская
Игорь Иванов-Запольский
Галина Журавлёва
Михаил Гулько
Валерий фон Эргардт
Елена Ваенга

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона