Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Наш заграничный шансонье (Зиновий Бельский)

Наш заграничный шансонье (Зиновий Бельский)

Два раза в год, на каникулы, из Питера в Чернигов приезжает наш земляк, известный шансонье Зиновий Бельский. Его жизнь тесно связана с музыкой во всех ее творческих и технических отраслях, ведь начинал свою карьеру он на черниговской музыкальной фабрике настройщиком фортепиано, продолжал генеральным директором Петербургского завода «Аккорд», а на протяжении многих лет является композитором и исполнителем русского шансона. О том, почему люди уезжают из Чернигова и как нужно относиться к шансону, мы говорили с Зиновием Бельским.

Стас Михайлов

— Расскажите о своем детстве и юности в Чернигове. Каким вам запомнился город, что изменилось теперь ?

— Это мой город, я люблю его. Чернигов далеко шагнул, жаль только, не видно, есть ли молодые музыканты той же квалификации, что были раньше. Я постоянно слежу за жизнью города, ежедневно просматриваю городские сайты. Конечно, в городе осталось много знакомых, коллег, с которыми я играл. Не могу сказать, что плотно поддерживаю с ними отношения, но всегда рад встрече.

— Какие воспоминания связаны со школой и музыкальным обучением здесь?

— В школе я учился не очень. Хорошо учиться было не модно. Воспитанием в основном занималась улица. В это же время ходил в музыкальную школу, взвалив на спину баян. От друзей старался скрыть это. Узнав, что я учусь в музыкальной школе, меня бы обзывали «маменькиным сыночком».

— В своих интервью вы рассказываете, что начали свою музыкальную карьеру в ресторане. Это было в Чернигове?

— Да, еще до армии я начал играть в ресторане «Старый Чернигов». Худруком там был Аркадий Диминт, он набирал себе молодых талантливых ребят, и мы там играли. Могу сказать, что именно ресторанная школа дала мне путевку в музыкальную жизнь. На первые деньги, заработанные в ресторане, я купил себе немецкий концертный пятирядный баян — теперь это моя реликвия. Он до сих пор со мной, и, когда нужно, я стараюсь прописать его в аранжировки к своим песням.

— Как к этому относились ваши близкие, коллеги?

— Мои родители не знали, что я играл в ресторане. Раньше вообще не приветствовалась работа в подобных заведениях. Но для меня это было приобретение большого профессионального опыта, общение среди хороших музыкантов. А Черниговская земля всегда славилась способными и талантливыми людьми. Здесь прошли школу , музыканты, которые работают со знаменитыми артистами и профессионально занимаются музыкой. Со многими из них мне довелось играть.

— Почему решили переехать в Питер?

— Я хотел уехать с того момента, как начал выступать на сцене. Мне хотелось попасть в большой город и продвинуть свою карьеру, ведь я никогда не думал, что брошу музыку и займусь чем-то другим. Но сначала отслужил в армии, вернулся в Чернигов, играл в ресторане «Десна».

Потом решил уехать в Питер. И были, конечно, моменты, когда хотелось вернуться, было очень тяжело. Говорят, что люди, приехавшие из провинции в большой город, «выживаемы». Так, наверное, произошло и со мною.

Мне пришлось пройти отборочный конкурс в знаменитый в те времена джазовый коллектив Иосифа Ванштейна. В этот коллектив была особая фильтрация музыкантов. Этот заслуженный джазовый оркестр воспитал множество известных музыкантов, таких как Николай Резанов («Братья Жемчужные»), который после аккомпанировал Аркадию Северному, одному из основоположников русского шансона, а также многие годы работал с Александром Розенбаумом. В этом оркестре когда то играл Всеволод Ливенштейн (Сева Новгородцев), комментатор радиостанции «Свобода». Здесь я отработал около 5 лет.

Оркестр пришлось бросить: я поступил на вечернее отделение филиала Московского Технологического института (сейчас Академия Сервиса) и времени делать два дела не хватало. Нужно было принимать решение, буду ли я заниматься музыкой или учиться.

— Почему, считая главной в жизни музыку, вы не продолжили обучение в училище или консерватории, а пошли в Технологический институт?

— В то время я работал на заводе «Аккорд» в Петербурге настройщиком фортепиано, затем бригадиром настройщиков, а потом мастером. Для этих должностей нужно было иметь высшее образование, да и я понимал, что оно мне необходимо.

— Я так понимаю, что уже на тот момент баян был не единственным инструментом, который Вы освоили?

— В школе я учился игре на баяне. Далее, работая на Черниговской музыкальной фабрике настройщиком фортепиано, освоил и этот инструмент — он стал для меня основным. В армии мне пришлось научиться играть на духовом инструменте — тубе и на бас-гитаре.

— Как сложилась ваша карьера на заводе и как Вы, собственно, пришли к шансону?

— Лет 25 назад я познакомился с Александром Фруминым, одним из учредителей радио «Русский Шансон», встретились в следующий раз мы с ним через 18 лет. За это время я прошел путь от настройщика роялей до генерального директора завода. Не могу сказать, что это была моя цель, просто я динамично двигался в правильном русле. Но я все время занимался музыкой.

— Как решились на первые студийные записи, или это было мечтой?

— Саша Фрумин, о котором я говорил, прослушав мои ранее написанные песни, предложил мне выпустить на его студии «Ночное такси» мой первый диск. Так, собственно, и вышел мой первый альбом «Я желаю тебе добра». После написанной для Пугачевой композитором Минкиным песни «Не отрекаются любя» на стихи Вероники Тушновой меня привлекло творчество этой замечательной поэтессы. Я нашел в ее поэзии массу стихов, на которые . мне захотелось написать музыку — так родились мои песни «Я желаю тебе добра», ставшая моей визитной карточкой на радио «Шансон», и «Звуки дома».

— Как относятся к приезжим, верны ли слухи о том, как происходит возникновение «звезд» и т.д.?

— Я уже не приезжий. Живу в Петербурге более 30 лет. Пробиться тяжело, но варианты бывают разные, есть всякое. «Звездой» себя не считаю. Многое делаю сам, привлекая в работу и других. На сегодняшний день записал на студии «Ночное такси» шесть своих альбомов., а также альбомы и другим исполнителям. Пишу музыку на слова известных поэтов: Ларисы Рубальской, Эдуарда Кузнецова, Василия Денисюка и многих других.

— Станет ли тот шансон, о котором мы говорим, классикой?

— Он уже является классикой. Мне часто задают этот вопрос. Я не считаю, что шансон — это «блатная песня». Дело в том, что шансонная музыка и все это направление было запрещено, а так как запретный плод сладок, меня к этому тянуло. На мой взгляд, в музыкальных школах детям нужно показывать не только классическую, камерную музыку, но и это направление. Считаю, что у меня лирическое направление в шансоне, основанное на советской эстраде с элементами джаза. Стоит отдать должное, сейчас и слушатель этого направления изменился. Аудитория от 25 лет и старше. Направление включает в себя разноплановую музыку для души.

— Чем вы сейчас занимаетесь, какие планы?

— Сейчас я отдыхаю в Чернигове! А вообще — пишу песни для разных исполнителей, записываю свои. Готовлюсь к концертам в Петербурге, Архангельске и обязательно в Чернигове, который пройдет в начале октября. Со мной будут и другие исполнители моих песен. Хочу всем черниговчанам пожелать счастья, мира, добра. Всегда рад видеть Вас, дорогие мои, на своих концертах.

С уважением, композитор Зиновий Бельский.

Александра Невская
Слово Черниговщины, №14 21 июля 2011


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 2344
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона