Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Раскрыта тайна «Мурки»: она братву не предавала!

Раскрыта тайна «Мурки»: она братву не предавала!

«Мурка», можно сказать без всякого преувеличения, самая известная блатная песня. Более того, она уже воспринимается как истинно народная. «Мурку» поют ,» и пацаны в подворотнях, и эстрадные певцы, и даже губернатор Свердловской области Эдуард Россель прилюдно исполнил ее как-то под гармошку. У песни около двух десятков вариантов - люди поют, прибавляют какие-то свои слова, так и получается, что у каждого своя «Мурка». Зато мелодию знают все. Песня сочинена около 85 лет назад, а ее мелодия постоянно звучит и сейчас. Например, ее часто ставят звонком на сотовом телефоне.

Возраст установлен!

«Мурка» была написана исходя из некоторых деталей содержания в начале 1920-х годов. Например, следуя по тексту, за прибывшей «из Амура» в Одессу бандой тут же начинает присматривать «Губчека». Что это такое? ГубЧК - это структурная единица ВЧК, действовавшая в одной из губерний. ВЧК же - это Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Создана по инициативе В. И. Ленина в 1918 году. Просуществовала она до 6 февраля 1922 года, когда была реорганизована в ГПУ. Соответственно, «Мурка» была написана до февраля 1922 года. Но и не ранее 1920-го! И вот почему. В ходе Гражданской войны в Одессе несколько раз устанавливалась советская власть, но в те кратковременные периоды проехать в нее через несколько фронтов было проблематично. Этого амурская банда сделать не смогла бы. Окончательно Одесса была освобождена от белых в феврале 1920 года после победоносного изгнания разбитых дивизий Деникина полками Григория Котовского. Таким образом, получается, «Мурка» была написана в период с февраля 1920 по февраль 1922 года, скорее всего, в 1921-м. Соответственно, песне уже около 85 лет.

Некоторые историки блатной песни считают авторами «Мурки» (первоначально называлась «Про Любку», потом «Про Машу») Якова Ядова (слова) и Оскара Строка (музыка) - они как раз одесситы. Впрочем, доказательств авторства особых нет, а потому песня все-таки считается народной.

ПОРЕШИЛИ КАК «МУСОРШУ»

Сюжет песни нехитрый. Гастролирует банда, «в банде была баба, звали ее Мурка». Когда у бандитов пошли проколы, стали искать стукача - им оказалась Мария Климова. За это ее «поставили на перо» (по другой версии - застрелили).

Однако в песне много противоречий, которые сразу бросаются в глаза. Во-первых, личность самой Мурки - про нее написано: «Даже злые урки - все боялись Мурки, воровскую жизнь она вела». То есть она была в «авторитете». Для женщины в мужской банде - статус довольно нетипичный. Но в итоге она же и оказывается предательницей. Не очень это вяжется. Далее. Есть в песне такие строчки: «Раз пошли на дело, выпить захотелось, мы зашли в фартовый ресторан». Но пить перед «делом» нельзя категорически! Это железное правило любого уважающего себя уголовника. Профессия шулера - каталы - сродни профессии фокусника, и пить ему перед игрой ну никак нельзя. Координация движений, ювелирная точность выполнения «вольтов» и пьянство несовместимы. Как можно трясущимися пальцами выбить из колоды нужную карту?

Наконец, самое главное. Историк блатных песен Валентин Луганский предлагает свою, несколько юмористическую интерпретацию событий. «Мурка нацепила на себя чекистскую униформу и, ни от кого не прячась, сидит в шикарном, а следовательно, центральном городском ресторане. Видимо, у нее не в порядке с головой. Но и ее дружки не лучше. Подошли ребятки к ней на этой темной улочке, окружили, разговаривают. Так что они ей конкретно предъявили? Ты, дескать, меня забыла, мне изменила, а я тебе трусики-чулочки покупал? Мурка - она ведь сама из банды, «жизнь воровскую ведет». А это значит то, что она ни у кого на содержании не состоит, долю равную с добычи имеет и полностью собой распоряжается, сама решает - с кем ей жить, с кем ей спать. Но, предположим, есть у нее бывший любовник, отвергнутый воздыхатель, и вот он в компании своих дружков и подкараулил ее как-то вечером. Вот вам картина: он с пьяным надрывом и явно играя на публику, утирая сопли, долго и бессвязно припоминает ей свои обиды и перечисляет вслух некогда сделанные ей подарки. Милые дамы, вопрос: как на такое отреагирует нормальная женщина? Наверняка Мурка не видела в нем никакой для себя угрозы, наоборот, снисходительно утешала его, успокаивала как маленького. Вот и прозевала момент удара - воткнул он ей заточку в бок... Беспредел! Так называется то, что учинила на улице пьяная компания. За поступок такой во все времена спрашивали жестко; оттого, проспавшись, стали детинушки думать, как им выкрутиться, что братве говорить. Мурка-то ведь - не шлюха кабацкая, за нее расплата будет суровая. Решили они беспроигрышно: обвинили Мурку в измене и сразу же автоматически перешли в разряд героев - как же, «мусоршу» порешили. Кроме нагана с тужуркой, ничего предъявить ей не смогли, о ее авторитете и правильной воровской жизни и не вспомнили, а вот юбками и жакетами ее и по сей день попрекают».

Главный вывод напрашивается сам собой - автор «Мурки» был не из блатных.

РОМАНТИКА ЛЮМПЕНОВ?

Но и сейчас вокруг «Мурки» идут жестокие споры. Что это за песня - гимн преступного мира или лирическая, берущая за душу народно-кабацкая песня? В «Мурка» - неотъемлемая В часть нашей криминальной истории. Я сам горланил ее, получая, видимо, недостающую В» мне, уроду, осьмушку блатной / романтики - романтики люмперизированного отребья. «Мурка» не только зашухарила всю нашу «малину» — она еще, шалава, заложила в нас мощную программу рождения даунов, олигофренов, генетических уродов, мощным потоком ползущих ныне из ее пьяного материнского чрева. Именно такие песни способствовали установлению в нашей стране организованной преступности, бандитизма». Эти жесткие слова принадлежат известному режиссеру Марку Захарову. Заочно его поддержал депутат Госдумы от «Родины» Андрей Савельев. В прошлом году он во время заседания поинтересовался у спикера Бориса Грызлова: «В депутатской столовой пианистка регулярно играет «Мурку». Не рановато ли?». Вышел скандал, пианистку чуть не уволили. Зато знаменитому киногерою Володе Шарапову исполнение на пианино знаменитой мелодии спасло жизнь. Помните, как бандит Промокашка потребовал: «Мурку» давай!»? Шарапов справился.

Любить или не любить «Мурку» и блатные песни в целом – и дело личное. Но и противники осуждают лишь «моральную» составляющую песни. А вот ее лиричность, выбивающую слезу пронзительность признают все. И то, что эта песня прочно вошла в культурную историю России, - факт.

>«Мурка»
(два из множества вариантов)

Прибыла в Одессу
банда из Амура,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась
черными делами,
И за ней следила Губчека.

В банде была баба, звали ее Мурка, 
Сильная и ловкая была. 
Даже злые урки - все боялись Мурки, 
Воровскую жизнь она вела.

Дни сменяли ночи темного кошмара,
Много стало с банды залетать.
Ну как узнать скорее - кто же стал легавым,
Чтобы за измену покарать?

Раз пошли на дело, выпить захотелось, 
Мы зашли в фартовый ресторан. 
Вижу, в зале бара - там танцует пара: 
Мурка и какой-то юный франт.

Я к ней подбегаю, за руку хватаю, 
Но она не хочет говорить, 
И тогда «малина» Кольке-уркагану 
Приказала Мурку погубить.

Мурка, в чем же дело?
Что ты не имела?
Разве не хватало барахла?
Ну что тебя заставило спутаться с легавыми
И пойти работать в Губчека?

В темном переулке встретил Колька Мурку:
«Здравствуй, моя Мурка, и прощай,
Ты зашухарила нашу всю «малину»
И за это пулю получай!»

Вдруг раздался выстрел,
Мурка зашаталась
И на землю рухнула она.
Больше она не встанет, шухер не поднимет,
И о том узнают в Губчека!

Черный ворон крячет, мое сердце плачет,
Мое сердце плачет и болит...
В темном переулке, где гуляют урки,
Мурка окровавлена лежит...

* * *

Прибыла в Одессу
банда из Амура,
В банде были урки, шулера.
Банда занималась
темными делами,
И за ней следила Губчека.

Речь держала баба, звали ее Мурка, 
Хитрая и смелая была. 
Даже злые урки - и те боялись Мурки, 
Воровскую жизнь она вела.

Эх, Мурка, ты мой муреночек. 
Мурка, ты мой котеночек. 
Мурка, Маруся Климова, 
Прости любимого.

Но пошли провалы, начались облавы, 
Много стало наших попадать. 
Как узнать скорее, кто же стал шалявой, 
Чтобы за измену покарать?

Кто чего услышит, кто чего узнает –
Нам тогда не следует зевать. 
Нож пускай подшпилит, пистолет поставит, 
Пистолет поставит - пусть лежат!

Как-то шли на дело, выпить захотелось, 
Мы зашли в шикарный ресторан. 
Там сидела Мурка в кожаной тужурке, 
А из-под полы торчал наган.

Слушай, в чем же дело?
Что ты не имела?
Разве ж я тебя не одевал?
Кольца и браслеты, юбки и жакеты
Разве ж я тебе не добывал?

Здравствуй, моя Мурка, здравствуй, дорогая. 
Здравствуй, моя Мурка, и прощай. 
Ты зашухарила всю нашу малину 
И за это пулю получай!

Евгений Зимородок
ЗА решеткой, № 2 март 2006


Комментарии

06.01.2012 12:06 Федор [Аb48tF3Y]
Да, это интересно. Таким "блатником" советскому руководству было на руку поддерживать в народе боевой дух экспроприации и реквизиции. Даже Сталин на приеме в Кремле аплодировал Леониду Утесову, исполнившему песню "С одесского кичмана..." Это были 30-е годы. Такова ленинская "Пролетарская культура и пролетарская литература"

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 6663

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама


Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2014 Музей Шансона