Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Аида Ведищева: Я умирала много раз...

Аида Ведищева: Я умирала много раз...

Ее голос звучит в таких культовых фильмах, как "Кавказская пленница", "Бриллиантовая рука"... Под ее "Помоги мне" и "Где-то на белом свете" прилежно открывали рты известные актрисы. Однако имя самой певицы вырезалось из всех титров. Она не выдержала и уехала в Америку. Спустя 25 лет Аида Ведищева рассказала всю правду о своей уникальной женской судьбе

— Говорят, имя во многом определяет человеческую судьбу. Нарекая вас именем оперной героини, родители прочили дочери музыкальное будущее?

— По-моему, они даже в мыслях не допускали, что я стану певицей. Родители связывали и мое будущее с медициной, но я кричала: "Не хочу! Не буду!" — и... готовила себя в артистки. Приходила из школы, бросала портфель, надевала мамины туфли на шпильках и голосила: "Джамайка..." Папа стучал в двери: "Заниматься! На "Джамайке" и шпильках далеко не уедешь..." Знал ли он тогда, чем эта "Джамайка" аукнется мне в жизни?..

— Почему же в итоге поступили в Институт иностранных языков?

— По настоянию родителей. Окончив вуз, поработала пару месяцев педагогом. Потом положила на стол диплом и сказала папе с мамой: для вас я все сделала, теперь настало время заняться собой...

Вскоре друзья мне сообщили: Орловская филармония набирает группу музыкантов, им нужна певица. Я поехала. Так и началась профессиональная музыкальная карьера. Я — избалованная дочка професора, жила, где попало" не особенно задумываясь о быте. Только мечта о сцене занимала меня.

— Ну а как же первые поцелуи, влюбленности?

— Во время одного из концертов за кулисами филармонии познакомилась с невысоким коренастым мужчиной. Оказалось, столичный артист, лауреат международных конкурсов, акробат, работающий на эстраде, Вячеслав Ведищев. Он был разведен, свободен, и он заявил мне: "Я вас забираю. Вы талантливая, я хочу вам помочь".

— Но вы хоть успели полюбить мужа?

— У меня была великая любовь к... сцене. Но если бы Слава мне не понравился, вряд ли я вышла бы за него замуж.

Сразу после переезда в Москву я начала работать в легендарном оркестре Олега Лундстрема. Но для Славы и его акробатических номеров здесь не нашлось места, и мы с мужем перешли в оркестр Утесова. В этом прославленном коллективе у меня не было творческого роста. Я пела там 3-4 песни — и все! Когда объявила Утесову, что ухожу, он, кажется, обиделся.

Дальше был ансамбль Игоря Гранова "Голубые гитары". Но и здесь я не задержалась. Дело в том, что Игорь был мне очень симпатичен. Я ему — тоже. Но он был женат, я — замужем. Пришлось расстаться, дабы не натворить глупостей.

— Как же ко всем этим творческим и личным метаниям относился ваш муж Вячеслав Ведищев?

— С благодарностью вспоминаю Славу, он действительно помог состояться мне как артистке. А какие наряды он мне привозил из своих бесконечных зарубежных гастролей! Но и я была ему хорошей женой — помогала на гастролях, слугой его была. Родила ему сына. И все-таки брак не удался были очень разными. Кроме того, муж по любому поводу пускал в ход руки. Частенько я приходила на репетиции с подбитым глазом. Ревновал он меня дико — не мог понять, что если я и увлекаюсь кем-то, то прежде всего как музыкантом.

— Сложный период в личной жизни совпал и с неприятностями в творчестве?

— На экраны вышел фильм "Кавказская пленница". "Песенку про медведей" я записала в студии за полчаса, даже не подозревая, что участвую в конкурсе на лучшее исполнение этой незамысловатой композиции. В конкурсе я победила... После премьеры фильма пластинка фирмы "Мелодия" с "Песенкой о медведях" заняла первое место по количеству продаж — 7 млн экземпляров! Как первая советская "миллионерша", я была отправлена на фестиваль эстрадной песни в Сопот.

Я сразу подружилась с европейскими звездами — Хеленой Вондрачковой, Радмилой Караклавич, Карелом Готтом. И вот представьте: в один из конкурсных дней по местному радио объявляют: "Советские войска вошли в Прагу". Что тут началось! Карел Готт со словами: "Я не могу петь, когда Родина в опасности", — покинул конкурс. А тут еще из Москвы посыпались начальственные звонки: "Ведищевой — не петь!" Власти боялись, что из солидарности к чехам представительницу Советского Союза публика освистает. Но я ослушалась. Выступила. И спела вместо одной песни несколько. Причем пару песен Володи Шаинского, который, как оказалось, в то время был у властей не в чести. Вопреки политической заварухе, встретили меня великолепно, вызывали на "бис" и по результатам конкурса наградили второй премией.

А в это время в Москве министру культуры Фурцевой уже докладывали о моей выходке. Так я и попала в черный список. Меня перестали показывать по телевидению, транслировать по радио, отменяли концерты.

— Масла в огонь подлил и фильм "Бриллиантовая рука"?

— Режиссеру фильма Леониду Гайдаю нужна была песня для эпизода, где Светличная соблазняет Никулина. Композитор Александр Зацепин написал душераздирающее танго "Помоги мне", но поставил условие, чтобы исполнила его я. Стоит ли говорить о том, как восприняло ее высокое начальство? Меня упрекали в пошлости и пропаганде секса, из титров фильма моя фамилия исчезла...

— Аида, а кто первым посоветовал вам уехать на ПМЖ в Америку?

— Руководитель моего ансамбля Борис. Он появился в моей жизни в самый трудный период: только что закрыли мою программу "Поющие новеллы", музыкантов у меня отняли. Надо было набирать новый коллектив. Когда Борис пришел ко мне на прослушивание, у меня отнялся дар речи от его игры. Я немедленно приняла его на работу.

И вот однажды он мне говорит: "Уезжайте, здесь вам делать нечего..." В 1980-м я решилась на отъезд в Америку. Со мной вместе уезжали мама, сын, 5 собак и новоиспеченный муж -"Борис.

— С Борисом вы обрели пресловутое женское счастье?

— Мы с Борисом задумали создать шоу и выступить с ним на Бродвее. Вскоре наше шоу грянуло. "Лучшее Бродвея и Голливуда" — вот как называлась программа, с которой я объездила всю Америку. Потом было телешоу на калифорнийском ТВ, гастроли, успех у зрителей, рецензии в американской прессе. Но дома происходило нечто непонятное. Борис отпустил бороду, носил только черное, постоянно молился и все время куда-то убегает его совсем перестала интересовать музыка. То, что нас так роднило, утратилось.

— И кроме того, в вашей жизни уже появился другой мужчина — американский миллионер Джей Маркофф?

— Джей Маркофф — эмигрант из Польши, бизнесмен, самый настоящий миллионер — увидел меня в Лос-Анджелесе во время моего выступления в фешенебельном клубе "Фрайерс-клаб". Он влюбился в мой голос, нашел через агентов мой телефон, позвонил. А потом принялся ухаживать. Он стоял передо мной на коленях, задаривал подарками. Борис догадывался о том, что у меня роман, и все же, когда я объявила о разрыве, был потрясен.

— Расскажите, каково это -быть замужем за миллионером?

— Джей поначалу вел себя безупречно. У нас была роскошная свадьба в Беверли-Хилтон отеле. Он дарил мне драгоценности, платья по 5 тысяч долларов, белый рояль. Я построила настоящий дворец в Беверли-Хиллз. Жизнь была прекрасна. Но однажды мы с Джеем оказались в доме одной прорицательницы — миссис Ивы, и она напророчила: "Вы недолго будете жить вместе, через 6 лет вы разойдетесь".

Так и случилось. Началось все с подаренной Джеем поездки в Москву. Я так мечтала вернуться хоть ненадолго на Родину! Нас встретили в СССР замечательно. На дворе уже была перестройка, система запретов постепенно рушилась. Мне даже стали предлагать работу в Москве, и Джей испугался! Он подумал, что может меня потерять, что я могу навсегда остаться в России. И он поставил мне условие: никогда больше не гастролировать. А что же тогда делать? Сопровождать его на все эти местечковые мероприятия? Радоваться очередному подаренному бриллианту? Скука!

Меня стал тревожить и еще один факт: все кредиты муж почему-то оформлял на меня, а все приобретаемые в собственность земли, дома записывались на него, его детей, сестру и зятя. Я стала догадываться, в какую авантюру меня пытаются втянуть: случись с Джеем что-нибудь (а он был старше меня на 20 лет), я была бы обязана погашать его кредиты. А как погасить? Отобрать дом и вышвырнуть меня на улицу.

Когда муж принялся оформлять очередной кредит на 2,5 млн долларов, я его попросила: не вписывай на этот раз меня. А сама пошла за советом к адвокату. Адвокат содрогнулся и сказал: "Разводись!"

Наш судебный процесс длился три года. Джей кричал: "Я преподам тебе урок!" Он собирался оставить меня без гроша. Я поменяла 25 адвокатов, потому что каждый из них подкупался моим мужем. В итоге поняла: защищать себя должна только я. И стала ходить в библиотеки, заниматься, изучать законы. На последнем слушании я сама выступала в роли собственного адвоката. Джей поклялся на Библии говорить правду, я провела допрос. И... отвоевала машину, рояль, драгоценности, аппаратуру.

— Но вам эта история стоила здоровья?

— С ужасом наблюдаю, как сегодня в России входят в моду бракоразводные процессы между богатыми и знаменитыми. Пройдя через этот ад, хочу дать совет женщинам: мы живем в мужском мире, пожалуйста, не стройте из себя героинь, положитесь на волю Бога и... сохраните свое здоровье.

После развода я временно жила у подруги. Клялась, что с мужчинами "завязала" навсегда, с головой ушла в творчество. Однажды пришла в офис, в котором тиражировались мои видеокассеты. Отец хозяина офиса случайно посмотрел эти кассеты и — потерял голову от любви. Наин только приехал в Америку из Израиля. Он расстался с женой, пробовал организовать ресторанный бизнес и при этом ни слова не знал по-английски. Через несколько месяцев снова прихожу за кассетами — и снова Наин выказывает свое восхищение. Я сдалась и... стала учить его английскому. Так прошел 1994 год, а в 1995-м я заболела.

— Правда, что вы заболели одновременно с актером Савелием Крамаровым, с которым были дружны?

— Да, и что удивительно — мы оба только что пережили мучительные бракоразводные процессы. Савва очень любил свою дочку и мечтал только об одном -дожить до ее свадьбы. Но не вынес химиотерапии...

Мой диагноз тоже не оставлял мне шансов: рак третьей степени, неоперабельный, метастаз пошел в печень... Врачи показывали мне снимки опухоли: очертаниями она напоминала крысу. И я решила вступить с этой "крысой" в схватку.

Сделала операцию, затем прошла через мучительную процедуру химиотерапии, закупила всю литературу на тему моей болезни, изменила образ жизни, систему питания. Я боролась. И победила! В этом году 11 лет моей победе!

— Все это страшное время рядом с вами был Наин?

— Да, и это многое для меня значит. Он выхаживал меня, как маленькую. Видел лысой, без бровей, без ресниц. И все равно любил. Теперь мы неразлучны.

— Ваш сын подарил вам внуков?

— Сын женился на чернокожей девушке. Не скрою, я была растеряна. "Ты подумал о будущем? О том, каково в этом нетолерантном мире придется твоим детям?" -как-то спросила его я. Он ответил: "Мы с Марфией приняли решение не иметь детей".

Но самое удивительное: знаете, откуда родом Марфия?! С Ямайки! Вот как мне та самая "Джамайка", которую я пела в юности и которой меня запугивал папа, отозвалась!

— Вы живете в США уже 25 лет. На Родину не тянет?

— Россия для меня действительно Родина. Я счастлива возвращаться сюда и видеть, что меня помнят и любят зрители. Самой важной стала для меня награда, полученная в России. Международный комитет премии "Профессия — жизнь" наградил меня медалью "За волю к жизни". Может, это прозвучит и нескромно, но эта медаль мне присуждена по заслугам.

Илона Егиазарова
Самарская неделя, №14 (10568), 6 апреля 2007г.


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 3397
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона