Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Григорий Лепс: «Лично я деньги ни во что не вкладываю, кроме икон»

Григорий Лепс: «Лично я деньги ни во что не вкладываю, кроме икон»

О Григории Лепсе точно известно, что он всегда поет «вживую» и очень редко дает интервью. С корреспондентом «Труда-7» Лепс согласился поговорить незадолго до праздников.

«ДЛЯ МЕНЯ ГЛАВНОЕ, ЧТОБЫ СЕМЬЯ НИ В ЧЁМ НЕ НУЖДАЛАСЬ» Раз уж наша газета называется «Труд-7», для начала вопрос о работе. Можете вспомнить, как вы заработали первые деньги?

— В столовой, в летние каникулы. Мне было 14 лет, и, как любой мальчишка, я мечтал о магнитофоне. А отец сказал: «Хочешь магнитофон — иди работать, у тебя есть целых три месяца». Я и пошел. Правда, денег все равно не хватило, отцу пришлось добавлять.

— «Форбс» назвал вас самым зарабатывающим артистом. Вы согласны с их подсчетами?

— Да бог их знает, сложно сказать. Пусть пишут что хотят, они ведь все равно никогда не проверяют факты, которые печатают. А мне от этого ни горячо ни холодно.

— Вы довольны такой публичностью или переживаете о том, допустим, как бы к вам на дачу воры не залезли?

— Да я же говорю: мне без разницы. Хотя, с одной стороны, это звание, наверное, престижно, а с другой — я никогда не считал своих заработков. Знаю лишь, что сколько бы денег ни было, человеку всегда будет мало. Потом, зарплата всегда соответствует образу жизни, а семья у меня большая, детей много. К трем дочкам в мае родился долгожданный сын, и останавливаться на этом мы не собираемся (улыбается). Для меня самое главное, чтобы семья ни в чем не нуждалась.

— По-вашему, куда сейчас лучше вкладывать деньги -в акции «Газпрома», в дом в Майами или в благотворительность?

— Благотворительность — это не вложение денег, а помощь нуждающимся. А что касается вложений, то лично я никуда не вкладываю, кроме как в иконы. Я ведь в некотором роде коллекционер: собираю старинные иконы, книги, а это довольно дорогое удовольствие. А на дома в Майами у меня, пожалуй, средств не хватит. Тем более что я сейчас затеял большое строительство. Решил построить в Подмосковье продюсерский центр и не большой домик рядом для своей семьи. Надеюсь закончить к своему 50-летию.

— А у вас самого есть продюсер?

— Нет, очень давно нет. Я сам себе продюсер, хотя есть, конечно, дирекция, администрация, помощники разные. А кого у нас в стране можно назвать продюсером, я даже затрудняюсь сказать. Максимум, наверное, пару человек припомню. Хотя когда-то и у меня был человек, называющий себя моим продюсером (смеется).

— По какой же причине вы с ним расстались?

— Причины разные бывают. Я думаю, в моем случае причина была в несовпадении творческих замыслов. Мы тихо-мирно разошлись.

— Как же в наше время пробиться талантам?

— Деньги нужны — это основное, что нужно талантливому человеку. Отчасти может помочь такой конкурс как, например, «Новая волна», но не всем везет. И даже если победят самые талантливые, что дальше? Нужно находить средства, чтобы покупать песни, записывать их на студии, снимать клипы, ставить их на телевидении. Все это стоит немалых денег.

— Вы сами пишете себе песни?

— Очень редко пишу сам. Да я ведь и не композитор. Если что и получается иногда, то совсем немножко.

— А сколько сейчас стоит хорошая песня?

— По-разному может стоить. И 10, и 20, и 100 тысяч может стоить. Смотря как ты ее оценишь. Любая вещь стоит ровно столько, сколько за нее заплатили. Есть произведения, которые куплены за 200 долларов . (как, например, «Рюмка водки на столе»), а заработать на них можно миллион. А бывает наоборот: покупаешь вроде хорошую дорогую песню, а толку от нее нет.

— На чем сейчас лучше зарабатывать — на корпоративах в Москве, гастрольных турах в провинции или же на продаже дисков?

— Трудом надо зарабатывать, господи боже мой! А поскольку у вас газета «Труд», вам это должно быть особенно актуально. По-другому ты никак не заработаешь. Будешь сидеть на диване — останешься с пустыми карманами.

— Вы, получается, трудоголик?

— Скорее да, чем нет. Состояние усталости практически постоянно присутствует. Хотя лениться тоже иногда случается. Но работы очень много, все расписано уже на два года вперед. Хотя, признаюсь, физически очень тяжело, особенно в последнее время.

— А где все-таки более выгодно выступать — в провинции или на столичных вечеринках?

— Я очень редко выступаю на вечеринках, максимум раз в месяц, в основном работаю на гастролях.

— Каково вам петь перед жующими людьми?

— Нормально, я никогда не переживал по этому поводу. Если каким-то артистам это не нравится, пусть не работают, никто их не заставляет.

— Как думаете, шоу-бизнес у нас в России стал наконец бизнесом?

— Больше нет, чем да. Пока мы еще не достигли европейского или американского уровня, но все к тому идет. Законы вроде бы и есть, но пока не работают.

— А как лично вы платите налоги?

— Нормально платим, заполняем все декларации. У меня специально есть для этого бухгалтер, которому переводятся деньги, с них он платит налоги. Так что платим все исправно.

— Ваши предложения по борьбе с пиратством и защитой авторских прав?

— Бороться с ними очень сложно, но можно. Опять же говорю: закон вроде бы есть, но работает он пока плохо, не знаю, почему. Некоторые музыканты сильно на этом заморачиваются, я — нет. Россия — страна особенная, и люди здесь особенные.

— Хорошо сейчас в России жить?

— Нормально. Я бы больше нигде не смог жить. Есть, конечно, города, которые нравятся, но одно дело приехать туда на недельку, покайфовать и уехать, а другое — жить там.

— Все восхищаются вашим тембром голоса. Многие певцы специально стараются поддерживать определенную хрипотцу. А вы для этого что делаете или не делаете?

— Ничего не делаю. Я никогда на этом не заморачивался. Пою, как могу. Иногда не могу, когда горло болит (смеется). Каких-то профессиональных вокальных данных я не приобретал, хотя иногда приходится заниматься. У меня есть для этого человек, который иногда мне голос поправляет, объясняет, есть врачи. Лет-то мне уже не 20, здоровье порой подводит.

— Есть Дима Билан, который окончил Гнесинку. Он имеет отличный голос, много и кропотливо работает, но при этом его часто называют галимой попсой...

— Отличный певец! А что плохого в поп-музыке?

— Кто из молодых для вас в авторитете?

— Тот же Дима Билан. Замечательный певец. Я могу быть не согласен с его репертуаром, но это личное дело каждого исполнителя. Молодых симпатичных исполнителей много, но еще раз повторюсь: им нужны большие средства, чтобы стать большими артистами. Можно говорить о везении и удаче, не без этого, конечно. Но основное — деньги. Говорят, нужен хороший продюсер. И продюсер найдется, если будут «бабки».

— Вы сами не думали заняться продюсированием молодых талантов?

— Думал, но пока еще не время. Как построю продюсерcкий центр, так посмотрим.

— А почему у нас нет нашей провокационной и яркой Леди Гага?

— Почему нет? Была прекрасная группа «Тату», отлично работали девчонки. Не хуже Леди Гага.

— Ваш рецепт стопроцентного хита?

— Нет у меня такого рецепта. В моей жизни был только один случай, когда я понял, что это стопроцентный хит — «Рюмка водки на столе». Потому что для русского человека это действительно очень актуально (смеется). Как только я услышал эту песню, я ее сразу купил, потому что сразу понял, что это стопроцентное попадание. Хит — вещь очень странная, песня может быть как очень умная, так и абсолютно глупая, как, допустим, «Я тебя не люблю». Частушка какая-то, но людям нравится. Ведь слушатели в большинстве своем непрофессионалы — они должны просто запоминать слова, и все дела.

— Важна для музыкантов вашего уровня дружба с сильными мира сего? С Романом Абрамовичем, например, вы знакомы?

— Нет, лично я с ним не знаком. Но насколько могу судить, человек достаточно приятный, судя по лицу (смеется). Важно ли знакомство с подобными личностями для артиста? Достаточно важно и даже нужно. Кто скажет «нет», соврут в первую очередь сами себе. Если ты знаком с влиятельными бизнесменами, политиками, представителями власти, это большой плюс, минусов тут точно нет. Ведь сам ты ничего из себя не представляешь: в одну секунду из тебя могут сделать мартышку, и ты никогда больше не то что на сцену, на улицу не выйдешь (смеется). А с другой стороны, то, как ты себя преподносишь и на каком уровне общаешься с человеком, дает тебе право на свободу в некотором смысле. Очень тонкая грань между тем и этим. Приходится иногда лоббировать, я бы даже назвал это маленькой политикой между стойками (смеется).

— Удается вам это?

— Бывает. Но я же в принципе подчеркивал, что я человек свободный, у меня нет подобных отношений. Если я с человеком дружу, то дружу по-настоящему. У меня много друзей, и все они очень серьезные люди в большинстве своем. Но есть и абсолютно простые ребята, с которыми я вырос, правда, их уже все меньше и меньше остается. Но тем не менее мы отлично общаемся, и нам ничего друг от друга не надо.

— Насколько сегодня актуален для наших музыкантов девиз «Секс, наркотики, рок-н-ролл», провозглашенный 20-30 лет назад?

— Я думаю, нынешнее поколение ничем не отличается от всех предыдущих. Во времена нашей молодости это было модно, а сейчас многие люди моего поколения уже просто пытаются сохранить остатки здоровья. А молодежь живет теми же принципами, никуда от этого не денешься.

— Своим детям вы даете какие-то советы в этом плане?

— Старшей дочери Инге уже 26 лет, и советовать, наверное, поздно. Она взрослый человек, живет и работает в Лондоне. Но я, конечно, все равно за нее переживаю, что у нее жизнь пока не так складывается, как хотелось бы. А остальные еще совсем маленькие, рано с ними подобные беседы вести.

Лепс

Лина Брагина
Труд-7, 13 января 2011 г.


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 8404
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона