Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Снимите с дерева певца!

Снимите с дерева певца!

Анатолий Полотно

Анатолий ПОЛОТНО — хороший рассказчик. Обозревателю «М-Э» он поведал о своей рыбной ловле и похождениях в тайге.

— Анатолий Сергеевич, когда вы серьёзно к рыбалке пристрастились?

— Основательно я с друзьями рыбалю уже лет десять. А так, занимался этим с детства. Я родом с Урала, а там единственное развлечение — это рыбалка. Во многом на меня ещё и дед повлиял, который был заядлым удильщиком. Помню один случай, когда мы отправились с ним на рыбалку в четыре часа утра. Идти до озера Чупино надо было долго. Когда я уставал, дед на меня ворчал: «Ну иди же, а то к первому клёву опоздаем!» Я плёлся. Экипирован был по-взрослому: своя удочка, сапоги, плащ и рюкзачок. Если я совсем выбивался из сил, дед нёс меня на плечах. В общем, пришли мы на озеро, я пару раз удочку закинул и захотел спать. Дед уложил меня в шалаш и продолжил ловить. Через некоторое время он поймал полуторакилограммового щурёнка. Положил его рядом со мной, а сам уплыл на середину озера. Я проснулся, увидел добычу и от радости затолкал щурёнку палец в рот. А у щуки так устроены зубы, что обратно вытащить конечность не так-то просто.

— Тогда, надо полагать, вы этого не знали?

— Нет, конечно. Я поднял такой визг, что дедуля со скоростью пловца-олимпийца добрался до берега, нажал щучке на жабры и извлёк мой палец. Так произошло моё знакомство с серьёзной рыбой. Тогда спиннинга не было, ловили в основном берёзовыми удочками. А иметь бамбуковую почиталось за счастье. Сейчас всё иначе. У нас с ребятами подготовка к выезду на Север идёт около года. В последнюю свою поездку мы сняли часовой фильм во время весеннего сплава на Таймыре под названием «Охота на тайменя». Теперь хотим снять вторую серию — о зимней подлёдной рыбалке. Раньше я воспринимал мужиков в валенках, сидящих на ящиках, как дураков. «Чего они там, — думал, — высиживают?» А оказалось, это действительно очень увлекательное дело, а тем более на Севере.

— У вас, наверное, лов в промышленных масштабах?

— Да что вы! Просто ради удовольствия в хорошей компании. Кое-что мы, безусловно, привозим домой, но основная цель — экстрим и общение с первозданной природой. Напиться таёжного воздуха — это ж здорово!

— А из шансона с вами ещё кто-нибудь ездит?

— Редко. Такими поездками ещё увлекаются братья Жемчужные, Серёга Трофим. При случае мы вместе рыбалим с моим большим другом Вахтангом Кикабидзе. Большие мы романтики, надо сказать.

— Хотите сказать, в тайге сплошная романтика?

— Для профессионала да. Но в принципе любое такое путешествие сопряжено с большим риском. Поэтому несколько человек от нашей компании всё-таки отсеялись. Поездки на Север требуют мужества. Наиболее коварны в тайге реки. Приехали мы как-то на одну такую переплюйку.

— В смысле мелкую?

— Ну да, метров десять шириной, легко перейти. Так нам казалось. Разбили около неё лагерь. В первый день не охотились, а наслаждались общением. Отправились бродить только на следующий день. Оказалось, ночью в горах прошёл дождь и наша безобидная речушка превратилась в мощную стихию. Хорошо, что у нас тогда один человек приболел и остался в лагере. Благодаря ему уцелели некоторые наши вещи. Без ружья, топора и спичек в тайге погибнешь.

В другой раз, зимой 2000 года, мы попали в куда более жуткую переделку. Мы поехали на Печору, стояла прекрасная погода. Где-то дней пятнадцать мы занимались рыболовством. В день отлёта забрали вещи из нашей охотничьей избы и сгрузили их на лёд по центру реки. Это единственное место, откуда нас мог забрать вертолёт. До его прибытия у нас ещё оставалось время, и мы расположились на небольшом островке чуть ниже по течению. Развели костёр между берёзками, сварили уху, достали остатки спиртного и устроили прощальный пир. И вдруг вода начала подниматься... Причем я ощутил это, только когда мои ноги стали по колено мокрыми. А вода холоднющая — жуть! Ко всему прочему с диким грохотом тронулся лёд. Я с ужасом обнаружил, что рядом с нами дрейфует огромная льдина.

— Фильм ужасов какой- то!

— Хуже! Смерть так близко я ещё никогда не видел. Мы схватили бутылки водки и, кто как смог, забрались на берёзы. Один парень у нас умудрился валенками себе ноги до крови стереть. Ему попалась самая высокая берёза, а на таких, как правило, мало веток. Тем временем внизу все наши вещи перемалывало, как в мясорубке. В общем, просидели мы на деревьях часа два. Кое-как отжали одежду, подсушились на ветру, согревались водочкой. Выжить выжили, а что дальше? Что делать, если вертолёт прилетит не сегодня, а завтра, как уже случалось? А если пойдёт снежный фронт, то можно застрять и на несколько дней.

— Никаких утешительных решений на ум не приходило?

— Нет, оставалось только ждать. До избушки не было возможности добраться. Даже если попробовать вплавь, по дороге обязательно схватит судорога. Нам всё же повезло — вертолёт хоть и с опозданием, но прилетел. Сначала он нас не заметил. Точнее, пилот решил, что никого в живых не осталось, но для очистки совести решил развернуться и посмотреть ещё раз. Мы, как груши, попадали с деревьев и по воде стали пробираться к льдине. Невероятными усилиями взобрались на неё и начали махать руками. Пилот нас увидел и расположил вертолёт над льдиной. Всё скользкое, мокрое плюс дикий ветер от винтов... Словом, загружались мы сорок минут. Для вертолета это тоже была серьёзная нагрузка: долго зависать таким образом — большой риск. Когда мы наконец оказались в кабине, нам предложили технический спирт. Кто рискнул принять его внутрь, а кто просто растёр им тело и ноги. В одном из ближайших городов мы приземлились для заправки. На радостях накрыли поляну. К нам пришёл командир экипажа вертолётчиков и принёс какую-то банку с жидкостью. «Ну что, — спрашивает, — ребята, прилетели?» И показывает нам банку. В ней масло, а на самом дне три миллиметра осадка белой стружки.

— С вертолёта, что ли?

— Ну да! Когда он зависал, винты от перегрузки погнали стружку в масло. Мы могли разбиться... Командир сказал, что мы родились в рубашках, раз сумели выжить дважды за один день. Вертолёт отправили на капитальный ремонт, а нас довезли до аэропорта на лесовозе. С хозяином тайги мне довелось встретиться в 2001 году, когда мы впервые сплавлялись на Таймыр от Уральских гор. На реках были большие перепады. И вот на одном из них я решил сойти на берег, пройтись с ружьишком, а чуть дальше по течению снова воссоединиться с ребятами. Я хотел подстрелить рябчиков и куропаток для ухи — с ними она получается вкуснее. Иду себе, песенки напеваю. Дело было в июне, и в оврагах ещё стояло много воды. В один из них я и угодил. Сел на пригорок, выливаю воду из сапога, отжимаю носок. Вдруг сзади рычание. Оборачиваюсь — здоровый медведь стоит: лапами меня призывает и рычит. У меня с собой была коробка патронов, которые в данном случае были бесполезны. Охотники меня поймут. Четвёртым номером дроби даже гуся не убьёшь. Тем не менее я вставил два патрона и занял выжидательную позицию. Медведь, видимо, прочитал в моих глазах, что убивать его я не хочу. В его же колючих коричневых точках я увидел суровость и непреклонность. Я сделал контрольный выстрел вверх. В этот момент появились два медвежонка.

— Насколько я знаю, это самый страшный вариант встречи с медведем из возможных.

— Совершенно верно, особенно если самка и её детеныши голодны. Живым точно не уйти! От растерянности я ещё раз пальнул в воздух. Медведица втянула ноздрями воздух и медленно начала удаляться. За ней побежали и малые. Слава богу, думаю, значит, сытые. В это время подоспели и мои ребята с карабинами. «Что случилось?» — спрашивают. А я в таком комическом виде — в одном сапоге, растрепанный весь. Объяснил им ситуацию, и они диву дались. «Да, — сказали, — повезло тебе!»

Анатолий Полотно

— А с другим хозяином тайги — тайменем вам не приходилось подобные фокусы проделывать?

— А как же! С ним я давно дружу. Это даже не рыба, а крупный и хитрый речной зверь, который, помимо сородичей, питается ещё белками и утками. Самые крупные экземпляры тайменя весят порядка 80 килограммов. Насколько я знаю, он даже в Красную книгу занесён. Так что обычно мы его отпускаем. А однажды случай был, когда он меня провёл. Запустил я мыша, кинул снасть и жду. Чувствую, начал дергать. Судя по всему, рыбина под 40 кило. А я максимум по 27 килограммов отлавливал. Меня азарт взял. Я одной рукой пытаюсь тащить, а другой за деревце держусь. Ничего не выходит — он того и гляди меня самого в воду утянет. И это несмотря на то, что у меня стоял мощный тройник, то есть три специальных крючка. Таймень может так рыбака очень долго мучить. Мы с моим боролись около получаса. В результате этот хитрец, основательно вымотав меня, выпустил крючки и уплыл. Хоть и обидно было, я порадовался. В отличие от нас местные жители ловят их сетями. Для них рыбалка не хобби, а способ существования. Но и они больше, чем надо, не берут. У тайменя необыкновенно вкусное розовое мясо.

— Анатолий Сергеевич, а не поделитесь рецептом ухи по-таежному?

— С удовольствием. Лучшие варианты рыбы для ухи — сёмга, кумжа, хариус и нельма. Рекомендую смешивать три сорта. Сначала варите в отдельном котелке только головы. Потом отдельно варите мясо и выкладываете остудить. Затем, предварительно обжарив с луком на углях, варите потрошки. Затем всё вместе с головами провариваете ещё минут пять. Гурманам советую перед употреблением обжечь на костре ветку ольхи (для средней полосы сойдёт груша или яблоня) и на пару секунд опустить в котелок. Уха от этого становится более светлой и пахнет костром. Если всю уху не съедите, оставьте на утро в морозилке — будет изумительный холодец!

Алена Снежинская
Экспресс Мегаполис, №11 (649)


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 4589
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама


Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона