Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Так чьи «Эти глаза напротив»?

Так чьи «Эти глаза напротив»?

Дочери певца Валерия Ободзинского (песни "Эти глаза напротив", "Вечная весна", "Белые крылья" и пр.) пытаются через суд вернуть права на творческое наследие отца.

ЗА ДВА года до смерти (Ободзинский умер в апреле 1997 г.) певец составил завещание: все авторские права на свои песни он передаёт Анне Есениной. Есенина была его администратором, давней поклонницей, у неё он прожил последние четыре года своей жизни.

Самоучка с пляжа

В СССР 60-70-х Ободзинский был мегазвездой. По популярности с ним мог сравниться разве что Муслим Магомаев. Правда, за плечами у Магомаева было классическое музыкальное образование, а у Ободзинского — одесские пляжи.

Максимальный гонорар, который тогда можно было получить за выступление, равнялся 40 рублям. Ободзинский умудрялся в месяц зарабатывать по несколько тысяч рублей.

— Он работал на износ. И всё — живьём, — рассказывает Анжела Ободзинская. — Выходил со сцены весь мокрый. Переодевался, дома ложился отдохнуть, а вечером – Я снова на концерт. Днём обязательно спал, сидел на диетах, потому что считал, что артист не должен распускать себя. Когда приближалось время выступления, уходил к себе в комнату, медитировал...

— Мы всегда жили хорошо, даже в советские времена, — вспоминает Валерия, младшая дочь. — Мы его ждали, скучали, а он всё время привозил подарки. Он вообще любил всё выбирать и покупать сам — вплоть до ложек и вилок. Обожал дарить маме кольца, драгоценности.

Как-то маме пришлось уехать с гастролей на несколько дней раньше. Все свои украшения, папины именные часы она сложила в один чемодан -чтобы легче было следить. Именно этот чемодан у неё и украли — видимо, утянул кто-то из своих. Уже из дома она в слезах позвонила папе: "Унесли всё! Подчистую!" А он в ответ: "Успокойся, пойди в магазин и купи себе новое кольцо!"

Сорвался через 15 лет

ЕГО мучила совсем другая болезнь — гораздо страшнее звёздной. Алкоголизм.

— Пить он начал рано — совсем молодым, — говорит Анжела. — И маме, ещё когда они познакомились, сразу же об этом рассказал. Они встретились в Иркутске — мама (первая жена Валерия Ободзинского Нелли Кучкильдина. — Прим. ред.) там жила, а папа приехал с гастролями. Он заметил её в зале, после концерта сам подошёл, представился... Ей было 18 лет. Папа говорил, что у него серьёзная проблема, что он алкоголик... Но маму, молоденькую девочку, это не испугало. Наоборот, он казался ей таким взрослым, опытным. Артист! Столько в жизни повидал! Да ещё так страдает.

Папа прекрасно понимал свою проблему и держался почти 15 лет. Он даже курить практически бросил. Аутотренингом занимался, искал ещё какие-то способы — только бы не возвращаться к этой заразе. Но как-то он простудился, и ему прописали лекарство от кашля. Он его попринимал, а потом как-то заметил: "Какое странное ощущение! Оказывается, никакого алкоголя не надо. Выпил лекарство — и так хорошо себя чувствую!" Тогда про зависимость от лекарственных препаратов не говорили... А папа постепенно стал привыкать к этим таблеткам...

Ему становилось всё хуже. Он понимал, что пора лечиться. Ему нашли хорошего нарколога, который из врача превратился в друга. Папа очень ему доверял. Но однажды приехал на очередной приём и узнал, что доктор попал в аварию и погиб. Вот тут отец и сорвался...

Он не пьянствовал беспробудно -мог пить месяца два-три, а потом несколько лет вообще не брать спиртного в рот. Но срывы случались всё чаще. Да и на эстраде начались проблемы. Партийное начальство Ободзинского недолюбливало — за его репертуар, в котором он смешивал и "одобренных" композиторов, и западный шансон, за его "несоветскую" манеру исполнения. А Ободзинский не хотел и не рвался угождать боссам.

В конце 70-х жизнь Ободзинского пошла вразнос. Выступал всё реже — говорил, что ему неинтересно, что он достиг потолка. А пил всё чаще. В конце концов устроился сторожем — охранял склад стройматериалов. В это время он и сошёлся с Анной Есениной. Таких называют "профессиональная фанатка". Она не пропускала ни одного концерта Ободзинского, всегда дарила цветы. Она и разыскала Ободзинского на этих заброшенных складах, забрала "из сторожей", попыталась вернуть на сцену, помогла записать диск... Он снова начал работать — благо на голосе все эти срывы не отразились. Записал диск с песнями Вертинского, потом — свои. Но всё это время он снова и снова срывался. В конце концов сердце не выдержало...

Цена таланта

— ПАПА прожил с Аней Есениной четыре года. Не самых лёгких — он срывался, уходил, снимал квартиры, снова возвращался. Мы были с ней в очень хороших отношениях, приезжали его навестить, иногда даже жили у них. Папа часто приходил и к нам домой, вместе отмечали праздники, он до последнего дня был прописан вместе с нами и любил свой дом, — продолжает Валерия. — Пока папа был жив, он ни разу не упомянул, что написал какое бы то ни было завещание. И в нашем последнем с ним разговоре — за несколько дней до его смерти — он сказал: "Вы с Анжелой теперь остаётесь одни, вам продолжать моё дело". И снова — ни слова о завещании.

Собственно, нам и в голову не приходило беспокоиться. Ведь по закону мы являлись его прямыми наследницами, и все папины права автоматически переходили к нам с Анжелой. И вдруг Анна заявляет, что, оказывается, папа оставил завещание, передавая ей авторские права на его произведения.

— У Ободзинского был богатый репертуар — порядка 150 песен, авторы музыки и слов известны. Певец являлся обладателем авторских (как автор воспоминаний, композитор) и смежных исполнительских прав (исполнение и фонограмма песен, написанных не им), — объясняет юрист, представитель Ободзинских Елена Богатырёва. — По завещанию Ободзинский передал авторские права Есениной. Смежные права в завещании не указаны, а значит, не были переданы. Однако решением районного суда нотариуса обязали выдать свидетельство на наследство по завещанию на авторское право, включая смежные права. Закон РФ "Об авторском праве и смежных правах" чётко разделяет эти два понятия. Исходя из этого закона, мы считаем, что авторские права принадлежат Есениной, и данного факта не оспариваем. К тому же нотариус указал Ободзинскому на различие в смежных и авторских правах. И о смежных правах он в завещании не написал ни слова. Раз эти права там не указаны, значит, они принадлежат сестрам Ободзинским как наследницам первой очереди.

По оценкам экспертов, смежные права приносят неплохую прибыль желающий исполнить ту или иную песню должен заплатить порядка 150 долларов. Платятся деньги и за предоставление права провести творческий вечер (100 долл. за песню), снять фильм, издать книгу и т. п. И зачастую прибыль эту получают не прямые родственники, а музы творцов.

Валерий Ободзинский был талантливым певцом. Но Судьба одной рукой даёт, а другой отнимает. За свой красивый голос Ободзинский заплатил сполна — той трагедией, в которую превратились последние годы его жизни. А дочери певца, подав заявление в суд, надеются, что там спокойно и грамотно оценят ситуацию и вернут им то, на что они действительно имеют право.

Юлия Шигарева
Аргументы и факты, №44(1357), октябрь 2006


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 2680
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама


Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона