Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Кто открыл «Золотую страну?»

Кто открыл «Золотую страну?»

Люди строят дома для людей. Иногда — "джентльмены для джентльменов" (именно так, если верить легенде, был построен целый город — столица мальтийских рыцарей). Иногда — лимитчики для лимитчиков. Возможны варианты. В Петербурге еще не привыкли к проектам, которыми можно гордиться. Зато, кажется, у нас уже поняли: проекты "без лица" не нужны никому. В этом нет особого пафоса. Это просто бизнес.

Имена первооткрывателей "Золотой Страны" хорошо известны в бизнес-сообществе обеих столиц. Об этом неординарном проекте вы, как мы надеемся, тоже наслышаны: вы ведь внимательно читали прошлый номер нашего журнала?

Интересно вот что: до сих пор никому (или почти никому) не удавалось показать их вместе — и "Золотую Страну", и ее отцовоснователей (и, в некотором роде, авторов-исполнителей).

К тому же мы даем честное слово: сегодня вы увидите их с неожиданной стороны.

Итак, вот участники нашей беседы:
Евгений Вениаминович Купсин — предприниматель, учредитель стипендиального фонда "Великий Город" и Александр Яковлевич Розенбаум, певец, композитор и депутат Госдумы.

Предприниматель Евгении Купсин и певец Александр Розенбаум — друзья и деловые партнеры, совладельцы торгово-развлекательного комплекса, ресторана и отеля, известных под общим названием "Золотая Страна".

С недавних пор Александр Яковлевич выступает не только на сцене, но и на трибуне Государственной Думы в качестве депутата от фракции "Единая Россия".

Это многое меняет. По крайней мере, текст, который вы сейчас прочитаете, приобретает особый вес.

Пока что Единая Россия не стала Золотой Страной, — не без грусти отмечает The Chief. Но... кто говорил, что будет легко?

A. P. — Начиналось все тоже непросто. Когда в конце 80-х годов прекратил свое существование Ленконцерт, в компании Евгения Вениаминовича, которая тогда называлась "Великий город", мы сделали гастрольно-концертный отдел. Я был и начальником этого отдела, и единственным человеком, который там работал...

Ну, а со временем мы вместе сделали ресторанчик "Белла Леоне". И "застрельщиком" всегда был господин Купсин. С того времени все и выросло до сегодняшнего состояния. Это называется "капитализация", да?

Е. К. — Хочу поправить. Я, конечно, выступал с инициативой... но — мыслями мы были вместе.

Александр Яковлевич — не бизнесмен, который занимается текущим бизнесом, но то, как он видит картину в целом и его внутренняя интуиция — это потрясающе. Он частенько высказывает некоторые воззрения, которые даже меня шокируют. Но, видимо, в силу того, что он очень много общается со страной и опирается на свой внутренний интеллект... он — очень серьезный предприниматель.

А. Р. — Может, я немножко и скромничаю. Конечно, я не оперирую такими понятиями, как валовой продукт, оборотный капитал. Я эти вещи понимаю не совсем...

Е. К. — Важно вот что. Мы в "Золотой Стране" не занимаемся текущей деятельностью — управлением ресторанами, магазинами, казино, торговлей. Мы инвестировали деньги и реализовали проект. Мы создавали его идеологию. Мы занимались стратегическим планированием.

Естественно, есть определенные требования к этим операционным компаниям, которые придут и уже пришли сюда на управление бизнесом — это безусловно.

А. Р. — Это — наше имя. И здесь все будет так, как соответствует нашему имени.

Е. К. — И люди, находясь в красивом, правильном месте, уже будут по-другому мыслить. Потому что бытие определяет сознание, не так ли?

Тот, кто помнит материал в прошлом номере The Chief, знает: масса не слишком четко обоснованных административных препон едва не загубила на корню все начинание.

А. Р. — Все это делалось долго. Мы ведь не сидим ни на газовых трубах, ни на нефтяных скважинах, не пилим лес и не разрываем недра. Все, что здесь — это наши денежные знаки. У Евгения Вениаминовича свои источники поступления, у меня если и есть труба, то — от концерта, от кассы... Все это построено на честно заработанные деньги.

Е. К. — И без использования административного ресурса.

Однако, если нет административного ресурса, — сомневается The Chief, — тогда неизбежно должен быть какой-то другой?

Е. К. — Это очень серьезный вопрос. У нас есть свои принципы. И нам важно, что в нашем бизнесе нет криминальных денег. Закрывать глаза на это мы не можем. Вы не забывайте: нам за пятьдесят, и со многими из этих людей — из тех, кого причисляют к "криминалитету" — мы знакомы еще с семидесятых годов.

А. Р. — И никто не сможет отрицать: все они — личности. Это нельзя сбрасывать со счетов. А меня всегда интересовали именно личности. Работа у меня такая.

Е. К. — Сейчас идет довольно брутальный период в жизни нашего общества — но мы от этого времени не отказываемся и от него не убегаем. Но и не втекаем в него.

А. Р. — Если бы в бизнесе что-то было сделано на криминальные деньги, конечно, ты бы от них полностью зависел. Если только ты связался с криминальными деньгами, ты уже от них зависишь.

Е. К. — К тому же надо знать, что сегодня во всем мире значительно больше развита "беловоротничковая преступность". Ее часто ассоциируют с коррупцией. Хотя коррупция — только одна из ее форм. Разве Мавроди — коррупционер? Нет, он просто взял и "по-белому" всех обокрал. Порой тихонькие интеллигентные мальчики на сто процентов используют крыши и криминальные деньги в бизнесе. Мы этого не делаем, поэтому и не бегаем ни от кого.

А. Р. — Что до меня, то я никогда не просыпался с мыслью: сегодня напишу песню для блатных, а завтра — для военных. А послезавтра — для бабушек, а послепослезавтра — для пионеров. Я пишу то, что у меня в душе, а дальше уже люди понимают, как хотят.

Точно так происходит и в бизнесе. Мы не делаем проект в расчете на нуворишей или на бандюганов.

Читатель помнит, что в самом начале мы уже говорили о проектах "без лица" и о проектах, которыми можно гордиться.

И все-таки: кто и для кого строит сегодня Санкт-Петербург? Однозначного ответа на этот вопрос, пожалуй, не добьешься и у губернатора. Очевидно, что пятна под застройку в центре города получают многие, но не у всех получается "Золотая Страна".

А. Р. — Я не буду сейчас уговаривать вас поверить в то, что творческих людей не так уж много. Поэтому возьмем сразу вторую причину: основная и самая нелюбимая мною черта российского бизнесмена — он хочет сразу, быстро и много. С хорошими вещами так не бывает. Хорошее вино — выдержанное, хороший продукт — всегда с историей. Можно было бы здесь воздвигнуть коробку какую-то, не мудрствуя лукаво. Зарабатывать деньги. Но это не наш метод.

Е. К. — Нам небезразлично, что будет в этом городе. В этом отношении Москва продвинулась значительно вперед. Сегодня там просто ставится лимит на стоимость площади в центре Москвы. Там ты не сможешь построить домик за полторы-две тысячи квадратный метр. Мэр его не пропустит. Он считает, что в центре Москвы должна быть другая стоимость. Отсюда идет все остальное. Этого в Петербурге, к сожалению, не происходит. Потому у нас сегодня до сих пор строят... новый Оренбург. Город расширяют, это ложится на его инфрастуктуру, а в Петербурге она, пожалуй, и самая сложная в стране. Старая, разветвленная. Строят новые теплосети, электрические сети, канализацию куда-то дальше тащат. А это все городские деньги. Зато не хватает денег на содержание и обновление инфрастуктуры в центре города. Почему еще мы здесь так долго строили? — да потому, что электричества не хватало — надо было построить свою подстанцию, канализации не хватало — надо было протащить новые коммуникационные сети. Я считаю, что проблема петербургской администрации — будем говорить "прошлой", надеюсь, это изменится — в том, что здесь всегда строили просто город, а не Санкт-Петербург.

А.Р. — Могу сказать, что буду использовать все свое думское влияние для того, чтобы убедить людей: деньги на канале Грибоедова, Мойке лежат просто под ногами. Но для этого нужно волевым решением провести расселение первых этажей... Тогда и Амстердаму делать будет нечего. Но для этого нужно: 1) быть питерским человеком и любить свой город; 2) кроме денег, нужно иметь огромное желание, набраться смелости, терпения...

Е.К. — Вот одна деталь. У нас в "Золотой Стране" не просто ресторан, а ресторан "Федор Достоевский". Дело в том, что в прилегающем доме жил сам Федор Михайлович и написал там "Бедные Люди". И этот ресторан тоже будет иметь свою стилистику, ни на что не похожую сегодня. Разве что есть аналог — кафе "Пушкин" в Москве.

Кстати, я специально изучал вопрос и обнаружил, что ничего подобного "Золотой Стране" в Петербурге пока даже в проекте не существует. В Москве — есть, а у нас — нет. Это, в общем, даже несправедливо. Люди, которые приезжают в наш город, не могут найти привычный для себя уровень комфорта. Ну, я согласен, это актуально не для всех. Но такой уровень услуг всегда будет востребован. И должен быть представлен. Это вопрос престижа города.

Поэтому мы хотим, чтобы это был городской проект, но при том мы ничего не от города просим. Разве что — понимания.

Александр Розенбаум:
"Здоровых людей все больше"

Нет ничего странного, когда артист приходит в большой бизнес. Я ни в коей мере не буду сравнивать себя с теми именами, о которых буду говорить... С другой стороны, я имею право это говорить, потому что за мной — 250 миллионов русскоязычного населения. Поэтому можно где-то и сравнивать, да? Так вот, Шварценнегер, Брюс Уиллис и Сталлоне имеют "Планету Голливуд", Паваротти имеет колоссальный ресторан в Майами. Де Ниро имеет нехилый ресторан в Нью-Йорке.

Некоторые наши люди от них, в обшем, не отстают. Я беру тех людей, которые уже сделали себе в своем основном деле достаточную капитализацию, которая им позволит войти в какойто бизнес. Так вот. у нас таких людей не очень много, но они есть — Иосиф Давыдович Кобзон, Алла Борисовна Пугачева, ваш покорный слуга.

Проекты, подобные нашей "Золотой Стране", вполне характерны для творческих людей. Было бы странно, наверное, если бы творческий человек строил носочно-чулочную фабрику, хотя в этом тоже ничего страшного нет...Но нам, артистам, хочется вкладывать себя в бизнес развлечений, в бизнес потребительский. Потому что, в принципе, сами-то мы по себе люди потребления — нас потребляют. Я сейчас говорю о себе, как о продукте.

К счастью, бизнес уже мало кого пугает. Здоровых и здравомыслящих людей становится больше, чем больных, вне всякого сомнения. Это я вам как врач говорю. И с каждым днем их будет все больше и больше. Так должно быть, и так будет.

Всущности, "Золотая Страна" — всего лишь мшкнький кусочек старой доброй Европы в центре усталого и обветшалого Петербурга. Если бы из таких кусочков собралась полная мозаика, никто не бьы бы против. Зря говорят, что человек красит место: сплошь и рядом случается наоборот.

Однако будущее внушает определенный оптимизм. Потому что, как говорит доктор Розенбаум, здоровых людей становится все больше.

Евгений Купсин:
"Деньги — только степень свободы"

Когда станет понятно, что в России все хорошо? Когда наш человек с деньгами будет достаточно высоко культурен в своем потреблении. Ведь даже наш новый русский в Париже, в Лондоне ведет себя абсолютно по-другому. И я убежден, что в "Золотой Стране", в любом подобном месте они не позволят себе вести по-жлобски. К тому же, все повторяется. Помните, первичная буржуазия из своих купеческих домов норовила делать виллы и особняки? Только потом, пообтеревшись в столицах, они начинали думать и делать по-другому.

Мы хотим, чтобы люди привыкли к деньгам. Деньги — это только степень свободы. Свободой надо пользоваться красиво.

Главный и неотъемлемый продукт Петербурга — это его культура. В том числе, между прочим, культура потребления. А производство зависит от заявленного уровня потребления. Этим и надо заниматься в первую очередь. Вот мы это и делаем. Импортируем в Санкт-Петербург современный, достойный уровень потребления.

Мы сами себе поставили планку на должной высоте. Если кто-то захочет тупо скопировать наш продукт... мы не можем его заставить этого не делать. Единственная защита — порог вхождения конкурента в рынок. Порог вхождения мы и задали такой, что — пожалуйста, you are welcome!

Но, в принципе, мы будем только рады, если у них это выйдет красиво.


«the Chief», #1(27), 2004


Комментарии

24.08.2007 17:41 семён [sem359@yandex.ru]
говорят мужчины красиво и правельно,но... отчего-то не верится "единороссу" А.Я.Р.
25.08.2007 12:57 Игорь [yushta_i@ mail.ru]
Аналогично. Это есть ложь.

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 7039

vk rutube youtube

Ирина Маулер
Виктор Давидзон
Мария Мордасова
Александр Кирьянов
Александр Юрпалов
Вячеслав Стрелковский
 Сана
Ростислав Поспелов
Игорь Латышко
Артур Шуляк

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона