Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » «За що ж мы проливали нашу кровь?..»

«За що ж мы проливали нашу кровь?..»

Мы продолжаем знакомить наших читателей с легендарными песнями, рожденными блатным миром. «С одесского кичмана» (кичман -это, собственно, тюрьма на блатном языке) — любимая песня многих россиян, и не только тех, кто походил в свое время в тюремной робе. Безусловно, эта песня так широко стала известна благодаря Леониду Утесову. Достаточно сказать, что в то время, когда песня была под запретом, Утесов исполнил ее в Кремле лично товарищу Сталину!

«С ОДЕССКОГО КИЧМАНА» ЗАПРЕЩАЛАСЬ ДВАЖДЫ

На самом деле тот вариант песни, что мы приводим, это смесь переделок и обработок. Первоначальный, «каторжанский» текст уже утрачен. Песня-то была сочинена еще во времена царских тюрем. И авторы ее неизвестны. Поэтому песня «С одесского кичмана», так сказать, реставрированная. Песня, быть может, и забылась бы вовсе, если бы не Леонид Утесов. Он стал ее исполнять и даже записал в 1932 году на грампластинку. И знаменитый певец не прогадал: песню «С одесского кичмана» вскоре знала вся страна. Так хорошо знала, что в 30-е Комитет по культуре запретил ее Утесову публично исполнять. Запрет этот был снят весьма неожиданно.

В 1936 году в Кремле состоялся торжественный концерт в честь рекордного перелета Валерия Чкалова из СССР в США через Северный полюс. По версии писателя Анатолия Рыбакова, именно Чкалов, который трижды привлекался когда-то к уголовной ответственности за хулиганство, упросил Иосифа Сталина разрешить Утесову исполнить «С одесского кичмана». И мотивировал это так: «Товарищ Сталин, слова, может быть, и тюремные, блатные, но мелодия боевая, строевая мелодия». И Сталин согласился. Впрочем, подругой версии, сам Сталин, не понаслышке знакомый с тюремными нарами, милостиво разрешил Утесову исполнить свой хит. Так или иначе, доподлинно известно, что Сталину песня тогда очень понравилась, и она исполнялась даже на бис.

Такова уж судьба этой песни, что после смерти Вождя народов она была запрещена вновь. Хотя тот же Аркадий Северный, человек искренно влюбленный в Одессу (хоть и не одессит), неоднократно ее исполнял и после этого. И записывал. Только делалось это все неофициально. Юный Владимир Высоцкий, начавший большое творчество с блатных песен, также как-то исполнял «С одесского кичмана».

ОДЕССКИЙ СТИЛЬ НИ С ЧЕМ НЕ СПУТАЕШЬ!

«С одесского кичмана» — песня не просто блатная, а еще так называемая «одесская». Впрочем, этот удивительный город был очень близок и к музыке, в том числе тюремной, и к воровской романтике. И «Гоп со смыком», и та же «Мурка» имеют к Одессе смысловую или территориальную привязку. Ну, а уж поскольку и сам Утесов был родом из Одессы («Не каждому дано родиться в Одессе» — его слова), то и песню «С одесского кичмана» он пел с особым, «одесситским» шиком. Приведенный нами текст именно из репертуара Утесова. С «одесскими» фишками:

Болять-таки мои раны, 
Болять мои раны в боке. 
Одна же заживаеть, 
Другая нарываеть, 
А третия застряла в глыбоке.

Именно так, как здесь пишется, и пел Утесов. С этими мягкими знаками после «т», с распевом гласных букв. Позже так же пел другой знаменитый одессит — Марк Бернес:

Я вам не скажу за все Одессу, 
Вся Одесса очень велика, 
Но и Молдаванка и Пересыпь 
Обожають Костю-моряка.

Кроме того, песня «С одесского кичмана» насыщена множеством просто-народно-жаргонных слов, опять-таки, с «одесским» колоритом: «вапняновская малина», «малахольный», «борелись», «стрыждались».

Кроме того, если в царское время у песни был один текст, то при своеобразной реставрации в нее изрядно добавились актуальные для того времени нотки Гражданской войны:

Один, герой Гражданской, 
Махновец партизанский, 
Добраться невредимым не сумел...

Ну и истинная блатная песня не была бы такой, если бы не было в ней надрыва, размышлений о смерти, последнего привета маме. «С одесского кичмана» — песня в этом смысле классическая. Все законы блатного песенного жанра соблюдены:

Товарищ малахольный, 
Зарой ты мое тело, 
Зарой ты мое тело в глыбоке. 
Покрой могилу камнем, 
Улыбку на уста мне, 
Улыбку на уста мне сволоке.

В наше время последними, кто исполнял эту песню Q большой сцены, были группы «Несчастный случай» и «Машина времени», а также исполнитель блатных песен Чернусь.

«С ОДЕССКОГО КИЧМАНА»

(Вариант в исполнении Леонида Утесова)
С одесского кичмана
Сорвались два уркана,
Сорвались два уркана в дальний путь.
В вапняновской малине
Они остановились,
Они остановились отдохнуть.

Один, герой Гражданской,
Махновец партизанский,
Добраться невредимым не сумел.
Он весь в бинтах одетый
И водкой подогретый,
И песенку такую он запел:

«Товарищ, товарищ, 
Болять-таки мои раны, 
Болять мои раны в боке. 
Одна же заживаеть, 
Другая нарываеть, 
А третия застряла в глыбоке.

Товарищ, товарищ,
Скажи моей ты маме,
Шо сын ее погибнул на посте.
И с шашкою в рукою,
С винтовкой — у другою
И с песнею веселой на усте.

Товарищ малахольный, 
Зарой ты мое тело, 
Зарой ты мое тело в глыбоке. 
Покрой могилу камнем, 
Улыбку на уста мне, 
Улыбку на уста мне сволоке.

За що же ж мы борелись?
За що же ж мы стрыждались?
За що ж мы пропивали нашу кровь?
Они же ж там гуляють,
Карманы набивають,
А мы же ж подавай им все новье!

Они же там пирують,
Они же там гуляють,
А мы же ж попадаем в переплет!
А нас уж догоняють,
А нас уж накрывають,
По нас уже стреляеть пулемет!

Евгении Зимородок
ЗА решеткой, №1, январь-февраль, 2007


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 4644
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона