Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » У нас музыку поставили на конвейер...

У нас музыку поставили на конвейер...

Сейчас в прессе нечасто встретишь термин "русский шансон": то ли дело в предрассудках, то ли в необычности темы. Чтобы прояснить ситуацию, я встретился с потрясающим человеком — Андреем БОЛЬШЕОХТИНСКИМ — популярным исполнителем этого жанра. Родился он в Питере в 1961 году, по профессии — экономист, много лет проработал в системе ВПК, мотался с командировками по стране, в командировках же познакомился с будущей женой.

— Русский шансон, пожалуй, одно из самых неоднозначных течений в современной музыке. А некоторые и вовсе подменяют это словосочетание "блатняком"...

— Для меня сам термин "русский шансон" непонятен. Это то же самое, что "американские валенки". Шансон — это обыкновенная русская песня, о русских людях, о банальной жизни, об обычных ситуациях.

— А тюремная лирика...

— Ну и что, что! У меня тоже есть веселая песня про тюрьму. А разве это не жизненная ситуация? И вообще, особой грани между бардовской песней и шансоном я не вижу. Высоцкого, кстати, за границей называют не иначе, как шансонье. Говорить о каких-то барьерах в контингенте слушателей тоже не приходится: раньше шансон слушали все — от слесаря до членов ЦК. Безусловно, как и во всяком стиле, здесь есть банда однодневная, а у некоторых к тому же трудности с русским языком... Как бы то ни было, нельзя судить о человеке по его внешнему виду.

— Каждый начинающий исполнитель находится под чьим-то влиянием. А кто вас подвиг к творчеству?

— Моими любимыми музыкантами были и остаются Высоцкий, Галич, Окуджава, Северный. Они и были моими ориентирами. Писать я начал давно, а вот петь смущался. В 1995 году Николай Рязанов из "Братьев Жемчужных" подтолкнул-таки меня к исполнению, а потом я записал и свой первый альбом. Музыку к песням я сам не пишу -считаю, что всё нужно делать хорошо, с талантом, а банальные мелодии писать не хочется.

Нужно всё делать с душой, хотя сейчас достаточно технических средств для написания мелодий. А вот стихи сочиняю сам — о любви, о родине... Некоторые стихи для меня написал Эдуард Кузнецов. Это поэт, которого я могу сравнить с Есениным. Его песни кроме шансонье поют и такие мэтры эстрады, как Иосиф Кобзон.

— Однако сейчас вы не записываете альбомов. В чём дело?

— Дело в том, что артист должен уметь не только заниматься творчеством. Я занимаюсь музыкой, когда мне этого хочется. Один мой знакомый музыкант сказал мне: "Да ведь я ничего не умею делать, кроме того, как петь". Я думаю, это плохо. Почему сейчас на западе музыканты более профессиональны? Потому что они не гонятся за деньгами. А у нас музыку поставили на конвейер, она превратилась в коммерцию. Оттого-то так много мусора на сцене. Опять же, любой мало-мальски образованный человек способен написать стихи. Но необходимо, чтобы в них была искренность.

— На концертах-фестивалях исполнители шансона создают видимость этакого братства. Они, кажется, не ссорятся, как поп— ирок— певцы...

— Действительно, отношения между певцами теплые, дружеские. Пишут друг для друга песни. Но, кстати, у шансона близкие связи с роком: Александр Маршал чисто рокерский музыкант, солист "Парка Горького", однако поет и шансон. У "Машины времени" тоже есть песни в стиле шансон. Это лишний раз доказывает, что шансон не замкнутая культура.

— У любого течения — своя публика, особенные отношения с ней. У шансона, наверное, тоже. Молодежь вообще скептически относится к нему.

— Большинство наших слушателей — люди зрелые, имеющие опыт в жизни. Несомненно, и девушки, и юноши тоже придут к шансону, только со временем. Мнение же, что рокерская публика не пойдет на шансон, не соответствует истине. Наши фестивали собирали многотысячную толпу и в "Ледовом", и в "Октябрьском", поэтому говорить, что наш зритель не пойдёт на Кинчева, бессмысленно.

— Многие музыканты говорят, что на сцене они чувствуют зрителей.

— Не знаю, честно — я не вижу ни глаз, ни лиц зрителей. Прожектора бьют в глаза. Только по аплодисментам я вижу, что публика меня приняла. Не в обиду будет сказано, но публика сейчас деградирует... и это страшно...

— В этом мире все меняется, приходит и уходит. Может, и шансон со временем канет в Лету?

— Нет, такого не случится. Шансон настолько прочно укоренился в музыкальном мире, что от него теперь не избавишься. Тем более, что сейчас у этого стиля блестящие молодые исполнители — Слава Медяник, Трофим.

— У звезд существует такое опасное понятие, как "звездная болезнь". Или же некоторые ищут себе какие— то экзотические увлечения, хобби.

— Приятно, когда тебя узнают на улицах, но ни о какой "звездной болезни" здесь и речи не идет. Что касается увлечений, то я обожаю рыбалку у нас в области, охоту. Уже, 8 лет не пропускаю ни одного сезона. Никогда не браконьерю — думаю, это хищническое отношение к природе.

— Все исполнители имеют особую жизненную позицию, свою истину. Какая правда у вас?

— Я всегда хочу, чтобы люди относились ко мне, как я к ним.

Николай Иванов
«Новости Петербурга», №12, 25-31 марта 2003


Комментарии

04.01.2008 17:11 Александр [Fartoviii@yandex.ru]
Я вот что хотел спросить как вы лично относитесь к испонению группы Бутырка самой популярной на мой счет группой среди шансона?

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 3519
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона