Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » «Никогда не встану на колени!»

«Никогда не встану на колени!»

Традиция делать татуировки на ногах имеет в уголовном мире давнюю историю. Кроме лишней площади для размещения татуировок (если к тому времени руки, грудь, спина и остальные части тела уже сплошь исписаны шедеврами тюремной живописи), объясняется это еще и тем, что ноги, как правило, закрыты большую часть суток от посторонних глаз. Поэтому чаще всего татуировки на ногах предназначены для просмотра лишь очень хорошим знакомым их обладателя.

«ОНИ УСТАЛИ ОТ ЭТАПОВ»

К серьезным, имеющим вполне конкретное значение татуировкам на ногах заключенных относятся в первую очередь так называемые наколенные «звезды беспредела». Выглядят они как и подключичные звезды авторитетных уголовников. Татуировка эта имеет смысл: «Никогда не встану на колени» — перед законом, «мусорами», администрацией колонии, СВП (секцией внутреннего порядка в зоне). Накалываются «звезды беспредела» лишь самым авторитетным зекам, уже зарекомендовавшим себя, с точки зрения уголовной элиты, «правильным» поведением в зоне — «отрицалам» и «беспредельщикам», и ко многому обязывают их носителя.

Наколовший эти звезды уже ни под каким видом не имеет права идти на любые контакты с администрацией исправительного учреждения, подавать ходатайства на УДО, прошений на помилование, словом, целиком и полностью он должен подтверждать свою принадлежность к воровскому миру и его «понятиям».

«Опозорившему» эту наколку (например, «сломавшемуся» а ШИЗО, БУРе, «крытке») по решению воровского сходняка может быть вынесен суровый приговор (здесь и далее идет речь о старых воровских «понятиях»), вплоть до срезания вместе с кожей «опозоренной» воровской татуировки.

Кроме звезд, ноги засиженного уголовника частенько украшают исконно воровские татуировки, которые по тем или иным причинам не могут быть нанесены на открытые части тела, для них предназначенные. Причины могут быть разные: от отсутствия руки у авторитетного зека до принадлежности уголовника к «чистым» воровским «мастям». Например, у «фармазона» — мошенника, «каталы» — карточного шулера, «щипача» — карманника. Работа этих криминальных «интеллигентов» тонкая, и татуировка, показывающая его принадлежность к уголовному миру, может сломать им всю их игру.

Частенько на ногах воровских авторитетов встречаются изображения кота (в данном случае «КОТ» — аббревиатура — «коренной обитатель тюрьмы»). Татуировки "законников» (воров в законе), наносимые, как правило, на переднюю часть ноги выше колена, — воровские «обереги», «купола».

К следующей распространенной группе воровских татуировок, выкалываемых на ногах, можно отнести татуировки «антиментовского» характера. Например, погон сержанта внутренних войск, проколотый насквозь кинжалом, или надписи типа «Мочи стукачей и свпэшникое!». Встречаются также татуировки женоненавистников, татуировки хулиганского и явно порнографического характера.

Особое место среди ножных татуировок занимают надписи и аббревиатуры, размещаемые как в верхней части бедра, так и на пальцах и даже на ступнях. Как правило, изречения или фразы делятся на две равные части и наносятся попарно на лодыжки, голени, пальцы и ступни. «Мы убежали — фиг догонишь!», «Они устали от этапов», «Широка страна моя родная — ГУЛАГ, МВД» — вот наиболее часто встречающиеся наколки.

Можно отметить, что ноги у лагерных «живописцев» используются так же часто, как и все остальные части тела. Так что, перефразируя известную поговорку, «откинувшемуся» с зоны сидельцу можно было бы сказать: «Покажи мне свои ноги, и я скажу — кто ты!».

ЦВЕТОЧКИ — «БАБОЧКИ»

С моим хорошим приятелем как-то раз произошел курьезный случай. В начале 70-х он, будучи неисправимым бабником, не пропускал мимо ни одной юбки, обращая при этом внимание лишь на внешний вид очередной своей пассии.

«Слушай, на днях я такую девицу подцепил — просто класс! Увидишь ее — закачаешься! — поведал он мне однажды при очередной нашей встрече. — Блондинка, глаза синие-синие, полная пазуха добра, и при всех этих талантах у нее ножки такие, что проезжие водилы из окон своих тачек по пояс высовываются! Ножки — обалдеть, но главная изюминка — под белыми носочками, которые она дома у меня, естественно, сняла, на одной ножке, на самом подъеме, выколот уморительный такой котенок с двумя большими цветочками в лапках — тюльпаном и розой, а на второй — ленточка с бантиком и большая бабочка. Очень все это сексуально, и так возбуждает, что я до сих пор отойти не могу!»

«Ну и давно у вас с ангелочком этим любовь случилась, и где ты с ней миловался?» — спрашиваю я его. «Какое там давно, только сегодня ночью у меня в квартире. А что?»

— «А то, что ты, дурилка картонная, бросай все дела и дуй на третьей скорости домой и срочно меняй на дверях квартиры все замки, если, конечно, уже не поздно», И я объяснил приятелю, что, судя по наколкам, его «ангелочек» — воровка со стажем (изображение котеночка), которая встретила 16-летие в детской колонии (тюльпан), а 18-летие в зоне (роза). Кроме того, она еще и профессиональная (возможно, валютная) проститутка (ленточка с бабочкой), так что, помимо замков, приятелю не вредно будет заглянуть еще и в КВД.

Выслушав все это, горе-бабник побледнел как смерть и со всех ног помчался домой. К счастью, все обошлось лишь заменой замков — видно, он все же понравился залетевшей к нему на огонек «ночной бабочке».

Алексей Ивлев
ЗА решеткой, №11, ноябрь 2007


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 3811
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама



Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона