Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Тексты песен

Тексты песен, стихи

Всего песен: 29918

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  

Нина Цветкова

  1. Бронзой на мрамор легли имена
  2. Черёмухи горькое кружево

Бронзой на мрамор легли имена
(Поэма)

Слова: Н. Цветкова
Исп.: Нина Цветкова

Гвардии рядовому А.С. Володиной
посвящается
 

Нет героизма в обычной истории.
Кто воевал, всяк поведать бы смог,
Как сквозь страданья, потери и горе
Сам прошагал сотни трудных дорог.

И ветеран, сединой убеленный,
Помнит военную юность свою.
Помнит и девушку, ею спасенный,
Однополчан, что погибли в бою.

Помнит тяжелое грозное время
И, удивляясь в стотысячный раз,
Как жив остался, о том поколеньи
Всю свою жизнь продолжает рассказ.

Только история эта запала
В душу мою продолженьем своим.
Нет в ней конца. А ведь было начало.
Время его не развеет как дым.

В память мою сотни судеб стучатся.
И достучалась сегодня одна.
Я расскажу ее. Может быть, статься,
Эхом тех дней отзовется она...

Анелли-Анеллия,
Синеглазый черт!
Феврали метельные
Наметают год.

Уж шестнадцать минуло,
Подросла краса.
И в корону убрана
Русая коса.

В конных скачках быстрая –
Ведом ей азарт!
И победа "чистая" 
Средь лихих ребят.

Запоет соловушко,
Смолкнут соловьи,
Поклонится солнышко
В пояс до земли.

С тайной хороводится
Высоко меж звезд
И в ночном, как водится,
Места нет для слез.

Песни под гармошечку,
Споры до утра.
И в золе картошечка
Прямо из костра!

На душе так сладостно!
Вдаль мечта зовет.
Оборвалась радость-то,
Сорок первый год...

Кони тропкой узкою
Шли на водопой.
Ноченькой июньскою
Кончился покой.

Запах черемух голов уж не кружит.
Гарь от пожаров – вот запах войны.
Пеплом подернулись летние лужи,
Стелются в поле разрывов дымы.

Жители глохнут от воя бомбежек,
Ближе, все ближе к столице война.
И с выпускных вечеров молодежных
Встала на бой смертный наша страна.

Труба зовет, пора в поход!
Годков накинув пять,
Покинув дом с своим конем
Сбежала воевать.

Наездницей бывалою
На рысях по снегам
Прошла сто верст с бригадою
По вражеским тылам.

Сражалась не считая дней,
Отчаянной слыла!
Был страх совсем не ведом ей,
Да пуля обожгла.

Убит был конь. Контужена,
Рука висит как плеть.
И голосом простуженным
Над ней завыла смерть...

Вся жизнь внезапно вспомнилась,
Еще не время, нет!
Сегодня ей исполнилось
Всего семнадцать лет.

Ах, Анелли-Анеллия,..
Отрезана коса
И потемнели синие
Лучистые глаза.

Что ж, спешилась. С пехотою
С зари и до зари
Протопала Европой 
До Кошалинской земли.

Четыре долгих года – бой.
Не раз награждена.
Все, как у всех – пришла домой
С Победою она.

Мирная жизнь... Как на фронте мечтали,
Пели о ней под баян у костра.
И на груди ордена и медали
В редком затишье звенели тогда.

Мирная жизнь представлялась красивой,
Чистой, высокой, без скорби и слез,
И беззаботной, и очень счастливой!
Вальсом весенним средь белых берез.

Полем цветущим под небом бездонным
Средь тишины, где лишь пение птиц,
Где человек будет светлым, свободным,
Где его ждет много ярких страниц...

Скажете, вряд ли имею я право
Время военное тронуть стихом,
В годы, когда вы сражались упрямо,
Я проходила "пешком под столом".

Только всю жизнь поколенье героев
Свято я в сердце своем берегу –
Все они памяти светлой достойны.
Я ж расскажу об одной, как смогу.

После войны в коммуналку вернулась
С мужем – веселым и смелым бойцом.
В мирную жизнь с головой окунулась,
Муж подружился с вдовевшим отцом.

Дети пошли и семейное счастье
Теплым огнем согревало их дом.
Столько любви и мужского участья
Наша Анелли не знала потом.

Надо б учиться – профессии нету.
Муж дал согласье, да горьки дела,-
Пуля, застрявшая рядышком с сердцем,
Горечь потери навек принесла.

Как пели вместе на редком привале!
Как он глядел на нее, как берег!
Вместе войною сто верст прошагали,
Пуля догнала... и мир не помог.

Нэлка-Анелли, вдова молодая,
Как о любимом, родном не тужить!
Плачешь в подушку, детей охраняя,
Надо, гвардеец, стоять! Надо жить!

На ноги надо поставить потомство,
Надо и деду подставить плечо.
Выстоять надо. Да, это непросто.
Сердцу так больно и так горячо.

Но не сдавался никогда!
Гвардеец милый мой,
Взвалив заботы на года
Бесстрашно встала в строй.

И лаборанткою пошла
Пробирки, склянки мыть.
Работа, дети, дом. Смогла
Рутину победить.

Ей в жизни помогал баян
И песни с юных лет,
Подруги, что ушли в туман,
Теперь простыл их след.

Тянулись дни, но грянул гром,
Да радуга зажглась.
И к Анелли вернувшись в дом,
Продолжу свой рассказ.

– Где же сюжет, что затронул мне душу,–
Спросите вы от вступленья устав.
Как ураган налетает на сушу
Вскинулась память, молчанье прервав.

Про рукопашную годы молчала...
Но как-то мирной весенней порой
Радио в Польшу на праздник позвало
Тех, кто вернул людям мир и покой.

И лаборантку с зарплатой ничтожной,
Ту, что растила детей без отца,
В путь собирали всем миром, как должно,
И нарядили принцессой бойца.

Тут и история наша начнется –
В Бытово – польском глухом городке.
В центре Кошалинского воеводства
Сердце Анелли забилось в тоске...

Шел, как положено, митинг победный.
Вдруг из толпы прямо в ноги упал
К нашей Анелли, как лунь седой, бледный
Маленький старец и вслух зарыдал.

– Пани, ах, пани,- шептал он сквозь слезы,
Путая русскую-польскую речь,
– Я Вас признал! Не пугаясь угрозы,
Вы помогли мою дочь уберечь.

– Вспомните, пани, вот дочка, вот внуки,
Молимся богу за Вас столько лет!
Вот довелось все же встретиться! Други!
Я вам сегодня открою секрет!

А у Анелли душа ушла в пятки
И потемнело в глазах, как тогда...
Сколь не играй с своей памятью в прятки,
Тайна прорвется наружу всегда.

Давний секрет явью вдруг обернется,
Вот – и свидетели нынче пред ней.
Что же, Анелли, сегодня придется
Вспомнить про ужас далеких тех дней.

Это случилось весной в сорок пятом
В польском совсем небольшом городке.
Сок из березы подраненной капал,
Где-то соловушко пел вдалеке.

День, как из Бытова выгнали немцев.
Тихо вокруг, сладко пахло весной.
Девичий крик больно сжал ее сердце
И отобрал у Анелли покой.

Вмиг, со всех ног, она в избу вбежала
И на пороге, застыв от стыда,
Грязную мерзость в углу увидала–
Трое бойцов и... девчушка одна...

Билось отчаянно слабое тело,
Вмиг поняла все без сказанных слов.
Тут же старик в крови. Нэлка успела
Выпустить очередь поверх голов.

Как испугались! И бросив девчонку,
Кинулись прочь из избы! Но она
Путь преградила, скомандовав громко,
И в трибунал подлецов отвела.

Сколь ни грозили ей, не испугалась,
Праведным гневом стучало в висках.
Мало ли Польша в войну настрадалась?
Мало ль подонков в фашистских войсках?

Но чтоб советский солдат стал подонком?!
Нет! Не могла стерпеть грязной вины,
И защищая чужую девчонку,
Честь защищала свою и страны.

Не расстреляли их, но осудили
И всех военных лишили наград.
Да без огласки долой проводили,
Ну а точнее? Точнее в штрафбат.

Месяца за два до нашей Победы
Черт их попутал, все прахом пошло.
Шли по войне сквозь страданья и беды,
Много друзей и родных полегло.

Сколько видали руин и пожарищ,
Сколько поруганных вдов и сирот...
Что же случилось в тот вечер, товарищ,
В шаге лишь до Бранденбургских ворот?

Ненависть, что ли, глаза им застила?
Солнце забыло взглянуть в их окно?
Злоба, поправ совесть,душу растлила,-
Мол, победителю разрешено?!

Только пропали они безвозвратно.
Сгинули парни в кровавой войне.
И потерял кто-то сына, иль брата
По их по собственной страшной вине...

Нет, не забыла Анелли подонков,
Лишь позабыть попросила навек
Эту беду старика и ребенка,
Им помогла как простой человек.

А через сутки, как-будто нарочно,
Выпало ей испытанье судьбой –
Вдруг напоролась на двух фрицев, точно
Рок свел троих на тропинке одной.

Выстрелом метким детину свалила,
Хоть руки поднял, но прыгнул второй
И стал душить ее со всею силой!
Кортик трофейный нащупав рукой,

Словно скотину, ударила ловко
В шею с размаху, а после в живот...
Дернулся фриц, зазвенела подковка,
В крике предсмертном застыл страшно рот...

Сидя у ног их, рыдала отчаянно,
Не вытирая безудержных слез,
Все повторяя: – Я ведь нечаянно!
Спиртом отпаивать Нэлку пришлось.

– В плен надо брать было, руки ведь подняли,
Но велики, все ж, у страха глаза,–
Молнией мысль – что у нас звери отняли?! 
И на курок вмиг нажала рука.

Вручили награду – медаль "За отвагу",
Высокая честь, но молчок на всю жизнь.
И по ночам, память сердце не радуя,
Часто шептала: – Анелли, держись!

Слушали все, затаивши дыханье,
Старец продолжил Анелли расказ:
– Схватку еще ту видали случайно
Пани Ядвига, да юный Панас,

Бабка Марыся со внучкою Ганкой,
Зося, еще кто-то, было давно,
И что стою сейчас рядышком с Нэлкой,
Верится трудно! Ну, будто в кино!..

Ах, как все круто вдруг переменилось!
К ней запоздалая слава пришла.
Ей в сладком сне про такое не снилось,–
Стала Почетной гражданкой она

Города Бытова! И воеводство,
Щедро ответив добром на добро,
Орден вручило ей Польского войска,
Годы спустя отыскал он ее.

С однополчанами в дом пригласили.
Там за столом, средь подросших берез,
Вспомнили всех, с кем хлеб ратный делили
И растревожил ей душу вопрос:

– Чем заплатить им за добрую память,
Ту, что хранили десятками лет?
Что побудило прилюдно заставить
Выдать давнишний Анелли секрет?

Может быть, радость от встречи нежданной
С вето молчанья сорвало печать?
Или обычай кошалинцев давний –
Помнить и прошлого не предавать.

Ей на прощанье в платочке заветном
Горстку медалей хозяйка дала
И попросила с улыбкой приветной,
Чтобы на родину их отвезла.

– Может, по ним разыскать там удастся
Тех, кто покоится в польской земле.
Мы сохранили. Настал час расстаться
И передать все награды семье.

Ищут и ждут, уповая на чудо,–
Вот скрипнет дверью, вот стукнет в окно...
Но запорошен листвою и вьюгой
Холм безымянный где-то давно.

И леденит по ночам сердце ветер,
Слышится голос далекий родной.
Коли уж нет дорогого на свете,
Хоть бы узнать, где обрел свой покой?

Чтобы, хоть редко, раз в год, в день рожденья
Мы бы пришли на могилку твою.
Погоревали, приняв со смиреньем
Горькую правду – погиб ты в бою.

Чтоб увидать край, войной опаленный,
Поле, где встретил последний рассвет,
Чтоб рассказать – мир, тобою спасенный,
Помнит всех павших. Забвения нет.

Чтобы цветы принесли тебе внуки,
Чтобы гордились тобой сыновья.
Горечь безвестности, горечь разлуки
Губит надежду и веру, друзья.

Сердце Анелли забилось тревожно,–
Сгинувших без вести не сосчитать.
Как же так – жил и пропал? Невозможно
С этим смириться! Их надо искать!

Надо искать,– в такт стучали колеса,
Надо искать,– и потерян покой.
Вновь перед нею судьбы перекресток,
Снова Анелли выходит на бой!

Нынешний бой ее – поиск пропавших.
Цель – проследить до конца ратный путь,
Чтоб успокоить десятки лет ждавших,
Честь и достоинство павшим вернуть.

Это ль не подвиг – желанье гвардейца
Почесть воздать всем погибшим сынам,
Да снять с души за чужое злодейство
Грех свой, что спать не давал по ночам.

Шли дни обычно – семья и работа,
Хлопоты женские, дети и дом,
Но появилась иная забота,
Важная, главная в жизни, притом.

После работы – запросы, ответы,
Переговоры, родных адреса,
Письма в архивы, порой до рассвета,
Пока с устатка не слиплись глаза.

А начала поиск свой с ополченцев,
Тех, кто под Ельню ушли воевать,
Тех, кого Анелли с самого детства
В доме отцовском привыкла встречать.

Тех, кто трудился в родном институте,
Ринулся в бой с институтской скамьи
И не вернулся. И сгинул в полете.
Не дотянул до родимой земли.

И наконец, боже, радость какая,
Ей посчастливилось – найден герой.
Сведенья эти родным отдавая,
Тихо Анелли гордилась собой.

И распрямилась! И выросли крылья!
Сколько лет голос ее не звучал...
Нету с поры той унынья в помине,–
Ведь у гвардейца характер – металл!

Полнился список без вести погибших.
За Бормашовым нашелся второй –
Зверски замучен в застенках фашистких
Саша Протасов, комсорг боевой.

Злую судьбу вместе с ним разделили
В лагере смерти Кратунчев, Тимрот,
Хайкина Зина, Яков Джугашвили.
Шли в ополченье, стремились на фронт

Выпускники и доценты МИИТа.
Анелли всех их искала во тьме.
Столько замученных! Столько убитых!
Столько пропавших в священной войне...

Полнился список. Совет ветеранов 
К ней подключился. И каждой весной
На обелиске, как новые раны,
Красных гвоздик вырастал новый строй.

Без одного – Двести! Без вести павших
Сердцем, трудом отыскала она,
Воинов славных, наш мир отстоявших,
Бронзой на мрамор легли имена.

Скажете – нет героизма в сей жизни?
Памятью сердца владея сполна,
В мирные дни, как на фронте, Отчизне
Служит Анелли во все времена.

Ищет шагавших сквозь горе и бойню,
Ищет, кто сгинул в проклятой войне,
Чтобы отцов славы были достойны
Ныне живущие на земле.

Долг свой святой выполняя с душою,
Мирного счастья желая живым,
Помнит о тех, кто своею судьбою
Мир заслонил и погиб молодым.

Эта история – поиск пропавших –
Знает начало, да нет ей конца.
С подвигом ратным за Родину павших,
Встал мирный подвиг гвардейца-бойца!

Время оценит Анелли заслуги.
Низкий поклон ей до самой земли.
Чтоб никакие студеные вьюги
Сбить ее с ног никогда не смогли.


Нина Цветкова,
член Союза журналистов России
5 мая 2007
Москва, Измайлово
 
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама


Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона