Музей Шансона
  Главная  » Персоналии  » Андрей Биситов

Андрей БИСИТОВ

www.shansonprofi.ru (QR-код)
photo:Андрей Биситов
АНДРЕЙ БИСИТОВ: Я САМ СЕБЕ СУДЬЯ И КРИТИК
Андрей БиситовАндрей Биситов приехал из Запорожья с профессиональной командой "Сидор-бэнд" и багажом из нескольких сотен песен - для того, чтобы выпустить в Москве дебютный альбом "Мир в кармане". Материала у этого серьезного и уже сложившегося к сорока годам автора хватит еще на две-три пластинки песен шансонного, дворового уклона и на целую милю аудиопленки лирических, почти романсовых произведений...
 
- Говорят, что песни с твоего альбома "Мир в кармане" нельзя назвать "блатными". Там больше старого, доброго советского ретро, блюза, бардовской песни.
Андрей Биситов: Вообще, в одном из интервью 5-7 летней давности, я помню, отвечал, когда меня спрашивали, можно ли назвать "блатными" мои песни... Вообще, это понятие странное. Что тогда называлось "блатными"? Что сейчас называется "блатными"? "Блатные песни" - это песни, которые, не имея на то никаких оснований, появляются в радиоэфире по блату, которые никогда не были нужны. Когда-то так отвечалось на этот вопрос. Сейчас это слово "блатняк"... Не устрагивают меня эти слова "блатняк", "шансон" - все-таки что-то в них неправильное. А правильного определения этого направления еще не придумали. А те элементы, которые вы перечислили в вопросе - это, скорее, вопрос к аранжировщику, Андрею Михайловичу.
Андрей Михайлович: Блюза там нет. Синтез советского ретро и некоторых элементов джазово-ресторанного стиля. В этом я ничего плохого не вижу. Эти элементы в самых лучших проявлениях. Но бардовской и блюзовой палитры там нет.
А.Б.: Дело в том, что это не чистый шансон, он выдержан не строго в рамках жанра. Если бы он выдержан строго в рамках бы жанра - там были бы скрипки, чесовая гитара, аккордеон. Это применяют сплошь и рядом, и повторятся просто уже не хотелось. Хотя, наш подход экспериментален. То, что мы сделали, нельзя сказать, что именно так шансон и должен звучать. Но, там и не все песни подходят под это определение.
 
- Стильное приджазовое звучание диска - откуда оно взялось? Было ли оно сделано намеренно или твои музыканты просто по-другому не играют?
А.Б.: Переадресую вопрос руководителю группы.
Андрей Михайлович: Умеют играть по-другому, но так получилось в результате создания альбома. я там не вижу реальной приджазованности. Все музыканты занимались джазовой музыкой, в частности, саксофонист. Да, наверное, аранжировки с запахом джаза в некоторых местах.
 
- Тебя назвали "шансонным" открытием 2002 года. Для тебя что-нибудь значат эти звания и регалии?
А.Б.: Вы знаете, ни в коей мере это не значит чего-то. Признание, которое приходит или не приходит к художнику (я не себя имею в виду), который пишет картины, снимает кино, или поет песни, признание приходит раньше или позже, или не приходит. И это становиться ясно по распространению его работ, по узнаваемости. Это не зависит оттого, есть у него приставка "заслуженный", или "открытие", или "звезда" - все это просто слова. Если это звучит, и это востребовано, человек на месте. Если нет - не дорос еще. Только это показатель.
 
- Почему только сейчас решил выпустить свой "настоящий" или дебютный (можно назвать его "дебютным"?) диск? Страшно было? Или ждал удобного момента? Какого (момента)?
А.Б.: Сказать, что я не ждал момента, было бы неправильно. Конечно, всегда была надежда, что это где-то прозвучит, что это будет услышано. Так получилось, что в 2000-м году очень хорошо совпали звезды: ребята, музыканты... Это же еще и немалые деньги: студия, работа, техника. И вот все это как-то оказалось в нужном месте в нужное время. Здесь роль сыграли многие факторы. Не появилось бы это сейчас, появилось бы позже. "Страшно или не страшно"? были опасения какие-то насчет того, как это будет воспринято, может, и были, но потом ушли. Мое мнение о сделанном - это мое мнение. На него никоем образом не повлияют ни положительные рецензии, ни отрицательные мнения. Я сам себе судья и критик.
 
- Есть ли у тебя в Запорожье конкуренты на "шансонном" поле?
А.Б.: Есть ребята, которые занимаются этим делом, но это не конкуренты - это мои давние друзья. У них другая подача, другие приемы, другие цели. Я могу их назвать. У нас есть замечательный автор  и исполнитель (Юрий Шкетун), бывший афганец, мы с ним дружим, общаемся, встречаемся. Он очень много пишет, поет. Есть Таня (Залужная), нынешняя Любаша - тоже оттуда. Но никогда мы не были конкурентами, мы общались.
 
- С кого ты делал жисть в шансоне? Кто были твоими музыкальными кумирами в этом жанре?
А.Б.: Опять же, не "кумирами", не нравится мне слово, а те "кого я воспринимал и слушал". Естественно, Высоцкий, Вилли Токарев, Машина Времени, Александр Новиков - это были настольные кассеты, которые я с утра до вечера вертел. К тому же, я их просто пел и играл под гитару. Эти песни, которым лет по 30, но они в свое время врезались в память, это песни веселые. Ведь нельзя воспринимать эту блатняковую тематику как руководство к действию. Есть кто-то поет "Надоело. Нам на дело. Наши ножички..." - надо уметь найти там юмор и отнестись к этому с иронией, а не схватиться за нож и побежать грабить.
 
- У тебя в багаже масса песен, написанных за многие годы. Как ты отбирал материал для альбома?
А.Б.: Если мы делаем этот альбом все-таки с уклоном в ностальгию, "приблатненность" - не нравится мне это слова. Ну да, есть такое понятие как "блатная романтика" - в этом альбоме это присутствует. Материала написанного хватит еще на два альбома. Если делать второй альбом, продолжение, то надо продолжать эту тему, только на более высоком уровне. Следуя из первого альбома, второй альбом продолжит эту тему.
 
- Какова будет судьба оставшихся песен? Попадут ли они на другие твои диски или будут преданы забвению в пользу новейших "свежих" песен?
А.Б.: Такого материала хватит на 3-4 альбома. Остальные песни далеки от блатной романтики. Это песни разных лет, более серьезные. Таких гораздо больше. И те песни надо подавать отдельно от этих, а не совмещать их, надо их разграничить. У нас есть, откуда выбрать - можем посоветоваться, решить. Продолжим эту тему, но в лучших традициях жанра.
 
- Говорят, ты был журналистом. Этот жизненный опыт как-то влияет на твое творчество?
А.Б.: Да, конечно, повлиял. Были поездки, очень интересные встречи, были высокоинтеллектуальные коллеги, старшие товарищи, руководители, с которыми мне, 25-летнему юнцу многое открылось. Но, уточняю, я все-таки был не журналистом, а корректором и литературным редактором. Да, я писал. Но мне хотелось - я писал, не хотелось - не писал.
 
- Ты называешь себя "дворовый певец" - что это для тебя означает? Как ты можешь расшифровать это для людей далеких от музыки, от шансона в том числе.
А.Б.: Во-первых, многое из того, что я услышал, было услышано во дворе от старших товарищей, которые играли и пели. Были тогда времена, когда садились ни за что - ни про что, потом выходили, брали гитару и несли свою культуру. Очень много я сам просиживал на площадках с гитарами, компаниями, девчонками и водкой. Были такие времена. Мы пели соответствующие песни. И это наложило свой отпечаток. Многие песни из тех, конечно, перенеслись и в мое творчество. У меня много песен именно на дворовую тематику: о старых дворах. "Квартальчик" - песня о районе, который снесли, об одноэтажках, а сейчас там новостройки. Много песен написано именно на тему двора: дворово-пацанская грусть, подворотня. Большинство песен, которые сейчас выпущены, имеют этот дух. Потом, когда я стал старше, такие песни уже не писались, появились другие интересы. Но пока мы эти песни еще не записали, не показали. Там уже вещи глобальные. Двор разрастается до понятий родины.
 
- Не трудно ли выходить на большую сцену, когда тебе за 30?
А.Б.: Ну, с такой командой, когда знаешь, что за спиной стоят профессионалы, знающие свое дело, когда знаешь, что никто не подведет, - не трудно. Хотя, волнение присутствует, как и у любого нормального человека. Только у идиота не может быть волнения.  
 
- Как ты относишься к мату в песнях?
А.Б.: Если он уместен - это редчайший случай - то его вполне можно применить.
 
- Сочиняешь ли ты для других людей?
А.Б.: Да, случалось. Даже иногда мне давали музыку, приходилось писать на нее слова. Да, сочиняю. Получается что-то.
 
- Расскажи о своих "пробных" альбомах "Перекати-поле", "Серебряная ночь". Какова была их судьба?
А.Б.: "Перекати-поле" - песни записанные с моим товарищем, очень хорошим гитаристом. Мы с ним отобрали песни, которые на то время были записаны. Записали песен 15 в непрофессиональных условиях. Спеты они, конечно, были не на уровне - с одного дубля. Мы не думали, что это все пойдет. Была домашняя кассета, но как-то так получилось, что она разошлась, была какая-то география распространения, хотя альбом мы никому не продавали, я имею в виду студии. Песни, которые там звучат - до них тоже когда-то дойдет очередь, они будут сделаны на профессиональном уровне.
Второй же альбом, "Серебряная ночь", - это принципиально мы  отобрали песни направления блатной романтики, и записали их уже в студийных условиях. С аранжировщиком (Аликом Михайленко), есть такой известный запорожский аранжировщик. На подпевках была (Марина, Матильда Паф) - очень удачно. Как-то это получилось весело, скажем так. Настолько весело, что тоже разошлась эта кассета, но не на широкую аудиторию. Спрос был, но не было предложения. Но все это пробы. Тогда не было профессиональной студии, не было точного определения, что мы делаем, зачем. И вот такой результат.
 
- Многие считают, русский шансон - это "блатняк", тюремная лирика и т.п. Так ли это?
А.Б.: Не  совсем. Шансон - там же тоже много направлений. Поют же на Шансоне про собаку песню Андрей (Васильев) - но это же не тюремная блатная лирика, а шансон. Или поет Звездинский "Очарована, околдована" - это шансон, но это же не блатняк. Есть песня у (Диброва "Радуга") - это чистой воды шансон, но это любовная лирика. Городской романс так же остались. "Городские цветы" поет Боярский - тоже шансон. А на стихи Есенина? Там же очень много направлений. Есть конкретно уголовная тематика, есть лагерная - "за колючкой сижу, (на тебя) гляжу". Раз есть на эту продукцию спрос, раз им это нравится, об этом будут писать. Огульно назвать весь шансон "блатняком", конечно, неправильно.
 
-"Сидор Бэнд" - какое место занимает эта группа в твоему музыкальном мире?
А.Б.: В лично моем музыкальном мире группа занимает одно из первых мест. Мы два года уже сотрудничаем вместе, репетируем, общаемся, спорим, находим, ездим. Мнения многих музыкантов для меня очень важно:  они и по старше меня будут, и по образованнее в плане музыке. У меня же только музыкальная школа, а у них и консерватории, и училища. С их помощью я ищу, какие-то вещи получаются, и звучат так, как они звучат. Насколько это вещи правильные в плане шансона - это уже задача слушателя судить. 
 
- Многие как-то странно (нехорошо, так скажем) относятся к появлению в эфире Радио "Шансон", считают, что эта музыка не для эфира. Помогает ли этот радиоканал исполнителям?
А.Б.: Конечно. Это радио нужно, еще как нужно. Ведь раньше песни подобного содержания вообще невозможно было продвинуть ни на какую волну, тем более телевидение. Теперь назвали это дело "шансоном", подвели рамки сделали формат или не формат. Дело в том, что это очень искрение песни. Есть, конечно, и наигранные, глупые - но это чувствуется. Какие-то песни принимает слушатель, какие-то. звучит там все: от каких-то нелепых частушек до действительно серьезных, сильных вещей. Конечно, же он нужен, он просто необходим этот канал. Он помогает. Сейчас на этом рынке появилось столько много новых имен, и разобраться в кассетах и дисках, которые мы видим на прилавках без радиоэфира очень тяжело. Стоит 40-50 наименований, а так человек, услышав по радио, знает, что ему запало в душу. 
 
- Давай порассуждаем о будущем стиля русский шансон. Какое оно? От кого зависит?
А.Б.: Прежде всего, оно зависит от слушателей. Пока будет спрос на песни такого содержания  - не только тюремных и уголовных, но и лирических, насколько это будет востребовано, это будет распространяться. Если завтра народ повалит покупать только блатные песни, я вам говорю, что все авторы будут писать только блат. Это фраза (Бабаджиняна), не помню точно: чем пошлее, тем пошлее. Здесь только рынок диктует. Если это будет никому не интересно, если люди будут находиться на том уровне, что будут считать это пошлятиной и не будут это покупать, то все будут петь совсем другой репертуар. Но всегда останется какой-то процент массы, то я буду продолжать это петь, потому, что написаны все эти песни искренне, не конъюнктурно. Слава богу, что к этому времени написано много песен в разных направлениях. И то, что мы сейчас поем, этот "интеллигентный блатняк", как его назвал кое-кто в прессе - это не дань моде и времени. Я точно знаю, что у меня есть песни совершенно другой тематики. И, если начать сейчас с этих серьезных, социальных любовно-лирических песен, дать такой альбом, а потом с ни с того не с сего спеть вот эти мурки, то это получится как-то странно: не рост, а перепад. Поэтому мы пока занимаемся этим. Эти песни уже давно написаны, они просто лежали и ждали своего часа.
 
Андрей Биситов и "Сидор-бэнд" 

источник http://www.zelen.ru/music/music65-basitov.htm

vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона