Музей Шансона
  Главная  » Разное  » Юр.справка  » «Флибустьеры компьютерной эры

Флибустьеры компьютерной эры

Триста лет назад, 10 апреля 1710 года, в Англии вступил в силу первый в мире закон об авторском праве. Парламент ее величества королевы Анны положил начало бескомпромиссной борьбе, продолжающейся по сей день. В ней участвуют правообладатели, государственные органы, юридические фирмы, политические силы, потребители и, наконец, авторы.

Бульдозером и Интернетом

Борьба с нарушением авторских прав в России вообще и в Петербурге в частности традиционно проходит с привлечением ОМОНа и бульдозеров. Например, в 2007 году под гусеницами погибли 50 тысяч дисков, изъятых в магазинах «505». Торговой марке пришлось уйти с рынка, в отношении других крупных сетей проводились проверки.

На первый взгляд, с тех пор контрафакта поубавилось. Даже в «заповедниках» вроде рынка «Юнона» пиратских дисков продают в разы меньше, чем пять лет назад. Правда, способствовали этому успеху не усердная работа правоохранительных органов и не обострение потребительской сознательности. Пиратская продукция пропала с прилавков в основном из-за развития Интернета. Фактически пираты вышли в открытые моря, где у них больше пространства для маневра. Файлообменные сайты, социальные сети, торрент-треккеры и прочие ресурсы работают исправно.

Но и до полной победы над «оффлайн-пиратством» еще далеко. В марте в Колпинский суд СПб Генпрокуратура направила иск о контрафактных DVD на сумму 60 млн рублей. Мелкие торговые точки продолжают успешно сбывать контрафакт. Например, Алексей, работающий в одной из таких точек на окраине Петербурга, считает, что борьба с пиратской продукцией обречена на провал:

— В нашем районе нет возможности купить легальную продукцию. Ехать за парой дисков в центр захотят немногие. Тем более платить за них больше тысячи рублей. Как и где скачать, знает не каждый. Поэтому приходят к нам. Милицейские проверки? К ним мы давно привыкли, редко конфискуют больше десяти дисков...

Сражения в новых морях

Не слишком эффективна пока и борьба с пиратством во Всемирной паутине. Юридическая база для этой борьбы в России имела огромные бреши до вступления в силу IV части Гражданского кодекса. Государственные органы оставили за собой опеку патентных разработок и программ для ПК. Именно нелегальное распространение программных пакетов стало поводом к уголовному делу в отношении крупнейшего отечественного торрент— ресурса Torrents.ru. Эпоха бульдозеров закончилась, но подход остался прежним: сайт просто закрыли. Правда, уже... через час он открылся в том же виде под другим именем.

Запад, как всегда, в этом плане Россию опережает. Например, в Америке с ресурса Youtube (где каждый может выкладывать видеоролики) правообладатели требуют по искам в общей сложности около миллиарда долларов. Во Франции за авторов вступился сам президент Николя Саркози.

Он предложил закон, предписывающий отключать от Сети любителей нелегального контента. Правда, инициатива президента натолкнулась на яростное сопротивление левой оппозиции, и закон не был принят.

В Европе в прошлом году прогремело уголовное дело, возбужденное в отношении шведского торрент-треккера The Piratebay («Пиратская бухта»). Обвинение смогло доказать далеко не все, что собиралось, однако трое организаторов сетевого ресурса получили по году тюрьмы, а также немалые штрафы — почти по миллиону долларов на брата. Впрочем, история не закончилась -— апелляции интернетчиков суды рассматривают до сих пор.

Но были у процесса и другие результаты: сперва в Швеции была создана Пиратская партия, потом один из ее представителей прошел в Европарламент, а затем подобные партии стали возникать во всем мире.

Российская Тортуга и ее противники

В России тоже существует межрегиональное общественное движение «Пиратская партия России» (ППР). Конечно, эта организация не выступает открыто за заполнение страны нелегальным продуктом, а «надеется изменить законодательство в соответствии с потребностями общества и существующими технологиями».

— Сейчас копирайт удовлетворяет исключительно интересы издателей-посредников при полном наплевательстве на общество, культуру, творцов. Он выгоден всем, кто хочет заниматься исключительно коммерческим творчеством, а не создавать качественный продукт, — объясняет председатель партии Станислав Ша-киров. — Одновременно все больше авторов выкладывают свои творения в Сеть для свободного распространения. Это удобно плюс это хороший пиар. Например, писатель Михаил Елизаров рад, что его книги могут прочитать даже там, где нет возможности их купить. А его друзья-писатели расстраиваются, когда их книги не выкладывают в Интернете.

А что же борцы за авторские права? Это в основном не сами авторы, а специализированные частные и общественные организации, преследующие свой корыстный интерес. Сил тягаться с Интернетом у них пока нет, поэтому они концентрируются на работе в более традиционных сферах.

Чаще всего это выглядит следующим, Образом. Заключается договор с автором, который доверяет защиту прав соответствующей организации. Нанимаются агенты (чаще всего студенты и безработные), которые за небольшой процент ходят, например, по кафе и ресторанам. Слушают музыку (в каком ресторане без музыки?), а затем задают вопросы владельцам или персоналу об авторских правах. Сначала идут просто ликбез и предложение заключить договор, а при повторном посещении могут последовать и угрозы судебного преследования. А потом и собственно иск.

Порой в этой трудной борьбе наблюдаются явные перегибы. Например, в конце марта в Самаре представители Российского авторского общества (РАО) возмутились тем, что хор ветеранов исполняет военные песни без перечислений авторам. До этого был скандал в Новосибирске, где в загсах пытались запретить исполнять Марш Мендельсона. В июле 2009 года в центре внимания оказалось дело вокруг футбольного марша Матвея Блантера, которым с незапамятных времен открывались все матчи чемпионата страны. А как не вспомнить историю 2008 года, когда то же самое РАО потребовало с организаторов концерта группы Deep_Purple в Ростове выплаты авторского вознаграждения за публичное исполнение музыкантами группы собственных песен. Организаторы выплатили обществу компенсацию 450 тысяч рублей, из которой лишь некая «определенная часть» перечислена британскому ансамблю.

И это не такой уж курьез. Парадоксально, но сами авторы авторскими правами владеют редко. Как правило, владельцами произведений являются музыкальные студии, издательские дома, кинокомпании. Они и получают большую часть выгоды от использования имущественных прав на объекты интеллектуальной собственности. Впрочем, это совсем не повод записывать современных пиратов в Робин Гуды. Ясно одно: борьба с «расхитителями интеллектуальной собственности» завершится не скоро.

Алексей Раджабов
Петербургские ведомости, №62(4591) 09.04.2010

vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона