Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Ловкость рук «Золотой ручки». Кража по привычке.

Ловкость рук «Золотой ручки». Кража по привычке.

(Продолжение. Начало в "Вестях" за 11 и 18 сентября)

КРАЖА ПО ПРИВЫЧКЕ

Однажды, прервав свои затянувшиеся заграничные "гастроли", Софья Блювштейн, еще в детстве получившая прозвище "Золотой ручки", почувствовала необходимость повидать родную Россию: там воспитывались ее дети, там было много родных и знакомых. Пробыв некоторое время в Москве, она решила ненадолго заехать в Петербург.

В купе вагона вечернего поезда, следовавшего в Северную Пальмиру, вместе с Соней ехала пенсионного возраста почтенная пара и молодой офицер в форме улана — совсем еще мальчик. Попутчики, как обычно, какое-то время обменивались пустяковыми, ничего не значащими репликами, а потом замолчали, думая каждый о своем.

Перед станцией Клин, где жил некий Левинсон, дальний родственник "Золотой ручки", у знаменитой воровки от унылого времяпрепровождения вдруг появилось страстное желание "развеять скуку". Пожилая, весьма скромного достатка пара в этом плане не вызывала ни малейшего интереса. А вот молодой чванливый офицерик был достоин хоть небольшого внимания. Правда, у него ничего не было, кроме штатной офицерской амуниции, но ведь форма для военного — дело чести и даже жизни. Вот это и подтолкнуло болезненное самолюбие воровки.

В Клину, где остановка поезда была достаточно длительной, молодой офицер, как впоследствии выяснилось — господин Горожанкин, вышел из купе, чтобы чего-нибудь выпить и перекусить в буфете. На попечение попутчиков он без раздумья оставил свой весьма плохонький чемодан с парадной формой, кивер и саблю. Ему и в голову не могло прийти, что военные доспехи станут предметом воровства. Да и попутчики казались такими симпатичными, а сидевшая рядом с ним светская дама — просто восхитительной.

Воспользовавшись отсутствием офицера, "Золотая ручка" подозвала носильщика и властным голосом дала ему указание вынести на платформу все вещи Горожанкина. Пожилые люди без особого интереса наблюдали эту сцену, поскольку были уверены, что дама является родственницей или хорошей знакомой офицера.

Когда несколько минут спустя Горожанкин вернулся из буфета, соседи спокойно сообщили ему, что дама уже вынесла на вокзал весь его немногочисленный багаж. От этих слов у бедняги подкосились ноги и он, побледнев, чуть не упал в обморок. Ему моментально представилась красочная картина, как он, только что получивший звание офицера, является без парадной формы для представления генералу и в каком глупом и смешном положении он окажется в кругу сослуживцев.

Придя в себя, Горожанкин заявил о краже начальнику вокзала и станционным жандармам. Последние, войдя в положение пострадавшего, немедленно стали разыскивать "светскую даму".

Жандармы довольно быстро нашли носильщика, выносившего вещи из вагона и запомнившего красивую даму. Без труда был найден и извозчик, который вез пассажирку от вокзала к городской гостинице, где она поселилась. Уже совсем легко было установить номер, в котором остановилась "знатная дама".

Жандармы и пострадавший, без стука войдя в номер, увидели стройную хорошенькую брюнетку с красивыми голубыми глазами. Это была соседка офицера по купе. Она на мгновение растерялась, но быстро обрела присущую ей уверенность и с наглой улыбкой окинула взглядом свою жертву.

Пойманная с поличным (багаж Горожанкина лежал в углу комнаты), "Золотая ручка" была немедленно препровождена в кутузку, куда шла с гордо поднятой головой. На ее лице не было видно ни капли волнения. Она была уверена, что и на этот раз выйдет "сухой из воды" и сумеет избежать наказания.

Действительно, так все и произошло. Оказалось, что в поезде ее сопровождали члены воровской шайки, состоявшие при ней в качестве телохранителей, обеспечивающих необходимую помощь и заступничество.

Как только "Золотая ручка" была арестована, ее родственника Левинсона, пользовавшегося в Клину большим уважением и доверием, стали ежедневно посещать "приличного вида" господа. Они донимали его просьбами вызволить Софью Блювштейн из тюрьмы, взяв ее на поруки. Согласившись, Левинсон внес за нее залог в 1000 рублей. Заключенную освободили.

Первый день освобождения Сонька провела у своего доброго родственника, а на второй день скрылась, поставив Левинсона в глупейшее положение. Он потерял не только деньги, но и репутацию порядочного человека. Впрочем, это нисколько не беспокоило "Золотую ручку". Ведь для нее не существовало ни родственных чувств, ни общепринятых понятий о чести и совести.

Ростислав Николаев
«Вести», №111(1968) 25.09.2004 года


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 3663
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона