Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » «Ах, колокольчики-бубенчики...»

«Ах, колокольчики-бубенчики...»

Как известно, классическая блатная музыка (в смысле музыкальных произведений, а не разговорной фени) появилась в России в начале 30-х годов прошлого века. Разумеется, и до того существовали песни, именуемые в российском народе каторжными, или тюремными. Но они появились на свет задолго до революции, а в советские времена утратили свою актуальность и устарели, и по этим причинам вскоре были заменены новыми, составившими основу блатного репертуара. Одна из них — «Ах колокольчики-бубенчики ду-ду», ставшая блатной классикой.

СМУТНЫЕ ВРЕМЕНА

Однако произошло это не сразу. В 1920-е годы, во времена нэпа, родилось немало приблатненных мелодий и куплетов, которые с успехом исполняли бойкие шансонье на эстрадных подмостках. И все же это были песни о криминальном мире, но не песни криминального мира. Иначе говоря, данные произведения сочиняли и исполняли профессиональные музыканты, работающие под блатных, но никогда в жизни в тюрьме не сидевшие. Естественно, это отражалось на качестве их «продукции». То есть такие песни были популярны у «цивильной» публики, но отторгались криминальным миром как чересчур эстрадные.

Ситуация изменилась в начале 1930-х годов, когда в СССР началась политика «большого перелома». С нэпманскими вольностями было покончено, в стране начались индустриализация и коллективизация. При этом довольно многочисленная прослойка советского населения лишилась привычных заработков, условий жизни и быстро люмпенизировалась, пополняя собой ряды уголовных преступников.

С уголовниками власти также перестали церемониться, перейдя от гуманной пенитенциарной политики 1920-х к широкой репрессивной практике 1930-х годов. Сотни тысяч заключенных загонялись в исправительно— трудовые лагеря и на стройки народного хозяйства. Именно тогда был создан печально известный ГУЛАГ — Главное управление лагерей НКВД СССР.

Первым крупным «проектом» ГУЛАГа стал знаменитый Беломорско-Балтийский канал имени Сталина, который соединил Белое море с Онежским озером. Имея протяженность 227 километров, он был построен вручную силами 175 тысяч заключенных и насильственных переселенцев.

Строительство велось ударными темпами. Оно началось в сентябре 1931 года и было закончено уже к 1 мая 1933 года. При этом безвозвратные потери среди заключенных, умерших от голода и болезней, составили 25 тысяч человек — весьма значительную даже по тем суровым временам цифру.

По завершении стройки каждый третий заключенный был амнистирован, некоторые из активистов даже награждены орденами, а остальные отправлены на сооружение канала «Москва — Волга».

ЧИСТО ПО ПОНЯТИЯМ

Так, от Беломорканала ведет начало официальная аббревиатура «зека» (заключенный каналоармеец), которая до настоящего времени штампуется на первой странице дела каждого российского заключенного (сейчас она означает «заключенный контингент»).

Некоторые историки считают, что именно в Беломорском лагере родилась и укрепилась знаменитая ныне группировка воров в законе. Чтобы выжить в трудных условиях лагеря, часть профессиональных уголовников объединилась и, обособившись от остальных заключенных, стала жить по своим правилам, или понятиям.

Главным принципом воров в законе стал отказ от любого сотрудничества с администрацией, участия в трудовой деятельности. Отказ от работы имел не только принципиальное, но и чисто практическое значение. Он позволял ворам сохранить здоровье, физические силы для подчинения себе других групп заключенных.

Любопытно, что в 1938 году бывший начальник Беломорского лагеря Матвей Берман был расстрелян «...за создание тепличных условий заключенным» на строительстве Беломорканала. Однако, как известно, рядовых каналоармейцев никто не щадил. Следовательно, Матвей Берман пострадал за то, что позволил части уголовников уклониться от «трудового воспитания».

Таким образом, Беломорканал и другие лагеря 1930-х годов стали тем местом, где появились на свет современная блатная этика, эстетика и песенная классика. Она уже полностью отражала мировоззрение и ценности нового уголовного класса, выросшего и сформировавшегося при советской власти. Тексты и мелодии песен теперь создавались самими заключенными, выражая их эмоции, настроение и пережитые чувства, их жизненную философию.

А строки песен стали расхожими блатными поговорками. Например: «Воровка никогда не станет прачкой...», «Пускай работает железная пила, не для работы меня мама родила...», «Мы странно встретились и странно разойдемся...», «Это было весною, золотою порою...» и другие.

«ПУСКАЙ РАБОТАЕТ ЖЕЛЕЗНАЯ ПИЛА...»

Песня «Ах, колокольчики-бубенчики дуду» с документальной точностью отражала настроения широкой массы уголовников. Перевоспитываться и работать на благо общества они категорически не желали, о чем и сообщали всему миру. При этом делали это с определенным шармом и юмором. К сожалению, автор этой песни так и остался неизвестным. Но ее музыкальная основа понятна.

Куплеты о колокольчиках явно навеяны популярной дореволюционной песней на стихи поэта С. Скитальца «Колокольчики— бубенчики звенят». Чуть позже на ее основе была создана юмористическая студенческая версия: «А колокольчики-бубенчики ту-ту», в которой воспевалась вольная студенческая жизнь. Вероятно, неизвестный автор блатных куплетов в юности был студентом и просто переработал в нужном русле старое музыкальное произведение.

Новая песня была насыщена уголовной лексикой и даже ввела в оборот новое блатное выражение «я манал» (в смысле — «мне пофиг»).

Впрочем, произошло это случайно. В куплете пелось «Пусть рвутся шашки, динамит и аммонал», так как на Беломорском канале при строительстве производились взрывные работы. А народ расслышал это как: «Пусть рвутся шашки, динамит, а я манал».

Сразу же после своего появления «Колокольчики» завоевали огромную популярность среди уголовной публики. Песня подкупала своим оптимизмом, мажорным исполнением. Она имела простую, но в то же время очень зажигательную мелодию. «Колокольчики» с удовольствием пели и вольные граждане.

Со временем в песне появились новые куплеты, которые отражали происходящий в мире технический прогресс. Например: «Пускай работает железный самосвал, / Я это сам по телевизору видал».

В отличие от других блатных песен, «Колокольчики» никогда не выходили из моды, были всегда популярны, и не только в криминальной среде.

«АХ, КОЛОКОЛЬЧИКИ-БУБЕНЧИКИ, ДУ-ДУ» (Основной вариант)

Ах, колокольчики-бубенчики, ду-ду,
А я сегодня на работу не пойду.
Пускай работает железный паровоз, 
Который нас с тобой сюда привез. 

Припев:
Лай-лай, ла-ла-лай, лай-лай, 
Ла-ла-ла, ла-ла-лай, лай-лай.
Ах, колокольчики-бубенчики, ду-ду, 
А я и завтра на работу не пойду. 
Пускай работает железная пила, 
Не для работы меня мама родила. 

Припев

Ах, колокольчики-бубенчики, ду-ду,
Я завтра снова на работу не пойду.
В тайге так холодно, безжалостный мороз, 
А я в бараке пью чифирь, чтоб не замерз. 

Припев

Ах, колокольчики-бубенчики, ду-ду,
А я и вовсе на работу не пойду.
Пускай работает коричневый медведь,
А не хочу я от работы умереть.

Припев

Ах, колокольчики-бубенчики, ду-ду,
А я и вовсе на работу не пойду.
Пускай работает начальник-кровосос,
а я не трактор и не паровоз.
ПУСТЬ рвутся шашки, динамит и аммонал,
А на хрен сдался Беломорский нам канал?

Андрей Никитин
ЗА решеткой, №3 март 2014


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 5641
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама


Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона