Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Александр Розенбаум мечтает, чтобы его изучали в школе

Александр Розенбаум мечтает, чтобы его изучали в школе

Врач «Скорой помощи», народный артист России, депутат Государственной думы РФ — даже с таким набором впечатляющих достоинств известный российский поэт и композитор Александр Розенбаум звездной болезнью не страдает. Автор всенародно любимого "Вальса-бостона" характеризует себя скромной лаконично: "Я не звезда, а человек рабочий". В начале сентября певец отправится на гастроли в Германию, где и отметит свое 53-летие.

АЛЕКСАНДР РОЗЕНБАУМ: «ЛЕЧИТЬ ТАК ЛЕЧИТЬ»

— АЛЕКСАНДР Яковлевич, перед тем как стать профессиональным артистом, вы работали врачом "Скорой помощи". Теперь, наверное, можете сравнивать. Что сложнее — ездить по вызову к больным или выступать на сцене?

— А хорошо делать все сложно. Сложно быть хорошим каменщиком, хлеборобом, артистом, врачом. Сложно быть хорошим журналистом. Нужно, по крайней мере, русский язык знать хорошо. А то сейчас масса тех, кто корову через "а" пишет. Плохим специалистом быть просто. Ничего не делаешь и при этом считаешь себя гением. Только вот пользы никому не приносишь

— О врачах "Скорой помощи" такого не скажешь. Они ведь, как правило, работают в экстремальных условиях. Вам это знакомо?

МЕЧТАЕТ, ЧТОБЫ ЕГО ИЗУЧАЛИ В ШКОЛЕ

Александр Розенбаум

— Я всегда стесняюсь говорить о таких вещах. Это знакомо любому "скоропомощни-ку" крупного города. За много лет работы в "скорой", конечно, у меня было много чего. Я работал на специализированной машине. Ездил и на авиакатастрофы, и на пожары, и на убийства. Каждый день у меня была сплошная экстремальность. Для меня самым тяжелым было выезжать к детям — на тяжелый травматизм и на смерть. После этого я болел. Неделями не мог в себя прийти.

— Поэтому и оставили эту профессию?

— Я из медицины никуда не уходил. Я в ней живу. Несмотря на то что больше 20 лет работаю профессиональным артистом. Если бы не было медицины, то и я бы не стал таким, какой есть.

До тех пор пока музыка для меня была хобби, все было ничего. Но, когда музыка стала второй профессией, пришлось выбирать. Я никогда не хотел быть лучшим певцом среди врачей и лучшим врачом среди певцов. Я не люблю физиков-лириков. Я люблю классных физиков и классных лириков. Для того чтобы стать классным специалистом, свою жизнь надо посвятить одному делу. Поэтому я сделал свой выбор.

— А когда вы стали уже известным автором-исполнителем, к вам продолжали обращаться как к врачу?

— Конечно, я же и на крыльях, и на поездах, и на дорогах. Я нахожусь постоянно в общественных местах. И если с окружающими что-то происходит, я никогда не пройду мимо. Мне приходилось оказывать помощь в разных ситуациях: начиная от пореза пальцев и заканчивая выведением из клинической смерти. Но я всегда прошу журналистов не называть это геройством. Неприлично говорить: "Популярный Розенбаум оказал помощь в вагоне поезда".

«Я НЕ БАРД, Я МУЗЫКАНТ»

— ВЫ НЕ ЛЮБИТЕ, когда вас называют бардом. И бардовскую песню вроде бы тоже особо не жалуете.

— Для меня бардовская песня за редчайшим исключением — это самодеятельность. Замечательно сказал Владимир Семенович Высоцкий в свое время. Его спросили: "Как вы относитесь к самодеятельной песне?" И он ответил: "А вы когда-нибудь обращались к самодеятельному гинекологу?"

Что такое бардовская песня? Это когда кто-то сам пишет, сам играет, сам поет? Тогда Джон Леннон или Юра Антонов — замечательные барды. Во времена моей молодости была очень популярна песня "Ты стоишь и грустишь, небосвод высок и светел". Ее написал простой советский инженер из Подмосковья. Она бардовская или небардовская? Так что песня не делится на бардовскую и небардовскую. Песня бывает просто хорошая и плохая.

— У вас не возникало желания написать какое-нибудь масштабное музыкальное произведение, например мюзикл? Смогли бы тогда доказать всем, кто вешает на Розенбаума бардовский ярлык, что вы — профессиональный музыкант.

— На меня бардовский ярлык вешают очень глупые и недалекие люди. Когда меня называли бардом 20 лет назад — это одно дело. Но теперь, когда я дал десятки тысяч концертов, надо быть очень недалеким, чтобы называть меня бардом. А что касается мюзиклов, я не большой поклонник этого жанра. Не потому, что это плохо. Просто, на мой взгляд, мюзикл -это не совсем то, что нужно русской душе. Для нашей ментальности больше подходит музыкальный спектакль или оперетта.

— Как вы оцениваете уровень отечественного шоу-бизнеса?

— В нашей стране понятие "шоу-бизнес" не имеет права на существование. У нас только его зачатки. Мы только начинаем. Капиталистические отношения у нас в зародыше, и шоу-бизнес — в зародыше. Это же действительно огромная индустрия. Но я всегда говорю, что если на Западе бизнес для шоу, то у нас пока шоу для бизнеса. Те люди, которые в России этот шоу-бизнес делают, допускают много халтуры ради того, чтобы заработать деньги. Только когда они эти деньги будут вкладывать, для того чтобы выдавать чистый продукт, вот тогда это будет шоу-бизнес.

— Вас нечасто показывают по телевидению. С чем это связано?

— Тому есть несколько причин. Первая причина — я не живу в Москве. Для того чтобы быть на экране, надо жить в столице. Вторая — не все передачи меня приглашают. И слава тебе, Господи. Потому что в некоторых программах я никогда бы не стал принимать участие, если бы даже меня пригласили. Третья причина -я активно гастролирующий человек. Мне гораздо больше нравится прямое общение с людьми. Хотя телевизионная реклама, конечно, нужна. Даже Майкл Джексон тратит на нее деньги.

«ВЕРОВАТЬ СТАНОВИТСЯ ВСЕ ТРУДНЕЙ»

— ВЫ МОЖЕТЕ назвать себя верующим человеком?

— Для меня вера, церковь и религия — это разные вещи. Я абсолютно верующий человек. Знаю, что есть высший разум. В этом качестве могут выступать инопланетяне с какого-нибудь созвездия Центавра. Или дедушка с бородой, которого называют Господь Бог. Но то, что высший разум существует, это точно.

Религия — дело сложное. Я еще не религиозный человек. Иду к религии медленно, но верно. К какой религии? Я пока еще не могу ответить. Религия не зависит от крови. Русский человек может стать буддистом, еврей может стать сионистом. По крови — я иудей. Но это не значит, что я склонен говорить о том, что предпочитаю иудаизм.

И есть церковь. Церковь — это люди, обслуживающие религию. Это совершенно отдельная история. Я абсолютно верю инокам. Я абсолютно верю "тяжелым" монахам, которые живут в скитах и отдают себя Господу. И очень мало верю тем людям, которые ходят на освящение булочной, например, и на освящение какого-нибудь ресторана. Ко мне как-то подошел один человек: "Сынок, хочешь, твою машину освящу". Я ему в ответ: "Отец, возьми вот деньги и не позорь кадило". Увы, среди людей, которые обслуживают религию, есть огромное количество не самых добропорядочных и честных граждан.

«ДЕЛО ЗАПАХЛО ВНУКАМИ»

Александр Розенбаум

— АЛЕКСАНДР Яковлевич, свободное от работы время как проводите?

— Его так мало, если удается выехать на природу, да еще и с ружьишком — очень хорошо. Дома у меня две отдушины — внук и собака. Внуку 4 года. Собаке — два. Они, в общем-то, ровесники. Когда собираются вместе, такое вытворяют... Смотреть на них для меня большое счастье.

— А какая у вас собака?

— Американский бульдог. Кличка Дон. Весит 55 кг.

— Это правда, что внуков любят больше, чем детей?

— Думаю, что нет. Это совершенно разные отношения. Внуки вам даны в радость. Им не нужно читать нотации. С ними не нужно гулять — у них есть родители. Вам не нужно сердиться на внука. Вы ему не суете эту ненавистную ложку каши. Это делают мама и папа. Поэтому когда бабушка с дедушкой собираются с внуками — это полный кайф. Они собираются для того, чтобы "торчать" друг от друга.

Когда у тебя есть ребенок, ты за него ответственен. Возникает масса проблем. С внуком такого нет. Но, когда внук болеет, ты больше переживаешь за дочку, которая переживает за свое болеющее дите. Все-таки отношение к ребенку мощнее.

— Сейчас Высоцкого, Галича изучают в рамках школьной программы. Вы представляете себе, что когда-то вас тоже будут изучать в школе?

— Когда меня спрашивают, какова ваша мечта, я говорю, что мечтаю, чтобы хотя бы одно мое произведение было в школьной программе. Я знаю, что мои музыкальные произведения, тот же "Вальс— бостон" например, уже изучают в музыкальных учреждениях. Не скрою, мне это очень приятно.

Марк Целковый
Звезды, № 17(47) сентяябрь 2004


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 5942

vk rutube youtube

Олег Безъязыков
Артур Гога
Владимир Белозир
Булат Окуджава
Диана  Теркулова
Александр Галич
Александр Акатов-Тверской
 Валериан
Александр Черкасов
Сергей Ребус

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона