Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Песня о «Культурном отдыхе» советской шантрапы

Песня о «Культурном отдыхе» советской шантрапы

Российский шансон как отдельный и специфический жанр имеет в своей основе глубокие исторические корни. Это так называемый городской романс конца XIX — начала XX века. Песни, написанные в жанре городского романса, рождались на окраинах больших российских городов,которые подвергались ускоренной индустриализации. Их сочиняли, пели и слушали люди специфической культуры, воспитания, образования и отношения к жизни. Послереволюционный период, нэп. дал стране великое множество блатных и околоблатных песенок, в которых, как в зеркале, отразились незамысловатый мир и мироощущение людей, не очень задумывающихся над смыслом жизни, но очень желающих насладиться ее плодами. Не является в этом плане исключением и песня «Киношка», написанная, по-видимому, в самый разгар нэпа.

ГОПНИКИ И ГОПНИЦЫ

Герой блатных песен предстает перед российским слушателем в самых разных масках — то закоренелого и опытного вора, то криминального «поэта-философа», попавшего в места лишения свободы, то молодого задорного хулигана, то человека, вообще случайно оказавшегося за решеткой. Все эти типы богато представлены в многочисленных вариантах произведений русского шансона и городского романса.

В «Киношке» же повествование ведется от имени малолетней гопницы-шалавы, которая ведет довольно свободный образ жизни, не связанный тесными рамками морали.

Понятие гопничества появилось в России уже в послереволюционный период. Практически все гопники и гопницы принадлежали к низшим слоям общества, выросли в неполных семьях либо с пьющими родителями. Занимались они тяжелым и неквалифицированным физическим трудом, имели не очень престижные в обществе профессии — водопроводчик, слесарь, кочегар, ткачиха, повариха и так далее, а порой и просто тунеядствовали. Возникновение гопничества было тесно связано с большими городами, фабричными и заводскими окраинами.

Революция разнуздала многие дикие инстинкты, таившиеся до этого в подсознании, дала широким массам иллюзию полной свободы, которая понималась ими как полная вседозволенность. Наружу выплеснулись накапливавшиеся десятилетиями негативные эмоции простого народа, хамство, снобизм и просто самые низменные человеческие чувства. Например, по Петрограду весной -осенью 1917 года прокатипась целая волна хулиганских выступлений.

Иван Бунин писал в своем дневнике: «Невский проспект был затоплен серой толпой, солдатней в шинелях внакидку, неработающими рабочими, гуляющей прислугой и всякими ярыгами, торговавшими с лотков папиросами, красными бантами, похабными карточками и сластями, всем, чего попросишь». Неофициально новые власти поддерживали хулиганские выступления «масс», направленные против представителей прежних привилегированных классов. Во всяком случае, никакого уголовного наказания хулиганы не несли.

Особенно отличались на общем криминальном фоне гопники — обитатели Городского общежитии пролетариата (сокращенно «ГОП»), устроенного в Петрограде в номерах Большой Северной гостиницы (ныне гостиница «Октябрьская»). Оборванные, грязные, небритые, они шокировали обывателя одним своим внешним видом. По вечерам гопники выходили на улицу, распивали спирт или самогон, танцевали чечетку и «яблочко» под гармошку, пели похабные частушки и между делом грабили прилично одетых прохожих.

«А ОН ИДЕТ, НАДЕВ ГАЛОШИ...»

Но во времена нэпа появился и другой тип «пролетариев". В отличие от своих замурзанных товарищей они претендовали на некий светский шик, культурное обхождение, старались хорошо и стильно одеваться, а в поведении подражать «высшим слоям общества» — нэпманам и уже канувшим в Лету забвения дворянам.

Конечно, все это превращалось в некую пародию, граничившую с вульгарностью. Однако таких «персонажей» было довольно много, и они формировали своеобразную «элиту» городских предместий.

Именно к такой «элите» и принадлежат главные герои песни «Киношка», широко популярной в Петрограде в 1920-х годах. Она — глупая и недалекая малолетняя шалава, которая находится в одном шаге от того, чтобы стать проституткой. Девица крайне неуважительно относится к родной матери, сообщая широкой публилике, что когда та спит, «...ей жабы снятся». Согласно соннику жабы снятся к сомнительным приключениям, беременности либо аборту, неожиданным и неприятным событиям.

Он — скорее всего молодой, но уже профессиональный вор, «канающий» под интеллигента. Он носит шляпу, дорогой плащ и галоши, что по тем временам могли себе позволить только очень состоятельные люди.

Обычные рабочие никогда так не одевались.

Шпана же вообще носила круглые шапки-инки или картузы, сшитые из плотного черного сукна, телогрейки и кирзовые сапоги.

Таким образом, он выгодно выделяется на общем фоне своим внешним видом и к тому же имеет деньги.

«МАЛЕНЬКАЯ ВЕРА» ВРЕМЕН НЭПА

Первоначально «шикарный кавалер» предлагает девице прогуляться в парк культуры и отдыха «...Туда, где колесо вертится». А там посетить ресторан «... Где чарку могут нам налить».

Но девица изображает из себя скромницу, недотрогу и просит сводить ее в кино. Хотя, судя по всему, на ней пробы ставить негде.

При этом девица по мере сил пытается изобразить из себя «светскую даму» и говорит пару слов по-французски. Одновременно она употребляет блатные словечки, по-русски говорит с серьезными грамматическими ошибками, употребляет просторечия. Все это производит комический эффект.

Вор, кавалер, судя по всему, также не далеко ушел от своей подружки. Но в кинотеатре он не ударил лицом в грязь и купил самые дорогие билеты «за полтинник», то есть за пятьдесят копеек серебром. А еще на целый рубль семечек. Это большие деньги, так как в те времена средняя зарплата рабочего не превышала пятидесяти-шестидесяти рублей.

И ещё ухаживал за девицей, как за настоящей «графиней». Однако культурный отдых не удался. Фильм оказался скучным и непонятным для обывателей. В полном разочаровании девица и вор отправились домой, чтобы провести «ночь любви».

Некоторые исследователи шансона считают, что песня «Киношка» изначально была написана как пародия и исполнялась во время нэпа на театральных подмостках как сценка из водевиля. Возможно, так оно и было. Но в массах она получила огромную популярность. Второе рождение песни состоялось в 1960-х годах, когда «Киношку» подвергли оранжировке и стали исполнять в популярном тогда твистовом стиле под гитару и даже саксофон.

Сегодня «Киношку» включила в свой репертуар популярная певица Ирина Апек-симова. Часто она звучит и в некоторых московских кабаре.

Киношка

Мамаша спит, ей жабы снятся, 
Я на иголках вся сижу, 
Пойти мне, что пи, прогуляться 
С моим любимым по бану.

А он идет, надев галоши, 
И плащ надет на рукава, 
И шляпа новая на вате. 
Чтоб не простыла голова.

А не хотите вы пройтиться 
Туда, где колесо вертится, 
Где электричество горит, 
Где чарку могут нам налить.

Мерси, мерси — я пить не хочу, 
Я только чаю напилась, 
А вы в кино меня сводите, 
Коль я по вкусу вам пришлась.

Купив билеты за полтинник, 
Меня на первый ряд ведет, 
И, как принцессу иль графиню, 
За руку белую берет.

Мы два часа там просидели, 
И ничего не поняли, 
На рубль семечек наели, 
Ну а потом домой пошли.

Припев:
Мамаша спит, ей жабы снятся, 
Я на иголках вся сижу, 
Пойти мне, что ли, прогуляться, 
С моим любимым по бану.

Андрей Никитин
За решёткой, №6 июнь 2012 г.


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 2760

vk rutube youtube

Данциг Балдаев
Сергей Порт
Ирина Каспер
Влад Зерницкий
Валерий Власов
Саша Сирень
Сергей Азаров
Ляля Размахова
Гриша Димант
Олег Гаврилюк

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона