Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Почти по Есенину

Почти по Есенину

На этот раз в нашей постоянной рубрике мы расскажем об очень лиричной песне. Называется она-«Материнское письмо». В нем нет уголовного бахвальства или стеба, а только грусть матери по сыну, который далеко, в тюрьме. Песня берет за душу и наводит на мысли: стоит ли совершать преступления, ведь из-за этого так страдают близкие люди?..

«ВСЕ ПРОЙДЕТ, КАК С БЕЛЫХ ЯБЛОНЬ ДЫМ...»

По словам исследователя блатного фольклора Фимы Жиганца (в миру — Александра Сидорова), «Материнское письмо» было написано под влиянием стихов Сергея Есенина, который считается в уголовном мире классическим «босяцким» поэтом. Не случайны потому и есенинские мотивы — мать, имя Сережа, Рязань, рябина, сравнение вишневого сада с белым дымом (у Есенина: «Не жалею, не зову, не плачу, Все пройдет, как с белых яблонь дым...»). Да и сам жанр письма сразу отсылает к есенинскому «Ты жива еще, моя старушка?»...

Собственно, «Письмо матери» является как бы своеобразным ответом беспутному сыну, написавшему:

— Я по-прежнему такой же нежный 
И мечтаю только лишь о том, 
Чтоб скорее от тоски мятежной 
Воротиться в низенький наш дом...

А второй вариант песни — это уже «Письмо от жены». Он, видимо, более поздний и является адаптированной переделкой «Материнского письма». Любопытны, кстати, параллели с «Письмом жены мужу на сельскохозяйственную выставку» Владимира Высоцкого.

Например, у Высоцкого: «Ты, болтают, получил премию большую», в «Письме от жены»: «Получишь ты амнистию большую»; у Высоцкого:

— Тута Колька приходил, кум твой окаянный, 
Еле-еле не далась, до сих пор дрожу...

В «Письме»:

— Имей в виду — известный Колька-фраер 
Мне день и ночь проходу не дает...

Думается, вряд ли эти совпадения (вплоть до имени Кольки) случайны. Скорее всего, неведомый автор подсознательно находился под влиянием песни Высоцкого. Тогда можно предположить, что «Письмо к жене» создано уже в 1960-е годы.

ЗАБОТЛИВАЯ ЖЕНА

Что касается «Материнского письма», то, наверное, оно было написано в конце 20-х. Для этого времени вполне характерно весьма романтическое и слезливое отношение к заключенным как к узникам а-ля граф Монте-Кристо. В 30-е песни блатарей уже отличались жесткостью, реализмом.

А как иначе? Изрядно их потрепали сталинские стройки народного хозяйства. По мнению исследователя блатного фольклора Александра Тихомирова, песня (именно «Материнское письмо») — действительно стилизация под есенинские стихи, причем стилизация намеренная, выпуклая.

В песне главный лирический герой довольно скоро вернется домой, «к октябрю». Обычно в блатных песнях герою еще ой как далеко до освобождения. И обычно так далеко, что и не выйдет он на свободу никогда. Отсюда и жесткие фразы типа: «Зачем ты меня, мать, родила?» Как будто она знала, что все получится так нехорошо.

«Письмо жены» весьма похоже на «Материнское письмо». Так похоже, что жена сообщает мужу, что у них в Рязани по нему «вздыхают девки не одна». Какая заботливая жена: напоминает мужу, что у него тут на воле цветник, так что пусть стремится как можно скорее выйти на свободу. Правда, не забывает написать и о том, что ей совсем дороги не дает Колька-фраер. Так что совсем расслабляться сидельцу все же не стоит.

Кстати, во многих уркагановских песнях маруха не дожидается своего возлюбленного из тюрьмы. Обычно его друг успевает вовремя подсуетиться.

ПЕГАС БЛАТНОЙ

Вообще нет ничего удивительного в том, что песня «Материнское письмо» стилизована именно под Сергея Есенина. Почему-то этого «поэта деревни» блатари считали если не своим, то социально близким. Он тоже был такого мнения: «Я читаю стихи проституткам с бандюгами жарю спирт».

Не понаслышке знакомый с тюрьмой поэт Андрей Рублевич сказал на это: «На зоне блатную песню не очень-то любят. Да, могут спеть. Но только в особом настроении. А ценят там лирику. Есенина того же. Его, пожалуй, из классиков более всего уважают. Ему даже урки на фене кличку дали — Пегас блатной».

«Материнское письмо»

Я по тебе соскучилась, Сережа, 
Истосковалась по тебе, сыночек мой. 
Ты пишешь мне, что ты скучаешь тоже, (2 раза) 
И в октябре воротишься домой.

Ты пишешь мне, что ты по горло занят, 
А лагерь выглядит угрюмым и глухим. 
А вот у нас, на родине, в Рязани, (2 раза) 
Вишневый сад расцвел, как белый дым.

Уж скоро в поле выгонят скотину: 
Зазеленела сочная трава. 
А под окном кудрявую рябину (2 раза) 
Отец срубил по пьянке на дрова.

У нас вдали, за синим косогором, 
Плывет, качаясь, бледная луна. 
По вечерам поют девчата хором, (2 раза) 
И по тебе скучает не одна.

Я подойду — обступят, как березы: 
«Скажите, тетенька, когда придет Сергей?» 
А у одной поблескивают слезы — (2 раза) 
Тоска-печаль давно минувших дней.

Ах, эта дева с русою косою,
Она гадала, Сережа, на тебя,
А у самой поблескивала в ухе (2 раза)
Серебряная с камешком серьга.

Так до свиданья, дорогой Сережа,
До скорого свиданья, милый мой.
Ну, потерпи, родной, еще немного, (2 раза)
И в октябре воротишься домой.

«Письмо от жены»

По бугоркам, по лисьим косогорам 
Плывет, качаясь, бледная луна; 
По вечерам поют девчата хором, (2 раза) 
И по тебе скучает не одна.

Ты пишешь мне, что ты по горло занят, 
Что лагерь ваш угрюм и нелюдим; 
А вот у нас, на родине, в Рязани, (2 раза) 
Вишневый сад зацвел, как белый дым.

С утра в поля гоняем мы скотину, 
Цветет в полях душистая трава, 
А под окном кудрявую рябину (2 раза) 
Отец срубил по пьянке на дрова.

Получишь ты амнистию большую, 
Так напиши, приедешь ли тогда. 
А может быть, нашел себе другую, (2 раза) 
И я одна останусь навсегда.

Но знай же ты, что в нашем тихом крае 
Жизнь не стоит, она идет вперед; 
Имей в виду — известный Колька-фраер (2 раза) 
Мне день и ночь покоя не дает!

Евгений Зимородок
ЗА решеткой, №6 июнь 2011


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 8579
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама



Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона