Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » «Мой милый друг, не надо грустить…»

«Мой милый друг, не надо грустить…»

Общеизвестно, что блатные песни трудно классифицировать по жанрам и направлениям. Ведь это не эстрада, не рок и не тем более не попса. Каждая «арестантская» песня представляет собой сугубо авторское оригинальное музыкальное произведение. Вероятно, потому-то и появился в нашей музыкальной культуре особый жанр - «русский шансон». Тем не менее среди множества блатных произведений без особого труда можно вычленить солидный массив песен, которые с полным основанием можно назвать «хулиганскими».

«БАКЛАНЫ»-ХУЛИГАНЫ

Хулиганы во все времена составляли особый и специфический пласт уголовного мира. Хулиганство не является корыстным преступлением и представляет собой правонарушение, посягающее на общественный порядок и общественную безопасность. Таким образом личное обогащение для хулигана - дело десятое, в первую очередь ему необходимо покуражиться над своей жертвой, продемонстрировать свою власть, основанную исключительно на наглости и грубой физической силе.

Первый раз взлет хулиганства был зафиксирован в России в 20-х годах прошлого века, сразу же после окончания Гражданской войны. Уличная шпана тогда буквально терроризировала горожан - жителей больших городов. Основной костяк хулиганских банд составляли малоквалифицированные заводские рабочие, ученики ремесленных мастерских, а также некоторые юноши из семей среднего класса. В уголовной среде хулиганов называли «бакланами» - за вздорный и неуживчивый характер, неумение вести себя в коллективе.

Но жили «бакланы» весело: избивали «коллег» с соседней улицы или соседних фабрик, своих заводских мастеров, дворников. Милиция старалась обходить стороной буйную молодежь. Нравы тогдашней шпаны не слишком отличались от нынешней. Существовало строгое деление территории на сферы влияния. В крупных городах в каждом районе имелась своя хулиганская группировка.

Между «кентовками» часто происходили жестокие столкновения. В Ленинграде однажды прямо на Большом проспекте Петроградской стороны завязалась массовая драка между двумя группами хулиганов - василеостровской и петроградской. В ней приняли участие более сотни человек. В воздухе свистели ножи и раздавались револьверные выстрелы. Чтобы утихомирить разбушевавшихся хулиганов, вызвали конную милицию, так как обычные постовые уже ничего сделать не могли. С массовым хулиганством удалось покончить только в середине 30-х годов, когда шпаной серьезно занялись органы НКВД.

«ЧИ-ЧИ-ГАГА» И «ЖУКИ-КУКИ»

Второй раз волна хулиганства накрыла страну в 60-70-е годы прошлого века. Социологи связывали данное явление с тем, что страна к тому времени полностью залечила раны, нанесенные ей Великой Отечественной войной. Выросло новое поколение, которое не испытало на себе всех тех тягот и ужасов. Атмосфера сытой и спокойной жизни расхолаживала, а молодой организм требовал острых ощущений и прилива адреналина. Найти все это оказалось довольно легко на почве бытового хулиганства. К тому же мелкая «хулиганка» оказалась довольно безопасным занятием. Советская власть довольно жестко карала своих граждан за государственную измену, хищения социалистической собственности. Но вот к «бакланам»-хулиганам проявляла совершенно непонятный либерализм. Обычно на первый раз хулиганам давали условные сроки, в случае рецидива - до четырех лет колонии общего режима.

Все это привело к тому, что в начале 70-х годов хулиганство стало массовым явлением практически во всех крупных городах СССР. И так продолжалось вплоть до распада Советского Союза. Хулиганы создали свою особую субкультуру, разговорный сленг, жесты. Конечно, в каждом регионе существовали некоторые особенности, но имелось и много общего - коронные фразы типа «чи-чи-гага» и «жуки-куки», пальцы веером при конфликтном «базаре».

Кстати, с помощью такой лексики и жестикуляции с начала 90-х годов стали изъясняться не только шпана, но и добропорядочные коммерсанты, милиционеры и даже федеральные политики.

«А ТАМ, КАК ПРЕЖДЕ, БЬЮТ ФОНТАНЫ...»

В 60-70-е появились и новые хулиганские песни, которые исполнялись вечером во дворе, в парке на скамейке под аккомпанемент гитары. Некоторые из них скоро превратились в дворовую классику, быстро распространявшуюся по всей стране. К их числу, несомненно, принадлежит песня «Мой милый друг, не надо грусти», ставшая настоящим блатным хитом. Исследователи шансона полагают, что написана она была (неизвестным автором в конце 50-х годов. И первоначально исполнялась плавно, в ритме танго, а возможно, и вальса в сопровождении аккордеона. Вот как тогда звучал первый куплет:

Огромные витрины в зеркальных магазинах, 
А там спешит большой поток людей. 
Спешат автомашины - «Победы», «Волги», «ЗИЛы»,
А город спит, забыв про нас с тобой.

Данный куплет позволяет примерно установить время написания первого варианта песни, ведь автомобили марки «Волга» стали выпускаться Горьковским автозаводом начиная с 1957 года. Но по улицам еще бегали и «Победы», и «ЗИЛы».

Однако в первоначальном виде песня просуществовала недолго. Резкое изменение музыкальных вкусов публики в середине 60-х годов потребовало аранжировки песни под гитару, которая стремительно набирала популярность среди приблатненной молодежи. Музыкальный ритм стал более жестким, быстрым и походил на популярные тогда мелодии танцев шейка и твиста. Под такую мелодию можно было не только петь, но и танцевать. Соответственно пришлось подкорректировать и старый текст, который плохо ложился на новую мелодию. Но припев песни остался неизменным, сохранился во всех вариантах и стал своего рода «коронкой». Вот он:

А там, как прежде, бьют фонтаны, 
И по ночам горят рекламы, 
Как только утро наступает, 
Там гаснут тысячи огней. 
Мой милый друг, не надо грусти, 
Ведь в декабре нас всех отпустят, 
Ты спи и пусть тебе приснится 
Наш город милый и родной.

С точки зрения высокого литературного стиля, текст довольно шероховатый, рифмы подобраны не очень удачно, но это настоящий образец народного творчества. А при виртуозном музыкальном исполнении текст на слух звучал довольно гладко. К сожалению, автора новой аранжировки также не удалось установить. Ведь в каждом городе существовал свой вариант песни, и авторов-аранжировщиков, вероятно, были сотни, если не тысячи. Но основными считались московский, ленинградский и северокавказский варианты песни.

В 70-е годы ее часто пел бард А. Шалин, сегодня она входит в репертуар исполнителя русского шансона Раджа Гайфулина. И вновь стремительно набирает популярность среди приблатненной молодежи.

Московский вариант

Пройдет четыре года, изменится лишь мода, 
И мы опять пойдем гулять в Москве. 
Пройдемся по бульварам, заглянем в рестораны... 
Заглянем в рестораны и кафе.
Припев:
А там, как прежде, бьют фонтаны, 
И по ночам горят рекламы, 
И только утром рано 
Гаснут тысячи огней. 
Мой милый друг, не надо грусти, 
Ведь в декабре нас всех отпустят, 
Спи и пусть тебе приснится 
Город милый и родной.
Зеркальные витрины в огромных магазинах, 
На улицах шумит поток людской. 
Бегут автомобили - «Победы», «Волги», «ЗИЛы» -
Москва живет, забыв о нас с тобой.
Припев:
А там, как прежде, бьют фонтаны, 
И по ночам горят рекламы, 
И только утром рано 
Гаснут тысячи огней.
Когда мы будем дома, в кругу своих знакомых, 
Мы жизнь свою по-новой поведем. 
Забудется с годами все то, что было с нами, 
Все то, о чем сейчас мы вам поем.
Припев:
А там, как прежде, бьют фонтаны, 
И по ночам горят рекламы, 
И только утром рано 
Гаснут тысячи огней.

Ленинградский вариант

Мы жили в этом городе,
Дружили в этом городе,
Любили мы по Питеру гулять.
С гитарами и звонами,
С блатными разговорами,
Любили эту песню напевать.
(Последние 3 строчки повторяются 2 раза)
Припев:
А там, как прежде, бьют фонтаны,
И по ночам горят рекламы,
Как только утро наступает
Там гаснут тысячи огней.
Мой милый друг, не надо грусти,
Нас раньше срока не отпустят,
Ты спи и пусть тебе приснится
Любимый город Ленинград.
(Последние 3 строчки повторяются 2 раза)
Пусть пишут в газетах,
Что плохо мы одеты,
Но в нас горят горячие сердца.
В сухом и скромном месте
Мы пьем портвейн все вместе,
Хотя в карманах нету ни гроша.
(Последние 3 строчки повторяются 2 раза)
Пройдет всего два года,
Изменится лишь мода,
И мы пойдем по Невскому гулять,
По старой по привычке
Заглянем мы к подружкам,
Заглянем в рестораны и кафе.
(Последние 3 строчки повторяются 2 раза)
Припев:
А там, как прежде, бьют фонтаны, 
И по ночам горят рекламы, 
Как только утро наступает, 
Там гаснут тысячи огней. 
Мой милый друг, не надо грусти, 
Нас раньше срока не отпустят, 
Ты спи и пусть тебе приснится 
Любимый город Ленинград.

Андреи Никитин
ЗА решеткой, №10 октябрь 2011


Комментарии

20.03.2012 16:53 Сергей [sergroman@inbox.ru]
Фонтаны Пройдёт всего два года изменится та мода Друзья пойдут по Кирова гулять Пройдёмся па-а бульварам, заглянем в рестораны Заглянем в рестораны и кафе Пройдёмся па-а бульвару, заглянем в рестораны Заглянем в рестораны и кафе А там как прежде бьют фонтаны, а по ночам поют гитары Лишь только рано, рано утром погаснут тысячи огней Мой милый друг не надо грусти, придёт весна и боль отпустит Ты спи и пусть тебе приснится любимый город Пятигорск И вот мы снова дома в кругу своих знакомых В кругу своих знакомых и друзей И помним мы с друзьями всё то, что было с нами О том, что было с нами мы споём И помним мы с друзьями всё то, что было с нами О том, что было с нами мы споём А там как прежде бьют фонтаны, а по ночам поют гитары Лишь только рано, рано утром погаснут тысячи огней Мой милый друг не надо грусти, придёт весна и боль отпустит Ты спи и пусть тебе приснится любимый город Пятигорск А там как прежде бьют фонтаны, а по ночам поют гитары Лишь только рано, рано утром погаснут тысячи огней Мой милый друг не надо грусти, придёт весна и боль отпустит Ты спи и пусть тебе приснится любимый город Пятигорск

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 5352

vk rutube youtube

Влад Виссонов
 Батон
Лора Виталь
Ирина Маулер
Виктор Давидзон
Мария Мордасова
Александр Кирьянов
Александр Юрпалов
Вячеслав Стрелковский
 Сана

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона