Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » "... И в музыке столько свободы!"

"... И в музыке столько свободы!"

Купил я эту книжку давно, в канун 30-летия Победы, и с тех пор с ней не расстаюсь. Читаю ее, перечитываю и... слушаю, потому что самое лучшее в ней — это песни. Песни Алексея Фатьянова. А называется сборник "Соловьи", вышел он в издательстве "Художественная литература" тиражом 25 тысяч экземпляров. Да что такой тираж для фатьяновских песен, если их знают миллионы, десятки миллионов людей!

Сборник этот собрали и подготовили друзья поэта В.Гончаров и Н.Старшинов, тоже поэты, тоже фронтовики, написали к нему предисловие и назвали его "Слово о друге".

О Фатьянове написано очень мало, чаще всего — информационно, а в последнее время — репортажно, в связи с проведением фатьяновских песенных праздников в Вязниках, на Владимирщине. Природа там, говорят, славная: одно слово — Мстёрские леса! Неподалеку от Вязников стоит старое село Малое Петрино, где и родился в 1919 году Алексей Иванович. Писать стал рано, любил петь, танцевать, вторым домом стал для него сельский драмкружок.

Как вы видите, ничего общего с биографиями других замечательных поэтов-песенников — Михаила Исаковского и Михаила Матусовского, которые начинали с журналистики, с печатного слова и были далеки от актерского творчества, от эстрады, сами не пели, не имея вокальных данных. А у Фатьянова с ранней юности актерские способности обнаружились незаурядные. В 17 лет он был принят в Театральную школу Центрального театра Красной Армии. Через два года он становится актером -профессионалом и начинает эстрадно-концертную деятельность. Еще в студенческие годы он выезжал на гастроли в воинские части и подразделения, и на севере был и на юге, и на Дальнем Востоке. Хорошую профессиональную школу прошел он в ансамбле песни и пляски Орловского военного округа. Военные годы приносят Фатьянову опыт работы в печати, но самое главное — знание солдатской жизни, глубокое понимание народной войны и души народной.

Любой художник слова (да и вообще творец!) дважды рождается: первый раз, — как и все люди, а во второй, -тогда, когда создает свое первое подлинное произведение. Таким вторым рождением у Фатьянова был 1942 год, когда он создал свой шедевр — песню "Соловьи". А. П. Довженко, всемирно известный кинорежиссер и писатель, очень строгий к творчеству современников, а особенно к песенному творчеству, предпочитая песни давние, народные, из глубины времен идущие, уже тогда, в военную годину, отметил фатьяновских "Соловьев". Ю.И.Солнцева не раз мне рассказывала о том впечатлении, которое произвела на Довженко эта песня: "Александр Петрович не раз повторял ее слова, напевал ее, мечтал ею украсить свой фильм о войне и неизменно подчеркивал, что это редкостное сочетание зоркости сердца и мудрости разума". Высочайшая оценка!

Соловьями на фронте называли пули. Несомненно, фронтовик Фатьянов знал об этом, но он не стал давать в стихах сравнения и параллели. Меня сейчас больше всего привлекает такое сопоставление. В том же, 1942 году, признанный мастер стиха и песни Михаил Исаковский в своем песенном шедевре "В лесу прифронтовом" напишет: "И каждый знал — дорога к ней (к любимой. -Н. С.) ведет через войну..." А у Фатьянова: "Но с каждым шагом в том бою нам ближе дом в родном краю". Пожалуй, даже шире и афористичнее у него получилось, чем у старшего товарища по песне.

Что больше всего и сегодня поражает в фатьяновских "Соловьях"? Не только блистательно избранная интонация, не только скромный, неожиданно короткий и спокойный припев, который начинается в песне на высокой ноте, а завершается быстро, почти мгновенно, почти шепотом: "Пусть солдаты немного поспят...", но и сама постановка вопроса неожиданна и даже ошеломляюща: да разве даже самое громкое пение десятка соловьев (откуда их столько в прифронтовом лесу?) сможет помешать сну смертельно усталых бойцов? Они не пением своим бойцам мешают, а тем, что с их пением оттаивает сердце, размягчается душа... Рано! Поэтому пусть лучше будет перед грядущим боем забытье! Тонкая лирика всегда мудра и проницательна и в этом с другими словесными искусствами несравнима.

В том же 1942 году брызнули, переливаясь на все лады, куплеты песни "На солнечной поляночке". Теперь так называют большую поляну в Вязниках, где проводятся фатьяновские праздники. Эта песня и озорная, и удалая, и шутливая, и даже отчаянная, и невероятно для русской песенной лирики откровенная, и в то же время столь же целомудренная, как и вся наша песенная классика.

Прежде я считал, что до сих пор любимая в солдатской среде песня Фатьянова "Ничего не говорила" написана либо в довоенное, либо, скорее всего, в послевоенное время, но прочитав сборник "Соловьи", узнал, говоря военным языком, что эта песня... "образца 1943 года". Ни слова о фронте, ни слова о войне, словно просто-напросто на учения идут рота за ротой, и все солдаты, как один, пленяются случайной попутчицей, которая вместе с колонной, ничего не говоря, дошла до реки. И лирическую миниатюру Фатьянов мог сделать песней!

...Шел четвертый год войны. Все труднее переносилась разлука с домом, все острее и больнее была горечь расставаний, но вот у поэта-песенника срываются с уст слова, общие для всех: "Давно мы дома не были..." Фатьянов как никто другой в нашей песенной лирике умел говорить со слушателями "по-дружески да попросту". В печатных текстах то и дело встречаются разные варианты: то "шумит над речкой ель", то "цветет над нами ель", что, конечно, несравнимо лучше. Но если эти варианты замен все же вкусовые, то замена строки "в Германии, в Германии, в проклятой стороне", на "далекой стороне" — это уже позднейшие, чисто редакторские волевые наслоения. А фронтовики все же поют по-прежнему, как пелось, как чувствовалось. В конце концов, Сибирь еще дальше была, а к германским границам становилось все ближе да ближе.

Но вот уже и осталась далеко позади солнечная поляночка в родных лесах, война далеко от дома гремит, вот-вот кончится. Идет армия, и вместе с ней идет по дорогам войны фатьяновская песня. А пока с уст его слетает дивная лирическая песня "Где ж ты, мой сад?". И ни разу не повторяется мастер — и разработка темы новая, и мелодика, и поэтический размер, и просто виртуозное владение народной речью: "С победою приеду, любовь твоя хранит меня в пути..." Многоточие пока мы ставим, но вот точку поставил день Девятого мая.

О 1945 году Фатьянов впервые дебютировал как поэт-песенник киноэкрана. До сих пор любима в народе его шуточная песня из кинофильма "Небесный тихоход": "Первым делом, первым делом — самолеты. Ну а девушки? А девушки — потом!" Впоследствии киноэкраны страны и голубые телеэкраны будущих лет разнесут широко и раздольно слова фатьяновских песен.

Алексей Фатьянов первый среди фронтовиков почувствовал в наступившее мирное время тоску по фронтовому братству, по друзьям-однополчанам. И это не просто тоска, не просто жажда встретиться, а страстное желание найти, помочь, обустроить, "чтобы было видно по всему — здесь живет семья советского героя, грудью защитившего страну". Бывает, что от бесконечного цитирования слова стихов тускнеют, приедаются. Однако, сколько ни повторяй слова этого первоначального куплета, он все равно будет звучать, как только что пропетый:

Майскими короткими ночами,
Отгремев, закончились бои...
Где же вы теперь,
друзья-однополчане,
Боевые спутники мои?

Более того, с каждым годом эти слова звучат все тревожнее, все пронзительнее, все горше вопрос "где?"!

И прежде Фатьянов писал о любви всегда, о чем бы он ни писал! Пожалуй, среди наших поэтов-песенников в любовной лирике он равных не имеет. В послевоенные годы он создает одну за другой прекрасные песни о любви "Три года ты мне снилась", "Когда проходит молодость", и "В городском саду". Одно время вновь на улицах нашего города на Неве стали появляться духовые оркестры, которые непременно в свои репертуары включали эту, последнюю из названных песен: "В городском саду играет духовой оркестр. На скамейке, где сидишь ты, нет свободных мест..." И завершается песня тем же куплетом, только строки переставлены, и не знаешь, сколько же прошло лет со дня первой встречи лирических героев. Может быть, -вся жизнь...

И прежде добрая, немного лукавая улыбка освещала фатьяновские песни, а теперь веселью и озорству он дал волю вольную, написав для спектакля "Свадьба с приданым" забавную и немного пародийную песню "Хвастать, милая, не стану". Не иссякал у него песенный дар, редчайший в поэтическом творчестве!

А стихи?.. Если у М.Исаковского и М.Матусовского немало стихотворений, отношения к музыке не имеющих, то в этом отношении Фатьянов перед ними проигрывает. Редко какие из них поднимаются выше среднего, так сказать, уровня, а об уровне лучших песен и говорить не приходится! Таково уж своеобразие его дарования: звучащее, песенное слово сразу у него набирало творческую высоту.

Если бы мне как поэтическому редактору пришлось готовить книгу Фатьянова, я бы включил в нее всего лишь двадцать песен, лучшее из лучшего. Невелик был бы сборник, но зато воистину золотая получилась бы книга! И завершали бы ее по хронологии песни "Когда весна придет" из фильма "Весна на Заречной улице", "Ромашка моя" из фильма "Солдат Иван Бровкин", "За Рогожской заставой" из фильма "Дом, в котором я живу", "В рабочем поселке", "Дорога, дорога", а также стихотворение "Старшина музыкального взвода".

Сколько уж лет назад впервые прозвучали эти песни, а до сих пор строки из них у нас на устах: "Когда весна придет, не знаю", "Та заводская проходная, что в люди вывела меня", "И здесь, на этом перекрестке, с любовью встретился своей", "Моя душа полна тобой", "Если б гармошка умела все говорить, не тая...", "Быть может, до счастья осталось немного, быть может, один поворот..." И кто бы потом ни пел все эти песни, а для нас они навсегда окрашены в неповторимые интонации Георга Отса ("В рабочем поселке"), Николая Рыбникова ("Когда весна придет"), Леонида Харитонова ("Ромашка моя")... Все песенные удачи хороши по-своему, но одна из них возвышается над всеми. Это песня из фильма "Дом, в котором я живу".

В этой песне он дал волю тому, что его мучило и томило. О послевоенном Ленинграде в песне "Наш город" он сказал так, как и ленинградцы не говорили: "Над Россиею— небо синее. Небо синее — над Невой. В целом мире нет, нет красивее Ленинграда моего", И все же для него, москвича, "тишина за Рогожской заставою" ближе, понятнее. В Москве он жил давно и воспел ее будничную, повседневную, далеко не праздничную. За Рогожскую заставу туристов не возят. Промышленный район, никаких достопримечательностей. Но лишь зазвучат песенные фатьяновские слова, как сразу же возникают в памяти кинокадры из фильма "Дом, в котором я живу": рассветная Москва-река, под мостом двое — он иона, с ними их неразлучный велосипед: "Подскажи, расскажи, утро ранее, где с подругой мы счастье найдем? Может быть, вот на этой окраине или в доме, в котором живем?"

1957 год был триумфальным для нашего киноискусства: "Баллада о солдате", "Летят журавли", "Дом, в котором я живу" — фильмы о войне и мире, о душевной красоте наших людей, о том, как они жили, любили, как сражались за Родину. Предпоследний куплет фатьяновской песни оркестрировался как гимн: "Не страшны нам ничуть расстояния. Но куда ни привел бы нас путь, ты про первое наше свидание и про первый рассвет не забудь". Ни слова о войне, но война угадывается, стоит за этими словами. Пожалуй, только он, Фатьянов, мог сделать из лирической песни о юных москвичах гимн России, Москве, целому поколению, у которого юность встретилась с войной. Да и сам Алексей Иванович был еще молод! Мы как-то забываем порой об этом, но ведь ему шел всего лишь сороковой год! У меня в руках справочник членов Союза писателей СССР. На странице 618-й читаю: "Фатьянов Алексей Иванович, 1-я Бородинская улица, дом 5..." — по состоянию на 1 января 1959 года. Следующий Новый год он уже не встретил. В последнее время он тяжело болел. Об этом с горечью и ласковым дружелюбием вспоминает в своем стихотворении Александр Межиров: "В дом с мороза входит Лёша в зимнем облаке седом. Дух переводя с трудом, на диване курит лёжа... Без него зима — иная, и Москва — не та, не та..." И это писал коренной москвич, рожденный на Лебяжьем переулке у самого Кремля!..

Печатался Фатьянов мало, лишь в 1955 году вышла во Владимире его книжка "Поет гармонь". Первое издание "Соловьев" — уже в 1960 году... До конца жизни он был таким же открытым, приветливым, артистичным, как в юности. Говорят, он очень был похож на свои лучшие песни, а он их подлинный волшебник!

Всего десяток песен сочинил
-Пускай в безвестность канули другие!
Как соловья тебя народ любил
За песни бесконечно дорогие!
Твои слова в написанной строке
Не могут на бумаге удержаться.
Лишь прочитал -они на языке:
Такие в них мелодии таятся!
Я думаю — о чем ты так пропел,
Что эти песни до сих пор крылаты?..
Все о любви ты рассказать успел.
Все о войне, о рядовых солдатах.
Все — о Москве — всего куплетах в трех,
О Ленинграде — лишь в одном припеве.
Не тратил чувства попусту, берег.
И прямо скажем, остаешься первым.
Я так хотел бы научиться петь
Для самого себя, в лесу хотя бы,
Чтоб изредка с тобой встречаться впредь,
Волшебник песни, Алексей Фатьянов!

По праву творчество Фатьянова венчает стихотворение "Старшина музыкального взвода". Здесь Фатьянов себя проявил и как драматург, и как композитор. Вот "МЫ" "в деревню ворвались его" и "про мать он узнал от народа". Как скупо и как драматургически напряженно сказано! А дальше? А дальше "всю ночь колыбельные песни играл старшина музыкального взвода" как память о детстве, о матери, извергами замученной. Всю ночь... А завершает стихотворение строфа о годах, минувших с той поры:

Играет оркестр. Дирижер вдохновлен.
И в музыке столько свободы...
Товарищи! Братцы! Да это же он -
Старшина музыкального взвода!

В музыке слова песенного было "столько свободы" и у Алексея Фатьянова, соловья нашей песенной лирики.

Николай Сотников
«КОЛОМНА», №8 (195) март 1999 г.


Комментарии

02.02.2010 22:11 юлия [knyazeva54@yandex.ru]
КАК приятно читатьо поэти и как приятно осозновать что такого человека не забыли чаще надо о таких людях расказывать нашим детям с уважением и низкий поклон ваш почитатель сама с города ВЯЗНИКИ и очень горжусь нашими талантами
21.03.2010 16:19 Людмила [pesnya56@rambler.ru]
Благодарю за этот удивительно добрый,проникнутый любовью и уважением к нашему земляку,материал и приглашаю посетить Музей Песни ХХ века в Доме семьи Фатьяновых! 8-49-233-2-02-77

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 8455
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама
Loading...

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона