Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Богиня, сошедшая на землю

Богиня, сошедшая на землю

Прошло более двух лет, как мы отпраздновали 60-летие Великой Победы. Не за горами и 63-я годовщина. Впрочем, мы вообще не расстаемся с этим днем, он навсегда остается в наших сердцах, и продолжаем вспоминать тех, кто приближал Победу над фашистской Германией. Давайте же вспомним сегодня выдающуюся русскую певицу Клавдию Ивановну Шульженко. Ее песни, ставшие поистине народными. Ее яркую жизнь. Драматичные страницы этой жизни, которые до сих пор не прочитаны до конца.

...Солистка и художественный руководитель (совместно с супругом Владимиром Коралли) Ленинградского фронтового джаз-ансамбля, Клавдия Шульженко неутомимо, ежедневно вела военную концертную жизнь. Только в первый год блокады Ленинграда она стала участницей 500 концертов, выступая по два-три раза в день. Она пела к Кронштадте перед бойцами, защищавшими "Дорогу жизни" — единственную дорогу для продуктовой поддержки голодающих блокадников. Да, отдельные ее концерты оплачивались, но большую часть денег она отдавала в фонд помощи детям.

Мы все знаем, что особенно популярной в ее репертуаре была песня "Синий платочек". Песню полюбили сразу и навсегда. Бойцы бурно аплодировали певице и просили спеть еще и еще. Однажды на Волховском фронте ей заплатили "гонорар"... двумя кружками клюквы. Более ценного подарка в те дни не было.

В военные дни в репертуаре Шульженко были такие песни, как "Давай закурим" Модеста Табачникова, "Не тревожь ты себя, не тревожь" Василия Соловьева-Седого, которые тоже пользовались огромной популярностью среди бойцов. Уже в послевоенные годы тема войны была продолжена в очень трогательной и лиричной песне Соловьева-Седого "Где же вы теперь, друзья-однополчане?" Заслуги Шульженко, ее талант и великий труд в годы войны были отмечены орденами Ленина, Красной Звезды и Трудового Красного Знамени.

Но было бы обидно, вспоминая Клавдию Ивановну, не рассказать хотя бы немного о ее личной жизни. Она умела любить и была любима. Первым ее любимым мужчиной стал харьковский поэт Иван Григорьев. Официально брак не был зарегистрирован. Поэт любовно звал Клавдию Кунечкой. Почему? До сих пор досадую, что не расспросил ее об этом, а ведь мог бы. Мы еще вернемся к этому прозвищу. Вторым возлюбленным певицы стал популярный музыкант и куплетист Владимир Коралли. Он, как ураган, ворвался в жизнь Клавдиии и буквально отбил ее у Ивана Григорьева. Владимир даже угрожал Ивану наградным браунингом времен Гражданской войны, и Иван с обидой ретировался, а потом и вовсе исчез, никогда не появляясь на горизонте.

Жизнь, как известно, полна неожиданностей, тем более военная. Однажды Клавдия Ивановна пела в госпитале. В палатах. Здесь было особенно тяжело, люди были так забинтованы, что виднелись только глаза. Военврач попросил петь очень тихо и недолго, потому что раненые слишком слабы и из-за нехватки обезболивающих лекарств испытывали мучительную боль. И все же они просили, чтобы Шульженко не обошла их палату. Клавдия Ивановна исполнила под гитару несколько песен, в том числе обязательный "Синий платочек". Умолк последний аккорд, и вдруг она слышит произнесенное шепотом, как легкое дуновение ветерка: "Кунечка!" Да, это был он, ее Ваня Григорьев. Такая встреча потрясла Клавдию Ивановну и на всю жизнь осталась тяжелой раной в сердце, потому что Иван там же после ее концерта и умер.

А с Владимиром Коралли Клавдия Ивановна прошла всю военную дорогу и прожила в браке 25 лет, но после серебряной свадьбы супруги разошлись. Их союз скорее был творческим, нежели любовным. Она и второй раз побывала в официальном браке, состоявшемся по настоящей, большой любви. Но в конце жизни осталась совсем одна.

В начале 70-х мне лишь однажды довелось встретиться с Клавдией Ивановной. Это была случайная встреча и произошла она благодаря композитору Оскару Строку, с которым дружила моя семья. Это был незаслуженно забытый король танго, написавший "Черные глаза", "Скажите, почему?", "Татьяна, помнишь дни золотые?" и еще около трехсот танго и романсов. Изумительный пианист, он некоторое время был аккомпаниатором Шульженко. Всю жизнь жил в Риге, иногда наведывался в Москву. И тогда мы непременно встречались.

Однажды я пришел к нему в номер гостиницы "Москва", а у него в гостях была сама Клавдия Ивановна. И шла неторопливая беседа, в основном о делах давно минувших дней. Вспомнили знаменитую в свое время французскую певицу Люсьен Буайе. (Когда-то Строк был с ней в теплых отношениях.) На мой вопрос о происхождении и творческом начале Буайе Оскар Давидович лукаво ответил: "Происхождение? Она всегда была богиней и жила на небесах, потом сошла на землю, но богиней осталась". Клавдия Ивановна, никогда не лезшая за словом в карман, по этому поводу незамедлительно спросила своего бывшего аккомпаниатора: "Неужели вы думаете, что я меньше, чем богиня?"

Когда в глубоком пенсионном возрасте Шульженко приходилось туго и она продавала что-либо из антиквариата, который собирала всю жизнь, ее поддерживали не те артисты, которые были ее ровесниками, а молодые — Иосиф Кобзон, Вахтанг Кикабидзе, Алла Пугачева. Из них только одной Пугачевой удавалось помогать Шульженко деньгами. Зная, что по своей великой гордости Клавдия Ивановна денег не возьмет, Алла Борисовна пускалась на хитрости и умудрялась деньги куда-либо незаметно сунуть, скажем, под пачку салфеток на столе. Рано или поздно Клавдия Ивановна их находила, сетовала на свою забывчивость и рассказывала соседке, что память слабеет и приходится удивляться: куда это деньги улетают? Ан вот они!

В середине 80-х здоровье Клавдии Ивановны резко ухудшилось. Ее донимали застарелый, ставший хроническим, бронхит и больное сердце. В начале лета 1984-го врачи предложили ей лечь в Центральную клиническую больницу. Туда она уходила из квартиры, в которой из всего обилия ценных вещей остались всего две — диван красного дерева, купленный когда-то у великой Руслановой, и рояль великого Шостаковича. Единственное, что певица взяла с собой, был несессер с дорогой косметикой. Она никогда не расставалась с косметикой, даже в бомбоубежище блокадного Ленинграда. Не рассталась и перед кончиной.

Певица ушла из жизни 17 июля 1984 года. Хоронили ее на Новодевичьем кладбище. Шел дождь. Но когда опускали фоб в могилу, вдруг (свидетелей сотни) выглянуло солнце и бросило ей последний светлый луч.

Шульженко стала не только кумиром своего поколения, но и символом нашей Победы в Великой Отечественной войне. С ее песнями солдаты шли в бой и побеждали.

Эдуард Попов
Щит и Меч, № 41 (1105) 1 ноября 2007 г.


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 5330
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама


Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона