Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Стас Михайлов: «Неформат — это не страшно»

Стас Михайлов: «Неформат — это не страшно»

Стас Михайлов

Феномен лирика современной песенной эстрады Стаса Михайлова ни с чем не сравним. Он не вписывается ни в один из существующих канонов эстрадного жанра. В нем мягко и ненавязчиво переплетаются шансонные нотки и бардовские этюдные композиции. Однако он не шансонье и не бард. Он наш нынешний «гость номера» — Стас МИХАЙЛОВ. И все!

Пусть сегодня композиции с его альбомов «Свеча» или «Посвящение» не звучат из каждого включенного утюга, солидные залы Михайлов собирает отменно. Убедиться в этом можно уже скоро — 9,15,17 апреля Стас Михайлов дает сольные концерты в БКЗ!

— Ваши почитатели определили Стаса Михайлова в идейные продолжатели дела Юрия Антонова. Вы такой же лирик, такой же драматический меланхолик, вас многое роднит. А как сам артист Михайлов относится к такому сравнению?

— Честно скажу — подобное сравнение для меня комплимент. Ведь слушатели среднего возраста нынче за чертой круга эстрадной музыки. Федеральные музыкальные телеканалы пичкают народ разными новомодными музыкальными композициями. Конечно, рэп и хип-хоп — дело востребованное, та же поп-музыка имеет своего зрителя. Но у меня возникает острое ощущение какого-то навязывания нам музыкальных пристрастий. Не зритель уже выбирает себе песню по душе, а зрителю «помогают» сделать «правильный» выбор. Песни для ног, для рук, для разных частей тела есть, а где же песни для души? Что касается коммерческих радиостанций и телеканалов... Как-то я, наивный человек, принес на один такой ТВ-канал свой клип «Берега мечты» — даже разговаривать не стали. Сказали, не формат!

— И каково это — быть «не форматным»?

— Да никак! Переживем и это. Даже крутые профессионалы, работающие на радио, порой толком не понимают, что это такое — «формат». Ты становишься «форматным», как только становишься популярным. Тому не счесть примеров! А наши люди, воспитанные на музыке Антонова, Пугачевой, Ротару, где гармонично сочетаются тексты и мелодия, а главное, есть душа, все равно не насытятся хип-хопом. Я приезжаю в города России и вижу, как люди тянутся к хорошей, добротной эстраде, как они соскучились по живым концертам. Поверьте, Россия — это не только Москва и Питер. И не надо диктовать людям за пределами Садового кольца, какую музыку им слушать и любить.

— Об этом легко рассуждать человеку пришлому. Если не ошибаюсь, вы родом из Сочи. Однако пригодились не там, где родились, а совсем в другом месте. Что же стало тем рычагом, при помощи которого ваш творческий талант стал известен массовому зрителю?

— Опять вы о том же — о пресловутой раскрутке. А что тут мудрить? Пиши и пой песни, за которые тебе будет не стыдно. Не нужно делить и рядить по городам и весям. Прислушивайся, как люди их воспринимают, что вообще они хотят услышать! Выходя на сцену, постарайся не разочаровать ни их, ни себя. Один раз людей обманешь — не придут они больше к тебе.

Мне один умный продюсер объяснил очень важную вещь: «Стас, есть песни, которые живут сами по себе в народе! Их катни чуть-чуть, и они полетят по стране, как птицы. А есть искусственный продукт, который не приживается в народе, сколько его ни навязывай!» И действительно, у нас на эстраде громадное число артистов,— которые крутятся по всем ТВ-каналам, но при этом не собирают залов. В Москве и Питере их спасают корпоративные вечеринки, презентации, ночные тусовки, а в российской глубинке никто не даст за их песни и рубля.

Когда я только приехал в Москву из Сочи, этот город долго не принимал меня, мои песни. Помню, устроили мне выступление в каком-то казино, где я ходил между столиками и пел для жующих новых русских. Потом один со словами: «молодец, хорошо поешь» сунул мне смятую пятисотрублевую купюру еще старого образца, на которую тогда можно было купить разве что коробок спичек. Я вышел в фойе и засунул свой «гонорар» в горшок от пальмы. Надоело быть звездой сочинской водокачки! Потом пошли какие-то конкурсы, все закрутилось-завертелось. Но чем бы ни занимался в жизни (у меня и бизнес-период был!), меня тянуло к музыке, при этом совершенно не волновали деньги, популярность. Помню, в начале 90-х годов, на фестивале, познакомился с Бари Алибасовым и он спросил: «Стае, скажи честно, денег хочешь, славы?!» Я ему честно сказал: «Ни то и ни другое». При этом мне всегда хотелось доказать, что я могу писать хорошие песни, могу петь живьем, могу два часа держать зал. Может, поэтому и отправился в Москву. Кстати, когда мы туда с Лепсом приехали, чуть ли не каждый день слышали: «Езжайте лучше домой, с такой музыкой вы никогда ничего здесь не докажете!» Но я уже был звездой местной водокачки в Сочи, когда в середине 90-х там изо всех ларьков звучала моя «Свеча»!

Дмитрий Московский
Петровский Курьер, № 13 (545), 7 апреля 2008 г.


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 7122
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама



Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона