Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Русский шансон. Русский рок. Русская судьба.

Русский шансон. Русский рок. Русская судьба.

След звезды пылит по дорогам,
На душе покой и тихая грусть.
Испокон веков граничит с Богом
Моя Светлая Русь.
(К.Кинчев «Инок, воин и шут»)
Тишина. Наши свечи зажжены вновь. 
Так приятно и мило без лишних слов, 
Хоть печально, но эта печаль красива. 
Если свечи потухнут — есть звезда, 
Та, которая будет гореть всегда 
Это вера, надежда, любовь моей жизни — Россия.
                 (М.Круг «Тишина»)
Сапоги кирзовые, вышки смотровые,
Телогрейка серая — матушка Россия!
        (Л.Кононова «Осеняла крестным знамением»)
Умники лукавые, пророки-мудрецы,
Вечные спасители народа.
Дайте мне чего-нибудь, чтоб не отдать концы
От такой навязчивой свободы.
Эх, Россия милая, крещеная земля,
Говорят, ты Божия невеста.
Как же это вышло-то, что нынче для меня
У тебя родимой нету места.
              (С.Трофимов «Дайте мне чего-нибудь»)
Мне жалко территорию с сомнительной историей
И вечною угрозою извне,
С дырявыми законами, с неясными резонами,
И страхом к неизбежной новизне
                                (Он же «Тетя Соня»)
Ах, сегодня так весело россам,
Самогонного спирта — река.
Гармонист с провалившимся носом
Им про Волгу поет и про Чека:

Нет! таких не подмять, не рассеять!
Бесшабашность им гнилью дана.
Ты, Рассея моя... Рас...сея...
Азиатская сторона!
 (С.Есенин «Снова пьют здесь, дерутся и плачут»)

В новейшую эпоху в нашей стране (и не только) сложилась традиция — привлекать к участию в избирательных и других политических кампаниях публичных персон, чья основная деятельность к политике не имеет прямого отношения: известных спортсменов, популярных певцов, артистов, литераторов, разного рода шоуменов. Многие из этих лиц, как правило за определенное вознаграждение, или, что бывает гораздо реже, по принципиальным идейным соображениям участвуют в концертах, шоу и других действах, приуроченных к тем или иным политическим мероприятиям, ставят свои подписи под воззваниями политического характера, позволяют включать свои фамилии в избирательные списки с тем, чтобы расширить за счет собственных поклонников электорат соответствующей партии. По сути, мы имеем дело с весьма нечестным и недобросовестным приемом пропаганды. Ведь если тот или иной человек достиг серьезных успехов в спорте или каком-либо виде искусства, это еще совсем не значит, что он лучше других понимает, как следует управлять государством, кому доверять ответственные посты и должности, каким партийным лидерам стоит верить, а каким нет. Многие честные и мыслящие люди искренне возмущаются циничной игрой политиков и политиканов на чувствах, которые испытывает народ к своим любимым артистам, музыкантам, другим звездам эстрады, ринга и голубого экрана. Но все эти возмущения ни к чему не приводят. Игра продолжается и будет продолжаться до тех пор, пока есть те, кто готов в ней участвовать и аплодировать участникам. По словам французского леворадикального мыслителя Ги Дебора, современное информационное общество есть «общество спектакля». Публичная политика в демократических и квазидемократических государствах современного мира это один большой спектакль, грандиозное шоу, где есть видимые зрителям актеры и невидимые им режиссеры, кукловоды, устроители спецэффектов. Имена этих последних совсем необязательно держатся в секрете, любознательный человек может узнать о них многое, причем из вполне открытых официальных источников. Однако эффект от создаваемого ими зрелища все равно оказывается сильнее доводов разума; Зигмунд Фрейд (выдающийся ученый, как бы мы к нему не относились) давно уже доказал, что подсознание в человеке сильнее сознания, и почти вся история человечества подтверждает этот тезис.

Участие в политическом спектакле людей, чья основная профессия связана с понятиями «игра», «представление», «шоу-бизнес» вполне логично и закономерно. Более того, мы все, хотим того или не хотим, являемся участникам данного спектакля, хотя бы в роли зрителей или массовки. Иногда, правда, некоторым из нас удается внести в шоу некий неожиданный, незапланированный элемент, так сказать, сымпровизировать, но бдительные режиссеры всегда начеку, и уж конечно они позаботятся о том, чтобы наша импровизация либо прошла незамеченной, либо была вписана в общий контекст представления, не мешая, а помогая исполнению их изначального замысла. Но, как говорится, попытка не пытка, и автор этих строк, принимая во внимание вышеприведенные соображения и не претендуя на слишком значимую роль в не им начатой игре, решил внести свой скромный вклад в разработку темы «Шоу-бизнес и политика» или, говоря конкретнее «Политика и музыканты». Правда, в отличие от большинства отечественных пиарщиков и политтехнологов, он хочет предложить вниманию читателей политические высказывания тех представителей музыкального мира, которые не входят в официозную эстрадную тусовку и сравнительно редко появляются на экране телевизора. Еще реже мы можем увидеть их рекламирующими ту или иную партию или кандидата на выборах (есть, правда, исключения, о которых будет сказано ниже). Речь идет, прежде всего, об авторах-исполнителях в стиле русский шансон. Можно спорить о том, насколько удачен сам этот термин, если верить Роману Никитину, автору книги о «легендах жанра», впервые введенный в оборот в середине 90-х годов продюсером Сергеем Годуновым (Никитин Р. Легенды русского шансона. — М., 2002. — С.6). Но сейчас этот спор увел бы нас в сторону от темы. Коснемся лишь одного расхожего мнения, разделяемого как не-любителями жанра, так и некоторыми его поклонниками. Согласно этому мнению, «шансон» — это всего лишь эвфемизм, употребляемый из соображений благопристойности взамен слов «блатняк», «блатная песня». Это не так или, вернее, не совсем так. Современный русский шансон — явление сложное и неоднородное. Он вобрал в себя элементы многих жанров, включая авторскую (бардовскую) песню, уголовный фольклор, городской романс и даже романс классический. С точки зрения мелодики наш шансон можно охарактеризовать как сплав народной русской, еврейской и цыганской музыкальных культур. Наличие в репертуаре того или иного исполнителя песен на уголовно-тюремную тематику — вовсе не есть обязательный критерий его принадлежности к данному музыкальному направлению. В формате шансона присутствуют не только блатные, но также и лирические, военные, шоферские, социально-сатирические, просто шуточные песни1. Яркий пример неблатного шансона представляет собой творчество Сергея Трофимова (Трофима), Григория Лепса, Стаса Михайлова, Елены Ваенги, Афины Делиониди. Не будем, впрочем, отрицать того, что в репертуаре большинства певцов в стиле шансон блатная (босяцкая, лагерная) тема занимают довольно существенное место. Нет смысла вдаваться здесь в дискуссию о том, имеет ли блатняк как жанр право на существование, допустимо ли его присутствие в эфире радиостанций и других общедоступных средств массовой информации. Ругай их или хвали, русские блатные песни были, есть и будут, среди них есть как примитивные и низкопробные, так и талантливые, высокохудожественные вещи составляющие, нравится это кому-то или нет, неотъемлемую часть национальной культуры. И, как бы мы не относились к «русским шансонье», нельзя отрицать за ними, как и за любыми другими жителями нашей страны, права иметь собственную точку зрения на происходящие в России и окружающем мире социальные и политические события и процессы. Эту точку зрения или, говоря «высоким штилем», гражданскую позицию они подчас и высказывают как в своих песнях, так и в беседах с представителями прессы (не столь многочисленных, ибо СМИ не сильно балуют русский шансон своим вниманием). Некоторые характерные отрывки из интервью звезд шансона предлагаются далее вашему вниманию. Начнем, как велят правила приличия, со старших по возрасту.

Вилли ТОКАРЕВ

Вилли ТОКАРЕВ (род. 1934 г. в Краснодарском крае на хуторе Чернышев, при рождении), живой классик русского шансона, кубанский казак по происхождению (при рождении ему было дано имя «Василий»2). Еще живя в Советском Союзе участвовал в различных музыкальных ансамблях, сочинял песни для эстрадных исполнителей, начал записывать свои собственные вещи. В 1974 г. эмигрировал в Америку, где и состоялся как признанный артист жанра. В 80-е гг. завоевал бешеную популярность как в среде эмиграции, так и у себя на родине. Известно, что в то время его творчеством увлекался офицер КГБ В.В.Путин, коллекционировавший кассеты с записями исполнителей-эмигрантов. В 90-е годы певец вернулся в Россию на постоянное жительство. Жанр, в котором работает Токарев, один критик охарактеризовал как «блатная песня для интеллигентных людей». Однако не только криминальная тема присутствует в творчестве этого автора-исполнителя. Есть у него и лирика, и социальные песни, и юмористические зарисовки (главным образом из жизни эмиграции третьей волны).

Здесь мы приводим отрывок из беседы В.Токарева с Р.Никитиным, где певец делится своими впечатлениями и размышлениями о России 90-х годов XX века:

«:Россия велика, но есть в ней города, где обстановка пострашнее, чем в Нью-Йорке (этому городу и, в частности, его преступному миру посвящены многие песни Вилли. — И.А.). Я не могу это объяснить. Может, потому, что Россия всегда стремилась быть первой: и в балете, и в ракетах. Почему бы не быть первой и в рэкете, а? Это горько-жестокие слова, но они не мной сказаны. Ведь невооруженным взглядом видно, как вирусы безобразия и насилия распространяются по нашей России. Антибиотиков против зверства нет. Общество должно само научить себя жить. Чтобы жизнь не была такой, когда люди живут как бы для того( чтобы думать о бандитах... В такой ситуации у людей... отсутствует важнейший элемент свободы — чувство безопасности.

Когда человек чего-то боится, он несвободен, а много ли он сделает доброго, если боится за свою жизнь?!

Но я верю: Россия возродится. Трудно, мучительно, но возродится и станет великой страной с высокой моралью и культурой...

...Помню, в августе 1991 года я прилетел из Нью-Йорка в Москву. На следующий день рано утром меня разбудил телефонный звонок: «Вставай, у нас переворот!» Крестная моего сына, приехавшая ко мне позже из Пятигорска, рассказывала, что с появлением на телеэкране путчистов в городе моментально попрятались куда-то все жулики, и мясо на рынке стало стоить нормальную цену. И тогда я подумал о том, насколько Россия привыкла к «железной руке». Так, может, ей и не нужен этот западный образ жизни, эта демократия? Может, лучше — «мягкий» диктатор, при котором не будет того беспредела, который творится здесь уже десятилетие?» (Цит. по: Никитин Р. Легенды русского шансона. — М., 2002. — С. 187-189).

Александр Васильевич НОВИКОВ

Александр Васильевич НОВИКОВ, также один из столпов жанра, родился 31 октября 1953 года на курильском острове Итуруп в семье военного летчика. В 1969 г. переехал в город Свердловск, который тогда уже, наперекор всем, называл Екатеринбургом. С молодых лет был настроен резко антисоветски, наотрез отказался вступать в комсомольскую организацию, критиковал коммунистический режим, и потому постоянно находился под особым наблюдением властей и «органов». В 1981 г. создал студию «Новик-рекордс» и группу "Рок-Полигон", с которой записал одноименный альбом. Тогда же наладил выпуск самодеятельной электромузыкальной аппаратуры. В 1984 г. резко порывает с рок-музыкой и записывает свой первый альбом в жанре, ныне именуемом «русский шансон» — «Вези меня, извозчик». Вскоре после этого певец был арестован и против него сфабриковано уголовное дело. В 1985 г. по приговору Свердловского суда А.Новиков получает 10 лет лагерей усиленного режима за «незаконное изготовление и сбыт музыкальной аппаратуры». В 1990 г. освобожден и полностью реабилитирован. Кроме собственных авторских песен (их около 300, самые известные — «Вези меня, извозчик», «Помнишь, девочка», «Шансоньетка») А.Новиков создал два альбома на стихи Сергея Есенина. В 2000 г. по благословлению архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Викентия певец начал проведение благотворительной акции «Колокола Покаяния» по сбору средств для отливки колоколов для храма-памятник на месте убийства семьи царя-страстотерпца Николая II. На собранные и личные средства было отлито 14 колоколов. В 2007 г. Новиков участвует в местной (Свердловская область) и общероссийской избирательных кампаниях на стороне Партии Жизни и, затем, Справедливой России, куда его привлек друг и земляк — депутат Госумы IV созыва Евгений Ройзман, известный борец с наркомафией. К чести екатеринбургского барда следует отметить то обстоятельство, что он никогда не смешивал политическую и творческую деятельность, не используя концертный зал в качестве предвыборной площадки и наоборот.

Свой взгляд на происхождение и современное состояние жанра русский шансон А.Новиков наиболее полно изложил в интервью газете «Труд» от 12 октября 2008 года. Вот отрывок из негоСвой взгляд на происхождение и современное состояние жанра русский шансон А.Новиков наиболее полно изложил в интервью газете «Труд» от 12 октября 2008 года. Вот отрывок из него

«— Александр Васильевич, шансон — по-французски песня. Зачем понадобилось русский жанр называть иностранным словом, этакой смесью французского с нижегородским?

— Вообще-то мне не нравится словосочетание «русский шансон», но раз уж оно прижилось. . . Для меня русский шансон — это песня, где главное — стихи. Не тексты, а именно стихи. Этот жанр имеет у нас такое влияние и популярность, потому что в нем работали великие поэты, его классический образец — песни на стихи Есенина.

В отличие от попсы, русский шансон не нуждается в какой-то дополнительной сценической атрибутике — конечно, декорации, световые эффекты возможны, но необязательны. Для аккомпанемента вполне достаточно гитары, фортепиано или, допустим, гармошки. . . Корни русского шансона лежат очень глубоко — может быть, даже в глубине тысячелетий. Помните: на Руси были бояны, которые слагали былины и под гусли воспевали воинские подвиги либо народные страдания. Параллельно существовало скоморошество с шутками-прибаутками. На стыке этих двух течений и вырос русский шансон.

А во Франции шансон — просто песня. Достаточно примитивная с музыкальной точки зрения, да и смысловой нагрузки там меньше: у нас «Зайка моя» — это попса и убожество, но во Франции будет считаться нормальным шансоном.

— Что скажете по поводу сведения русского шансона исключительно к блатным песням?

— Сегодня жанр опошлили, туда хлынуло много бездарей. Они самонадеянно решили, что здесь можно легко достичь славы, и первым делом бросились сочинять о тюрьме. Ведь криминальная тема на сегодня наиболее востребована. . . У меня тюремная тематика если была, то только как антураж, а основное — чувства и человеческие судьбы. У меня все песни о любви. Например, «Даже свод тюрьмы старинной» — это песня о любви к городу, к его истории». (http://www.a-novikov.ru/press/2008/10/12/24/)

О политике (из интервью данного перед выборами в Думу Свердловской области).

«— Вы считаете, что народ все еще верит политикам?

— Сегодня граждане в стране заменены телезрителями. Что видят в «ящике» — за то и голосуют, что рекламируют — то и покупают. А «ящик» не предлагает стране лидеров — настоящих, буйных. Нет вожаков. Те фигуры, которые сегодня многократно протаскиваются по телевизору, — это блеф, миф, буффонада. Идиоты, которые хотят управлять русским народом, не знают этого народа. Лезут в Думу, а ничего не понимают. Русский народ устроен так: он будет работать на барина, который его бьет, заставляет батрачить, но не позволяeт этого делать соседнему барину, а по праздникам дает денег на водку и дарит деткам платья и гребешки. Но если хозяин начинает с народом заигрывать, пить водку, этот самый народ, как только он ему, народу, в праздник на водку не даст, повесит барина на воротах, сожжет его усадьбу и пойдет к Емельке Пугачеву. Мы, русские люди, нуждаемся в крепком кулаке, все всплески российского процветания были только при сильных и властных монархах — Иван Грозный, Петр Первый...

— А вы как к Сталину относитесь?

— В некоторых вещах он был мудр, харизматичен. А в некоторых вещах непонятен и, безусловно, деспотичен. Сегодня по прошествии лет очень трудно судить о роли Сталина. Но думаю, если бы в 40-е страной управлял не Сталин, а Горбачев, мы бы проиграли и войну, и все на свете, и фамилия у вас сегодня была бы другая. Об этом приходится задумываться, ведь Россия — такая страна, в которой нет ничего невозможного. Николай Второй не мог подумать, что его расстреляют в подвале Ипатьевского дома. А подполковник Путин не мог подумать, что, минуя звание полковника, станет сразу президентом. . .

— А к Путину как вы относитесь?

— Хорошо. Это единственный за последние, наверное, пятьдесят лет живой и здравый политик.

— Если бы вам дано было право «запрещать и не пущать» что-то на телевидении, что и кого вы «прихлопнули» бы в первую очередь?

— Запрещать можно только пропаганду чего-то, что не сообразуется с нормами христианской и человеческой морали. Например, гомосексуализм. Кстати, очень жалел, что меня не было, когда собирались устроить гей-парад в Москве. С удовольствием расквасил бы эти гей-морды.

Возвращаясь же к вопросу о запрещении, думаю, стоило бы лишать лицензии программы типа «Дом-2» — за мат и пошлятину, которая там звучит. . .

Нужна политическая воля в стране. Даже при существующих законах, имея политическую волю, можно навести порядок» (http://www.shanson.info/press/novikov_art11.html)

Михаил КРУГ

Михаил КРУГ, по паспорту Михаил Владимирович Воробьев (1962-2002), — король русского шансона 90-х — начала 2000-х годов, автор блатных хитов «Девочка-пай», «Кольщик», «Владимирский централ» и других песен, уже при жизни певца ставших классикой жанра. Кроме песен собственного сочинения исполнял композиции на слова и музыку других авторов, в частности, Вадима Цыганова («Купола», «Приходите в мой дом» и др.). Сведения об основных моментах биографии М.Круга легко найти на различных сайтах, посвященных его творчеству и шансону вообще. Обстоятельства убийства певца 1 июля 2002 г. широко освещались в прессе, но так и не были до конца расследованы судебно-следственными органами.

Из интервью «Комсомольской правде»

О блатном жанре и современной массовой культуре:

«Я не считаю, что пропагандирую уголовщину. Я пою о людях, которые свободны, независимы и отвечают за свои поступки. Еще ни один человек, нарушивший закон, не сказал на суде, что пошел на преступление, наслушавшись песен Михаила Круга. Я думаю, что русский народ всегда любил песни о Степане Разине за их удальство и лихость. В блатных песнях рассказывается о людях решительных и независимых. И неизвестно, что хуже — сексуальная революция, захлестнувшая Россию, или то, что называют бандитским беспределом. Бандитский беспредел уже прошел. Многих из тех людей, которых я знал раньше, сейчас нет, а многие из недавних бандитов превратились в удачливых бизнесменов. И это нормальное развитие вещей. Практически все американские миллионеры начинали свой бизнес неправедным путем.

— Не все с вами согласятся. Неспроста же исполнителей русского шансона что-то не видно на ТВ.

— Да это ж фобия какая-то! Когда телевидение запрещает нам эфир, оно делает нам колоссальную рекламу. Да ТВ обязано показывать русский шансон. Это часть нашей культуры. За последние пять лет я не имел ни одного эфира, но по-прежнему нахожусь в фаворе и любим многими. Зато телепередачи пошлейшие типа «За стеклом» процветают!

О тюрьме и преступном мире:

— Знаете, я дал больше шестидесяти концертов в разных исправительных учреждениях. Бесплатно, потому что считаю, что это нужно делать. Сроки, которые кажутся маленькими, отбывающим их представляются бесконечными. И жизнь на зоне ужасна! Люди черствеют душой. В тюрьме выживает только сильный духом. А «воры в законе» — это не те люди, которые рвут на себе майку со словами «Пасть порву, моргала выколю!». «Вор в законе», как правило, интеллигентный, порядочный человек, зачастую с высшим образованием. Я общался с ними, и, на мой взгляд, — это волевые и умные люди. Держать зону очень непросто. Для этого надо быть незаурядной личностью». (http://www.kp.ru/daily/22583/18660/).

О женщинах (из интервью донецкому радио «Класс»)

— В женщине я ценю её отношение к семье. Она должна поддерживать семейный очаг, уметь приготовить, помыть полы, постирать, отправить ребёнка в школу. Женщина должна быть красива и любима мужчиной. Мужчина должен её одеть и обуть, чтобы выглядела, как картинка, и не зависела от денег. О деньгах женщина вообще не должна думать. Но взамен она обязана принести себя в жертву семейному очагу. (http://www.mkrug.ru/articles/krug_art9.html)

Далее приводятся отрывки из различных интервью, характеризующие религиозные и политические взгляды мэтра русского шансона.

Из интервью каналу ТВ+:

«-Что вас сегодня радует и что серьезно огорчает?

— Радует то, что после падения коммунистического строя люди опять обратились к вере. А огорчает то, что культура Запада насаждается нашему обществу. Эти порножурналы, желтая пресса, развращенная молодежь... Все идет к какому-то хаосу. Но очень хочется верить, что мы выстоим, и здравый смысл победит» (http://www.mkrug.ru/articles/krug_art7.html)

Из интервью радио «Класс»:

«Моя мечта — возвращение к империи, к монархии. Возвращение веры на Русь. Тяжело, конечно. Все идут вперёд и почему-то в основном смотрят на Запад, на Америку. Но там давно нет уже ни морали, ни традиций, ни культуры. Я уверен, Запад когда-нибудь упадёт и перестанет быть двигателем культуры. В балете у нас одни гомосексуалисты. Что касается моды, так там вообще нет нормальных. В итоге, женщины сплошь феминистки. Не хотят ухаживать за детьми, не хотят за своими родителями ухаживать. Да, на Западе хорошие дома престарелых. Но вы спросите пожилых людей, каково им жить там, не видя своих внуков, не имея уважения. Этого они добились в свою сексуальную революцию. Со своими Мерилин Монро и всевозможными этими, выращенными в Голливуде, артистками. Вон Деми Мур. Посмотрите на неё. Это ужас. Снимается, будучи беременной, в обнажённом виде. Что скажет её ребёнок, когда вырастет? Без морали и веры в Бога не будет будущего. Нас просто раздавят мусульманские страны, и мы не будем существовать как культура» (http://www.mkrug.ru/articles/krug_art9.html)

Из интервью петербургской газете «Тайный советник»:

«За границей — беспредел закона. То есть авторитет там ничего не значит, любая мондовушка может написать на своего начальника, человека, убеленного сединами, имеющего авторитет и большую семью, что она у него брала в рот и опозорить его перед всем миром... А у нас — все наоборот: авторитет стоит над законом. Так и должно быть — это единственное для нас, для России нормальное существование. Да, у всех есть недостатки, на каждого можно тявкать, как Моська на Слона, но у нас любую Моську можно остановить. И это очень хорошо» (http://www.mkrug.ru/articles/krug_art1.html).

Из последнего интервью, которое Круг дал незадолго перед трагической гибелью журналисту и продюсеру Роману Никитину.

«Россия не та страна, где можно жить без царя. Здесь нужен Ельцин, нужен Путин, здесь нужен... Александр III. Нужны жесткие рамки. Если все пустить на самотек, в так называемую демократию, то Россия станет источником зла во всем мире» (Цит. по: Никитин Р. Михаил Круг. Эхо живой струны. — М., 2003. — С. 155-156).

Из беседы Р.Никитина с духовником Михаила Круга тверским священником Геннадием Ульяничевым (тоже, кстати, творческий человек, известен православной публике как исполнитель духовных песен):

«Круг пел о жизни, — говорит отец Геннадий. — Шансон это, или нет — неважно. Когда человек поёт душой, стилизация его песен — это красивая рамка к прекрасному образу. Миша сострадал тем, кто мучился. Вот тут уже русский шансон, в смысле острожной тематики, является актуальным, потому что человек, поющий об этом, частью своей чувствует скорбь тех людей, которые действительно нуждаются в утешении, в помощи. Более того. Вся наша страна — острожная, потому что форма нашей жизни была каторжная. Всё у нас отбирали, отрывали, отжигали. И, самое главное. не давали человеку прорастать как личности — Круг это смог сделать. А есть те, кто не любит Россию и не хочет, чтобы в нашем народе такие личности процветали. Негативный плод эпохи Просвещения, начиная с Английской революции 17 века — уничтожить личность в народе. В первую очередь, Михаил нёс не свои песни, а свою личность: своё понимание, видение жизни, своё сопереживание и свою посильную помощь — музыкальную, словесную и материальную. Отзывчивый был человек, многим помогал. . .

С его жертвы началось строительство храма Михаила Ярославича Тверского (князь, убитый в Орде и причисленный церковью к лику святых, небесный покровитель М.Круга — И.А.). Михаил помогал моему храму преподобного Иосифа Волоцкого в поселке Сахарново. Часовню Анны Кашинской собирались построить. . . для прославления второй половины князя-мученика. . .

— Вы были свидетелями духовного преображения Михаила?

— Однозначно. Как бы то ни было, я говорю о том, что сам видел. Во-первых, начну с того, что Миша исповедовался и причащался у меня. Во-вторых, я ни разу не видел, чтобы он сел за обеденный стол, не перекрестившись. В-третьих, он пытался координировать свою деятельность соразмерно с моим мнением. Не на сто процентов, конечно, — дружил он и с другими священниками — но пытался. . . Михаила не стало в день памяти Иова Многострадпльного. . . Святой Феофан Затворник говорит, что в Царствие Небесное человек призывается в лучшем духовном состоянии. Эти слова в полной мере относятся к Михаилу Кругу» (Никитин Р. Михаил Круг. Эхо живой струны. — М., 2003. — С. 174, 177-178).

Сергей Борисович НАГОВИЦЫН

Другой яркий представитель блатного шансона 90-х годов Сергей Борисович НАГОВИЦЫН (1968-1999), как и Круг, безвременно ушедший из жизни, оставил после себя очень мало интервью, и ни в одном из них нет высказываний на политические темы. Однако этот певец отнюдь не был равнодушен к проблемам современного ему общества, к боли и радости простого русского, советского и постсоветского, человека. В доказательство этому приведем тексты трех его песен: «Первомай», «Выборы» и «На кой нам банки и банкеты».

Первомай (альбом "Городские встречи" 1993-1994 гг.)

Тёплый день весны, в красные полотнища одет родной завод!
Партии сыны, комсомола дочери, шумит хмельной народ!
Райские деньки наступили снова, небо брызжет синевой!
Майские жуки закружили, словно мотыльки над головой!
И на пиджаках в суете одетых взвились красные банты.
Тачки все в флажках, в ленточках портреты, в общем разные понты!
Впереди легко, напевая, шли герои мира и труда.
Время утекло, вот оно как вышло, господа!!!

Припев:
Шарик улетел, помахал шнурком и растворился в облаках.
Мальчик заревел, отыграл оркестр в кабаках,
Не гудит толпа и теперь вот катит по утру пустой трамвай.
Жалко, что пропал всенародный праздник Первомай!

Не свистит шпана и не рвутся струны изрисованных гитар,
Не поёт страна, убраны трибуны, отдыхает тротуар,
Не сияет герб золотистый, на райкомах стяги не висят.
Не смотреть наверх, не искать знакомых, не налить по 50,
С ночи до утра на заказ в столовых не пекутся пирожки,
Сняты рупора, в цеховых колонах не дерутся мужики,
Больше не стоять в оцепленье городском в парадках операм,
И больше не кричать нам: "Родной компартии — УРА!!!"

Припев.

Выборы (альбом "Дори-дори" 1995 — 1996 гг.)

Присели в кухне мы не ради мук
Да мы б давно сопели в две дыры
Да только в этот час по радиу
Шла агитация на выборы.

Голосованье — дело личное,
Ну, чтоб осталось как-то в памяти
Вот мы и выпили "Столичную"
С Анютой за места в парламенте.

Я, как мужчина понимающий,
Поворошил немного прошлое:
Мы раньше жили как товарищи
А щас, как господа хорошие.

Не баловали нас банкетами
И в финских саунах не парили,
Зато раз в месяц, да пакетами,
Глядишь, мясными отоварили.

Намедни защищала Русь
С трибуны дама деликатная,
Да у меня, Анюта, блин, клянусь
Такая же одномандатная.

Мы не ходили в массы с криками
И не лепили дом портретами.
Мы шли на выборы за книгами,
Да за дешёвыми конфетами.

Припев:
Кричат — наступит жизнь прекрасная,
Уйдёт в отставку власть бумажная.
А мне — что белое, что красное,
Да лишь бы только не бодяжное.
Всё заживёт, всё образуется,
На клумбах зацветёт камелия,
А мне, что дома, что на улице -
Болеть приходится с похмелия.

На кой нам банки и банкеты (альбом "Этап" — 1997 г.)

На кой нам банки и банкеты?
Мы не привыкли к жизни этой!
Мы в сандалеты — и в буфетах встанем в круг.
Мы были сыты и одеты, и в ящик свежие газеты
Всегда ложила тётя Маша поутру.

Всё было весело и гладко:
Играла в парке танцплощадка,
По кругу бегала лошадка-карусель.
В цветах и зелени парадка,
В рисунках школьная тетрадка,
И у бабули на плите всегда кисель.

А летом солнышко без тучек,
И сразу дворники у кучек
Всегда под ковриком был ключик от дверей.
И никогда не будет лучше,
Никто квартиры не получит,
И очень редко кто приручит голубей...

Мы не думаем, что наши читатели испытали какое-то особое эстетическое удовольствие от ознакомления с вышеприведенными текстами. Люди, воспитанные на классических образцах поэзии, любители хорошего литературного языка, конечно же, скривились от вульгаризмов и нарочито безграмотных словообразований, типа: «по радиу», «ложила». Но дело здесь не только в стилистике. Скажем прямо: эти три песни (особенно две последние) — не лучшие в творческом наследии Сергея Наговицына, они не идут ни в какое сравнение с такими музыкально-поэтическими шедеврами как «Городские встречи», «Дори-дори», «Этап», «Зона», «Озоновый слой», «Возле дома», «Потерянный край», «До свиданья, кореша», «Столичная», «Разбитая судьба», благодаря которым данный автор-исполнитель по праву вошел в историю жанра как один из его классиков. Мы, однако, ставили своей задачей не пропагандировать творчество Наговицына (оно и так хорошо известно и любимо ценителями такого рода музыки), а показать, каким было отношение этого певца российской братвы к современной ему социально-политической действительности — позднесоветской и «рыночно-демократической». Для этой цели процитированные тексты подходят как нельзя лучше, они говорят сами за себя, так что мы от дальнейших комментариев воздержимся.

Сергей ТРОФИМОВ

Сергей ТРОФИМОВ он же Трофим (род. В 1966 г.) — один из самых оригинальных и самобытных современных авторов-исполнителей современной России, по популярности превосходящий многих раскрученных телевидением поп-звезд. Творчество Трофима не ограничивается рамками жанра русский шансон. Есть у него песни, написанные в стиле рок и блюз, также он сочинял музыку и тексты для эстрадных исполнителей. Хотя сам Трофим заявлял когда-то что «его идеология — рок-музыка» (Легенды русского шансона, с.141), он вряд ли может конкурировать с ведущими отечественными рок-звездами. Лучшие его вещи, на взгляд автора этих строк (который, впрочем, может быть субъективен) — именно те, которые близки к формату шансона и авторской песни.

Как говорит сам артист, «мои герои — это те, кому я пытаюсь сострадать. Мой персонаж — это простой, но с хитрецой, русский мужик. В нем всего поровну: и подлости, и святости. И от его имени я пою»(http://www.shansonprofi.ru/archiv/notes/paper128/).

О серии альбомов «Аристократия помойки»:

«Песни «Аристократия помойки» и «Вот и все...», моя реакция на «перестройку» и все, за ней последовавшее. К сожалению, все еще жива мечта Ильича и кухарка по-прежнему управляет государством... А само название альбома — оно просто, что называется, «покатило» в народе, потому и переросло в серию. . .

Я не пишу блатных песен3. Блатняк — песня из-за «колючки». Я часто выступал в местах, не столь отдаленных, и знаю, что отсидевший человек про это петь не будет, да и на зоне в ходу другие песни. В своих же вещах меня интересовала не мелодика, а, прежде всего, текст, язык. Хотелось петь так, как говорит народ. Сама ткань разговорной речи — это сознание народа. Сейчас ведь не обращаются друг к другу: «сударь» или «почтеннейший», а говорят: «Слышь, братан!» или «Эй, командир!»

Народный язык помогает мне, с одной стороны, создавать интересные образы, а с другой — вкладывать большую философию в простые речевые обороты».

О современной русской братве и русском народе

«А ты что, считаешь теперешнюю братву чем-то серьезным? По большому счету, любое преступное сообщество — это группа людей, которые ни хрена делать не умеют и поодиночке они — никто. Вот и собираются в стаи, чтобы просто-напросто выжить. А поскольку это сообщество слабых людей, между собой они, как волки: кто первый оступился, того и растерзали. И нет там давно никаких «понятий». Прав тот, у кого гранатомет круче.

...А вообще — это сложный вопрос социальной организации общества. Я считаю: каково государство, такова и мафия. Такие и крестьяне и такие же рабочие. Мне иногда кажется, что тот народ, который сейчас здесь живет, недостоин великой Русской державы. Не весь, конечно. Вот один мой приятель — кадровый офицер ГРУ, со слов которого написана песня «Аты-баты» — он до сих пор воюет за великую Россию. А не за нищенскую зарплату. Хотя, уйди он из армии в любое другое место, наверняка был бы богат» (Легенды русского шансона, с.148-150, 156-157).

У Трофима (особенно в цикле альбомов «Аристократия помойки») довольно много песен, представляющих собой как бы живые картинки, иллюстрации к отдельным эпизодам из жизни русских обывателей эпохи дикого рынка («Бьюсь как рыба», «Про рекламу», «Алкаш», «Василий», «ТВ-новости», «Короче, дело к ночи», «Иномарка», «Гербалайф» «Вот, комедия какая. . .», «Налоговый инспектор», «Рыбалка», «Горько!», «Женушка» и др.) . Порой эти картинки забавные, порой печальные, но, чаще всего, грустные и смешные одновременно. Творчество этого автора трагикомично по своей сути (как, впрочем, и вся наша жизнь). Рядом с жанровыми зарисовками в альбомах Трофима соседствуют песни, так сказать, более общего, социально-философского плана. Тексты некоторых из них мы предлагаем вашему вниманию (если вы, конечно, с ними незнакомы).

Аристократия помойки (альбом Аристократия помойки-1, 1995 г.)

Наверно, зря жалел Деникин хамов -
Их надо было розгой да плетьми.
А вот теперь ни воинства, ни храмов,
И мается Россия их детьми.

Припев:                
        Аристократия помойки
        Диктует моду на мораль.                  
        Мне наплевать, а сердцу горько                   
        И бьёт по печени печаль.

Когда жлобы на деньги коммунистов
Открыли банк Американ Экспресс,
Чекисты дали волю аферистам,
Имея свой бубновый интерес.

И в тот  же час из общего болота
Попёрли, скинув лапти, «господа» -
Теперь они в порядке и в почёте
Гребут лаве из мутного пруда.

Припев.

Я не ищу наследственные связи,
Но хочется спросить в кругу друзей:
Я понимаю, что из грязи в князи,
Но где взять столько грязи на князей.

Какой народ, такие и бояре.
Так что ж теперь на зеркало пенять.
А вот за что попёрли государя -
Так тут умом Россию не понять.

Припев:
         Аристократия помойки
        Диктует моду на мораль.                  
        Мне наплевать, а сердцу горько                   
        И бьёт по печени печаль.

Моему другу (альбом Аристократия помойки-2, 1996 г.)

Не понимаю, что со мной, но как-то, постепенно
Я начинаю привыкать к войне.
И за соседскою бедой мне главное, наверно,
Что смерть пришла сегодня не ко мне.

А на Руси в углу святом
Была икона Спаса.
И Бог как мог людей своих хранил,
Но мы впустили зверя в дом.
Я понял это ясно,
Когда вчера я друга схоронил.

От нашей жизни нынче на Руси
Становятся убийцами мальчишки,
И кто бы там чего не голосил,
Но это слишком, мужики,
Ей Богу слишком!

Мы в этой жизни все вконец
От денег ошалели.
Людская жадность — это как чума.
И наши души стали гнить
В позолоченном теле,
А в Божьем храме воцарилась тьма.

Сегодня всё пошло вразнос -
И вера и законы.
И даже власть теперь уже не власть.
И горько, горько мне до слёз,
Что нынче кон за коном
Лишь пиковая шваль ложится вмасть.

Что мы оставим после нас
В разрушенной державе
Помимо злобы в этих пацанах?
Они же, видя нашу жизнь,
Себя считают вправе
Жить на Земле, забыв про Божий страх.

Но это мы, а не они
Ввели порядок новый,
Который нам теперь не по нутру
И если не родит земля
Ни одного святого,
Откуда взяться на земле добру.

От нашей жизни нынче на Руси
Становятся убийцами мальчишки,
И кто бы там чего не голосил,
Но это слишком, мужики,
Ей Богу слишком!

Титаник (альбом «Аристократия помойки-3. Девальвация», 1998 г.)

Граждане, к чему такая паника,
Не хватайте женщин и детей.
Кто сказал, что все мы на «Титанике»?
Это бред последних новостей.
А вот куда мы все дрейфуем по течению,
Об этом знает лишь отважный капитан,
Но ко всеобщему большому сожалению   
Наш капитан лежит в каюте в стельку пьян.

Граждане, уйдите с верхней палубы.
Шлюпок не осталось ни одной.
Их вчера со всеми причиндалами
Смыло набежавшею волной.
Зато внизу сегодня будут презентации,
Показы мод, ночное шоу и стриптиз,
А так же выборы, торги и демонстрации,
Короче, все, что пожелаете на бис.

Граждане, по курсу нету айсбергов,
Только Ивановы на пути.
Правда, если вдруг какая каверза,
Айсбергов легко всегда найти.
А то, что боцман говорил вам на собрании,
Что наш корабль не «Титаник», а «Варяг»,
Так это он придумал в оправдание,
Чтоб водрузить на главной мачте красный флаг.

Граждане, кончайте мордобитие.
К нам уже на выручку плывёт
Во главе с авианосцем Клинтоном
Наш родной американский флот.
А значит будут продолжаться презентации,
Показы мод, ночное шоу и стриптиз,
А так же выборы, торги и демонстрации,
Короче, всё, что пожелаете на бис!

Внес Трофим свой вклад и военно-патриотическое направление русского шансона. Особенно много песен этого рода в альбоме 2000 года «Война и мир». Вот две из них.

Аты — баты

Мои друзья — начальники, а мне не повезло:
Который год скитаюсь с автоматом.  
Такое вот суровое, мужское ремесло
Аты-баты, аты-баты.

Афганистан, Молдавия и вот теперь Чечня
Оставили на сердце боль утраты
За всех кого не вывел из-под шквального огня.
Аты — баты, аты — баты.

Служил я не за звания и не за ордена.
Не по душе мне звездочки по-блату,
Но звезды капитанские я выслужил сполна.
Аты — баты, аты-баты.

Жена моя красавица оставила меня.
Она была ни в чем не виновата.
Ни дома, ни пристанища — какая там семья!
Аты — баты, аты — баты.

Россия нас не жалует ни славой, ни рублем,
Но мы ее последние солдаты.
А, значит, нужно выстоять, покуда не умрем.
Аты-баты, аты-баты
Аты-баты, аты-баты.

Вне закона

Запылился на полке парадный мундир,     
Точит моль золотые погоны.
Нам досталась судьба защищать этот мир      
Вне закона, вне закона.  

Нынче древнее зло не боится креста,
Беспредел примеряет корону — 
Значит каждый, в ком совесть поныне чиста,
Вне закона, вне закона.

На паркетных фронтах генералов не счесть,
Но в связи с театральным сезоном
В новой драме страны офицерская честь
Вне закона, вне закона.

Под оплаченный скрежет газетных писак
И чиновников всех эшелонов
Мы идём на заданье, где каждый наш шаг
Вне закона, вне закона

В этой нищей бесправной забитой стране,
Так похожей на общую зону,
Кто-то должен остаться в гражданской войне
Вне закона, вне закона.

Запылился на полке парадный мундир,
Точит моль золотые погоны,
Нам досталась судьба защищать этот мир
Вне закона, вне закона.

Конечно же, такого рода вещи не могут не нравиться нашим патриотам. Но есть у Трофима (особенно в позднем творчестве) песни, которые понравятся им гораздо меньше. «Там, там, там» — критический этюд о русском национальном характере, а песня «Тетя Соня» посвящена пресловутому «еврейскому вопросу».

Там, там, там... (альбом «Аристократия помойки-4. Основной инстинкт», 2001 г.)

Мы — дети любви, пропавшие в дебрях
Дремучих славянских лесов
С крестом на груди, с повадками зверя
И с дерзостью бешеных псов.   
Опричник и вор, святой да охальник,  
Учитель да пьяный палач —    
Трех коней гоним по лесу вскачь.

Мы верим в Христа, в счастливое завтра
И в лешего с Бабой-Ягой,
Жалеем слонов с далекой Суматры
И ближних пинаем ногой.
Мы терпим нужду, томимся богатством
И ищем потерянный след
В ту страну, где не бывает бед.

Припев:
        Там,там,там вечное лето,
        Там,там,там вольная жизнь.        
        Там Господь каждому даст конфету        
        И позовет в свой коммунизм.

Мы ценим других, читая некролог
У серой могильной плиты
И топчем живых — мол век наш не долог — 
На всех не найдешь доброты.
Мы наших врагов венчаем на царство
И ждем благодати с небес:
Там потом будет не так, как здесь.

Припев.

Тётя Соня (альбом «Ветер в голове», 2004 г.).

Когда-то в Шереметьево за стойкою буфетною                      
Мы думали, Иуда им судья,    
Земля обетованная для них как каша манная,     
Ну что им наша дружная семья

Прощанье было скомканным, и вот они с котомками    
Шагнули за последнюю черту   
И тётю Соню бедную, рыдающую, бледную,  
Поили корвалолом на борту

А мы помчались в прошлое сермяжное, лубошное
С князьями, да ватагами братвы.
Ликуй страна ядрёная, жидом не покорённая,
Гуляй от Енисея до Невы!

Теперича мы арии, а этим, вон очкарикам
И лицам с кучерявой бородой
Мы враз припомним Дмитрия, масонов с ваххабитами,
Падёж скота и Ленина с Ордой.

Припев:        
        Тётя Соня, душа болит и стонет,
        Измученная истиной простой.
        Тётя Соня, при всём твоём фасоне
        Без Вас Россия стала сиротой.

Прощайте кибернетики, поэты и генетики,
Все, те, кого успели позабыть.
Нам нынче не до личности, теперь вопрос наличности
Стоит острей, чем быть или не быть.

О том, что вечно пьянствуем, бузим и тунеядствуем
Дык, это ж всё коварные враги,
А сами мы лучистые, наивные и чистые,
Иначе даже думать не моги.

Припев.

Мне жалко территорию с сомнительной историей
И вечною угрозою извне.
С дырявыми законами, с неясными резонами
И страхом к неизбежной новизне.

Где власть играет силою, где имя и фамилия
Определяют качества души.
И мы нищаем Бродскими, Шагалами, Высоцкими
Мол, и без них мы сами хороши.

Припев.

Гарик КРИЧЕВСКИЙ

Гарик (Георгий Эдуардович) КРИЧЕВСКИЙ — «представитель малороссийской ветви русского шансона», как выразился один из ведущих радио Петроград (ныне Питер FM), родился в г. Львове в 1963 г., в 1988 г. окончил Львовский мединститут, некоторое время работал врачом-рентгенологом. В студенческие годы играл в институтском ВИА и оркестре Дворца молодежи «Романтик». С начала 90-х гг. поет в стиле шансон (исключительно на русском языке) Автор лирических, блатных и социально-юмористических песен (самые известные — «Привокзальная», «Киевлянка», «Мой номер 245»). В 2004 г. удостоен звания «заслуженный артист Украины».

О том, что такое шансон (из беседы с российским телеведущим Гордоном)

«— Блатняк? Слишком сужает тематику. На самом деле, в шансоне есть пласт блатных песен, лирических, есть какие-то юмористические песни, музыкальные картинки, как Владимир Семенович когда-то их называл. Все это и объединили словом "шансон", хотя оно, мне кажется, тоже абсолютно неподходящее.

А почему людям нравятся именно блатные песни? Не только потому, что многие пострадали и в каждой семье есть бывший зек.

У нас в семье тоже были репрессированные, но в детстве я об этом еще не задумывался. Меня в блатных песнях прельщало совершенно другое. В то время, когда ты был со всех сторон обложен запретами: то нельзя, это нельзя, — там ощущалась какая-то свобода, романтика. Песни, которые ты не мог услышать по телевизору, совершенно по-другому пелись и звучали. Их, как правило, не исполняли профессионалы, певцы после консерватории, с поставленными голосами. Пели больше душой, как Высоцкий. . .

Мой папа постоянно слушал Высоцкого и некоего Белинзона, которого никто не знает (он, кстати, киевлянин, работал в ресторане и втихаря записывал на бобинный магнитофон свои песенки). Слушал также Аркашу Северного, с которым был лично знаком...

Я рос на Кресте — это русскоязычный, хулиганский район Львова. Там у нас, как в песне вышеупомянутого классика, в наличии был абсолютно любой контингент — от министров до воров. Приходили ребята-карманники — профессионалы суперэкстракласса. Они рассказывали истории, и все это: терминология, язык — как-то откладывалось в памяти» (http://krichevsky.info/o-nem/press/20-garik-krichevskijj-v-gostjakh-u-gordona.html) .

Из интервью украинской газете «Столичные новости»

«— Я человек очень далекий от политики, я путаюсь в ней. Для меня есть два лагеря: красные и белые. Причем я всю жизнь был белым, но в последнее время стал розоветь. Но буду я за белых в любом случае.

— А другие цвета не привлекают?

— А все другие цвета — это белые, потому что при красных есть только красные. Все остальное для меня — это белые, голубые, зеленые, розовые, радужные, — это для меня белые, это — демократия. Что делается в демократическом лагере — мне все равно, лишь бы была демократия. Несмотря на то, что и красные сегодня, на мой взгляд, стали другими. Я так наелся совка, что, при всей симпатии ко многим умным высказываниям с их стороны, я никогда не стану под их знамена». (Столичные Новости, 29 января — 4 февраля 2002 http://krichevsky.info/o-nem/press/18-ja-za-belykh-golubykh-no-ne-za-krasnykh.html)

О ситуации на Украине после «оранжевой революции» (из интервью интернет-изданию ForUm)

«Все оказалось, в принципе, предсказуемо. Если взять историю, всегда понятно, что даже после революции, к власти приходят профессионалы и непрофессионалы. Соответственно, приходят друзья вместе с бывшими врагами, которые случайно оказались в одной упряжке. И все это дает такой коктейль, который сама природа расставит на свои места. Видимо, сегодня это и происходит. Думаю, рано о чем-либо говорить. Посмотрим, что будет года через два. Для меня будет хорош тот политик, который, не забывая интересы Украины, будет в теплых и дружеских отношениях с Россией. От этого напрямую зависит благосостояние нашей страны

— Стартует новая избирательная кампания, если бы Вам предложили выступать в поддержку кого-либо, пойдете?

— Пойду на финансовых условиях, продамся только за деньги.

— А если взгляды этой политической силы будут диаметрально противоположны Вашим убеждениям?

— Есть только одна такая партия — коммунистов. Нам не по дороге. Но они ко мне и не обращаются. А к остальным я пойду, если у них есть деньги. Как говорят американцы — «If you have money you can come — Будут деньги, приходите!»

Мы не будем разбираться в тонкостях — кто хороший, кто плохой. У моей команды более прямолинейное отношение к политике — мы делим всех не на оранжевых и голубых, а на красно-коричневых и демократов. Если с лагеря демократов к нам придут денежки, мы пойдем, а к красно-коричневым не пойдем.» (http://krichevsky.info/o-nem/press/22-akademiki-trebovali-ot-menja-blatnykh.html).

Как мы видим, политические взгляды русско-украинского шансонье не отличаются особой глубиной или оригинальностью. Его гражданское кредо формулируется просто «совок — плохо, демократия — хорошо». И в песенном творчестве этого автора политике отведено очень небольшое место. Как таковая, она его действительно мало занимает; а интересует его жизнь людей, сильных и слабых мира сего, великих и ничтожных, удачливых и обиженных судьбой. Жизнь эта порой смешная, порой трагическая; но все же юмор и оптимизм, помогающие выжить в самые нелегкие времена, в песнях львовского барда явно преобладают. Его персонажи, как правило, родом из того самого пресловутого «совка», они ищут и с различным успехом находят свое место в новом капиталистическом мире, свободном и открытом, но зато диком и непредсказуемом. Это и внук старого большевика, ставший преуспевающим коммерсантом («Совковый бизнесмен»), и львовский жиган Петя-Цыганок, весело и с огоньком повествующий о своей «тяжелой блатной судьбе» («Левандовка»), и молодой русский капитан дальнего плавания, встретивший свою любовь в далеком Стамбуле («Капитан»), и незадачливый поэт, влюбленный в красивую киевляночку («Киевлянка»), и «биндюжник Соломон», живущий безбедно на Брайтон-Биче, но втайне тоскующий по родной Одессе («Соломон»), и обосновавшиеся в Берлине «сыновья колымских лагерей» — два грузина и еврей с сербом в придачу, приглашающие добропорядочных и наивных бюргеров сыграть в увлекательную азартную игру «русское лото» (так и называется песня), и неунывающий пассажир с номером вместо имени, которого эшелон дальнего следования увозит «ни за границу, ни в Рим, ни в Ниццу», а. . . понятно куда («Мой номер 245»), и «юная, веселая, для любви готовая» представительница древнейшей профессии, случайная подруга лирического героя, бессовестно его обокравшая, но, тем не менее, оставившая в его душе приятное романтическое воспоминание («Фея»), и два нищих алкаша, с безнадежной тоской глазеющие на шикарных девиц, мечтая «заново родиться у банкира-папочки» («Организмы»), и представители постсоветской полукриминальной бизнес-элиты, которые «отрываются по полной программе» на бывшей номенклатурной даче («Номенклатурная дача») . За образами всех этих персонажей можно увидеть и образ автора, человека веселого и жизнелюбивого, легкомысленного и ироничного. Гарик Кричевский отнюдь не моралист и не злой сатирик. В отличие от Трофима, на которого наводит тоску и печаль хозяйничающая в России «аристократия помойки» и Наговицына, которому глубоко чужды всевозможные «банки и банкеты», русскому шансонье из Львова доставляет явное удовольствие изображать то с доброй, то с саркастической улыбкой быт и нравы новых хозяев жизни, тех кто руководствуется девизом: «Красиво жить не запретишь!». Порой трудно понять, чего больше в песнях Гарика — юмора, сарказма, иронии или откровенного любования подобного рода персонажами («живут же люди!»). Судите сами:

Совковый бизнесмен (альбом «Киевлянка», 1992 г.)

Богато жил сосед мой, цеховик, 
Красиво жил, менял девятки как перчатки.
А дед его был старый большевик,
И тоже воровал, давали взятки.

На нем всегда был новенький костюм 
И модные колеса из березки. 
И в плюс пошел кооперативный бум, 
И оказался благом рынок жесткий. 

Припев:
Совковый, совковый, совковый бизнесмен 
Идет по улице, и тети жмурятся:
Вот это походка, вот это джентльмен, 
Какая милая, ты жизнь, красивая. 

Таких, как он, узнаешь за версту, 
Увидишь сам, прочтешь по запаху, по взгляду. 
А дед его работал в ГПУ, 
И бил таких как он и тех, кто рядом. 

Но внука четко научил: «Бери, 
А не возьмешь, тебя догонит каждый». 
И пусть построен город на крови, 
Все остальное, в принципе, не важно. 

Припев.

В костюме модном от Диора, как всегда, 
Вот это да, но я же не могу иначе. 
И в доме все, и с рэкетиром спит жена, 
И сауна с холодильником на даче.

А смысл жизни улетел давно, 
И растворился где-то в океане.
А, может быть, за океаном то, 
А, может быть, в Перу или в Панаме.

Припев:
Совковый, совковый, совковый бизнесмен 
Идет по улице, и тети жмурятся:
Вот это походка, вот это джентльмен, 
Какая милая, ты жизнь, красивая. 

Номенклатурная дача (альбом «Привокзальная» 1995 г.)

   На номенклатурной даче телевизоры "Хитачи", 
   Деревянная обшивка и бильярдные столы. 
   Там нам баньку затопили, там мы пели, водку пили, 
   И носы мы воротили от зернистой от икры. 
    
   Говорил хозяин ейный, что построил два бассейна, 
   И имеет новый «Бентли» и огромный в Берне счет 
   Но одна,  кричит, проблема у него больная тема: 
   Он глазами вроде хочет, а не может ничего 
    
   Припев:
   А за окном охрана грустная скучает,
   И теплый ветер ели стройные качает, 
   И добрый пес в зеленой будке у забора 
   Гоняет мух к соседской даче прокурора.
    
   Там была одна брюнетка, горбачевская соседка, 
   Говорит, всему виною сионисты и ЦРУ.
   И за это два спортсмена, два сибирских бизнесмена 
   Ей навешали по шее и испортили скулу.
    
   И понравились нам сильно два артиста из Мосфильма: 
   Они пели, танцевали и смешили всех до слез, 
   Только женщины в финале никого из них не сняли —  
   Оказались те артисты голубыми в полный рост.
    
    Припев.

   Говорил король чеченский, попивая кофе венский, 
   Что он держит все столицы всех республик СНГ 
   А потом просил Анюту, предлагая ей валюту, 
   Чтоб она потанцевала в голом виде на столе. 
    
   Пил смирновку очень просто брокер из Днепропетровска, 
   Пил смирновку, точно воду, и конечно заболел.
   А потом в горячке белой он рукою неумелой 
   Топором рубил на даче барельеф из голых тел. 
    
    Припев.
    
   Утром все чуть приустали, перегаром поикали 
   И с номенклатурной дачи разбежались по домам, 
   Мерседесы и восьмерки дружно покатились с горки 
   И огромные линкольны повезли прекрасных дам 
    
 Припев:
   А за окном охрана грустная скучает,
   И теплый ветер ели стройные качает, 
   И добрый пес в зеленой будке у забора 
   Гоняет мух к соседской даче прокурора

Крыша (альбом «Улицы нашего города, 1998 г.)

Проживали пацаны на подоле,
И учились пацаны плохо в школе.
Звали одного Иван, второй Миша,
И теперь они лохам просто крыша.

   Припев:
Теплый вечер на подоле,
Пьет братва Кубинский ром.
"Помогите!", "I'm sorry, поделитесь барышом,
Поделитесь барышом".

Ваня носит крест жгутом, крест пудовый,
Разбивает кулаком стол дубовый.
А у Миши могендувид с агатом,
Он по пьяни пристает к мусорятам.

Если лох открыл кабак или фирму,
Ежели возит он туристов на Бирму,
Приезжают дядя Миша и Ваня,
И считай уже лаве на кармане.

 Припев.

А на стрелке да на них любо глянуть,
Начинают говорить — уши вянут.
Ваня долго размышлять не спроможен,
Проверяет да все больше по роже.

Миша дом себе купил на Майами,
Дом сиротский на Багамах — у Вани.
Только тянет иногда к старой школе,
Возле рынка Житнего на подоле.

  Припев:
Теплый вечер на подоле,
Пьет братва Кубинский ром.
"Помогите!", "I'm sorry, поделитесь барышом,
Поделитесь барышом".
4

Три вышеприведенные песни посвящены героям 80-х — 90-х годов. Но и в новейшем своем творчестве Гарик Кричевский продолжает откликаться на животрепещущие темы современности. Предлагаем Вашему вниманию песню, посвященную известному скандалу на французском курорте, в котором оказались замешаны представители российского крупного бизнеса и французская полиция. На наш взгляд, это не лучшая из песен Гарика, значительно уступающая его старым хитам, но все же привести ее здесь будет весьма уместно. Очень уж она, что называется, актуальная.

Куршевель (альбом «Календарная осень», 2007 г.)

За деньги тоже нету снега в Куршевеле
И олигархи от безделья озверели.
Позвали девок, чтобы жизнь не опостыла,
Но тут французов страшно жаба задушила.
Они стучать умеют очень даже ловко
И вот в полицию пошла ориентировка.
Гуляли люди, пели песни им артисты,
А те спецназ прислали, как на террористов.

Припев:
Ну нету снега на курорте горнолыжном!
Пусть дорогом и упоительно престижном.
В разгар сезона +1, а где кататься?
И вот решили олигархи отвязаться.

А Куршевель — давно французская рублёвка.
Для "Бентли" места не хватает на парковке.
Костюмы лыжные от "Гуччи" и от "Прадо",
Но если приняли— оно тебе не надо!
За что скрутили ночью русскую элиту?
За юных дев, и за Набокова "Лолиту",
За сутенёрство, за разврат и за растленье
И за глобальное к тому же потепленье.

Припев

Обиду наши затаили на французов.
Вот это правильно, что их порвал Кутузов!
Там фуагра, улитки с листьев винограда!
Но если приняли — оно тебе не надо!
Кто мог подумать, что такое может статься?
Народ приехал погулять и покататься!
Народ приехал тратить евро, кушать водку,
А их за это в кандалы и за решётку!

Припев.

Всё обошлось, примчались суперадвокаты.
Вопрос решили: наши, мол, не виноваты!
Всех отпустили, извинились прямо в тему,
Но бизнесмены обозначили проблему.
Потом собрались олигархи, потрендели,
Решили больше не кататься в Куршевеле.
Французы плачут: "Мы в пролёте, помогите!"
А им в ответ: "Вы у своих ментов спросите!"

Припев. 

А теперь — для сравнения и, отчасти, для контраста приведем выдержки из материалов прессы и интернет-ресурсов, иллюстрирующие гражданскую позицию двух «динозавров» русского рока — Ю.Шевчука и К.Кинчева. Оба эти музыканта называют себя (и действительно являются) православными христианами, находятся в дружеских отношениях с известным нашим проповедником, публицистом и апологетом диаконом Андреем Кураевым. Однако если мы ознакомимся с их высказываниями по поводу современных тенденций в развитии нашего государства, то обнаружим, что они оказались на противоположных краях российского политического спектра.

Юрий Юлианович ШЕВЧУК

Юрий Юлианович ШЕВЧУК (род. В 1957 г.), лидер рок-группы ДДТ.

Из интервью журналу «Огонек» от 15 мая 2007 г. (накануне 50-летия Юрия Юлиановича):

«Главное потрясение последних 5 — 7 лет — общая, какая-то неискоренимая ностальгия по рабству. Причем, к ужасу, даже среди богатых, даже среди наворовавших за счет этой свободы, даже среди олигархов... У меня есть еще одна песня, она не вошла, правда, в новый альбом «Прекрасная любовь» — как олигархи на кухне поют тайком комсомольские песни. Это рабство душ — необъяснимая какая-то вещь. И оно чувствуется и у акул шоу-бизнеса, и среди телевизионщиков, которые так радостно приняли новую цензуру... Нажрались, напились — и обратно в клетку. Дача на Кипре, но -«Сталина не хватает»» (http://www.chas-daily.com/win/2007/05/19/og010.html?r=&printer=1&email=1&)

Из интервью «Аргументам и фактам»

О новом альбоме

— В твоем сольном альбоме «Прекрасная любовь», вышедшем на днях, почти все герои песен в конце концов погибают. Почему?

— Да, в альбоме половина людей умирает. Альбом посвящён героям, а они всегда гибнут, отстаивая свои идеалы, спасая жизнь близких, защищая Отечество. Мы с ребятами попытались сделать так, чтобы в альбоме не было пафосного патриотизма. Не знаю, насколько это у меня вышло, но очень хотелось показать, как герои песен проходят через грязь, испытания, уныние, цинизм. Но в наивысшей точке своей жизни всё-таки остаются людьми, в которых живёт дух.

— В «Разговоре на войне» герой говорит: «Господь нас уважает». Но тоже умирает в больничной палате. В чём же это «уважение»?

— Мне кажется, здесь мы коснулись какой-то мудрости. Господь даёт сильным духом испытание, устраивает проверочку. Году в 99-м мы снимали фильм о взорванных монастырях в Косове. В одном из них, высоко в горах, у меня состоялся интересный разговор с одним из выживших в этой мясорубке монахом. Я спросил, глядя ему в глаза: «Вас же всех здесь убьют. Вам надо отсюда уходить». Он на меня посмотрел, закурил (там в монастырях разрешается курить) и ответил: «Наверно, ты прав. Но я счастлив. Господь повернулся к нам лицом. Он в очередной раз испытывает нас». Может быть, строчка «Господь нас уважает» и родилась после той беседы с сербским монахом.

Об «оранжевом настроении»

— В своё время ты, движимый душевным порывом, поехал на Майдан. Сегодня не жалеешь об этом?

— Я за любой кипиш. Но кипиш не уголовного толка, а такой, где есть подъём духа. На Майдане два года назад стояли люди, у которых глаза жаждали свободы, жаждали освободиться от коррумпированной власти и бандитского беспредела. У нас в России даже не знают, как на Украине ещё пару лет назад душили любой мелкий бизнес, как его обкладывали данью. Был такой беспредел, как у нас в 91-92-м годах. И то, что народ восстал, это нормально. Пусть потом и назвали политиков, за которых рубились, чудаками на букву «м». Так это ж и мы проходили» (http://www.old.aif.ru/culture/article_prmid_dta51563.html ).

Из интервью «Новому региону» по поводу своего участия в Марше несогласных в Санкт-Петербурге:

«Н.Р.: Почему вы решили пойти на Марш несогласных?

Ю.Ш.: Во-первых, меня не устроило проведение президентских выборов. Они, на мой взгляд, были не демократическими. Сегодня «преемственность» в России означает монархию, а не демократию, о которой все говорят. Тогда пусть власти скажут, что у нас в стране монархия. Монархия, так монархия, но не пудрите народу мозги!...

НР: Какие у вас отношения с лидерами «Другой России» Эдуардом Лимоновым и Гарри Каспаровым?

Ю.Ш.: Я считаю, что это люди искренние и честные. Они не сидят в кустах, прямо заявляют о своей позиции. Это мне очень нравится! Поэтому, несмотря на некоторую разность в н

Иван Амбарцумов
«Полемика и дискуссия» (http://www.polemics.ru/), 1 сентября 2009 года


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 1935
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама


Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона