Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Шансон XXI века

Шансон XXI века

Исполнители современных блатных песен соблюдают старые воровские каноны

В нашей постоянной рубрике мы обычно разбираем старые блатные песни, которые уже стали легендами жанра. А что представляет собой сегодня современный блатняк? О чем он? Какую проблематику затрагивает? Вот об этом мы и поговорим.

«ВСЕ ВОЗДВИГЛИ ОНИ, А, ПОТОМ, УЖЕ ВЫ...»

Шансон по-прежнему очень популярен, как и его разновидность — блатная песня. Концерты исполнителей «камерной музыки», как и раньше, собирают аншлаги. У них есть и свои радиоволны. Что же касается молодых певцов, работающих в данном жанре, то их великое множество. И интересных исполнителей, и подражателей, и откровенных бездарностей.

Возьмем среднюю возрастную прослойку, тех исполнителей, которые и формируют сейчас несколько основных направлений шансона. Есть «тяжелая артиллерия», которую представляют, скажем, Александр Дюмин, Александр Звинцов. Они апологеты традиционного блатняка с классическими темами, да и сами они как люди представляют собой «заточенный» образец лирического блатаря. И у них огромная масса последователей, не поклонников, а именно моральных последователей. Возьмем несколько песенных фраз Александра Дюмина, чтобы было понятно. Из песни «Журавли»:

Кто воздвигнул мосты,
кто построил дороги, 
Кто создал индустрию
современной страны? 
Это те ж журавли,
что сидят за решеткой. 
Все воздвигли они — а, потом, уже вы.

Тут мы наблюдаем связь с гулаговскими временами и стройками народного хозяйства, причем современное поколение абсолютно идентифицирует себя с предшественниками, гордится ими. И даже противопоставляет себя свободному обществу, которое использует зеков. Вот строчки из этой же песни, которые говорят об этом:

А начнется война, поползут вражьи танки, 
Кровь польется рекою ваших жен, матерей. 
Вы пошлете меня защищать эту землю. 
Вы пошлете меня, а не ваших детей.

У Дюмина есть и чисто тюремная лирика, также традицией уходящая в 20-30-е годы. Особенно задевает душу песня «Урка»:

Ах, если б были крылья у меня, 
Ах, если б мог я птицей обратиться. 
Взлетел бы в голубое небо я, 
Чтоб в омуте тюремном не томиться.

Но вновь идут недели и года, 
И время пролетает быстрой птицей. 
Душа колючкой ржавой поросла, 
Ну как от этого освободиться?

Ну и, наконец, у Дюмина есть настоящий гимн современной братве, в котором красной нитью проходят воровские понятия, пацанская жизнь по правилам и т.д.

Опустилась ночь, и кричит сверчок, 
Слышен лай собак, слышу стук сапог -
Это «мусорок» — дядя вертухай 
Все глядит в волчок. У, какая тварь.

Не дает вздохнуть, не дает курнуть, 
Чифирку хапнуть, «стосом» крутануть. 
Что же за режим? Гадом буду я! 
Что же мы молчим, «отрицалова»?

Но назло ментам, сукам стукачам
Мы придем домой в край родимый свой. 
Ждут нас пацаны, нас ведь ждут дела 
И святой общак пополнять пора.

Четкая достоверность жизни на зоне — конек песен Александра Звинцова:

Утром заснеженным
я злой, невежливый
Курю натощак,
Тешусь надеждою спрыгнуть
по-прежнему
С работ на барак.
А если не выгорит там,
Где-то выпаду
Чифир согреть.
Но лучше, конечно бы,
выспаться где-нибудь,
Сон досмотреть.
Долгая зима, вьюга-кутерьма.
В сердце лед.
Ветер загулял, воет, как шакал,
Вышки рвет.
Долгая зима, вьюга-кутерьма.
Лют мороз.
Годы пусть летят, не вернуть назад
Молодость.

«НАМ ОДИНАКОВЫЕ НОЧЬЮ СНЯТСЯ СНЫ...»

Есть и другое направление шансона, где блатная идея практически не присутствует, это в чистом виде лирика человека, который не стремится провести всю жизнь в тюрьме, не хочет продвигаться по тюремной иерархии. У него другие цели — вернуться домой, к любимой женщине, к маме. Это тоже, кстати говоря, традиционная тематика и для старого блатняка. Данное направление очень удачно представляет Евгений Григорьев — Жека.

Темным ликам святых молится 
Мать седая одна в горнице -
Возвращайся ты скорее, сынок, 
Пока день за днем 
Господь мне дает, 
Пока ссадинами ночь лезет в сны,
Дотянуть бы мне, родной, до весны.
Поросло быльем лето за окном. 
Ночью синей, ночью синей, 
Закружил тайком в небе над крестом 
Снег да иней, снег да иней.

Это было про маму, а вот про любимую женщину, разлука с которой рвет душу:

Мы снова друг от друга далеко,
Косым дождем стучит
в твое окно
Рассвет,
Здесь к веткам кедров
прицепилась тьма,
Но мы с тобою
вместе до утра
Во сне.
И гладит огрубевшая ладонь
Твоих волос волшебный
и родной
Огонь.
И там мы рядом,
или рядом здесь.
Но чувствуем,
уходит из сердец
Боль. Что тебе рассказать
о любви
В коротких снах,
в которых ты
Грустишь и знаешь все сама.
Нам одинаковые ночью
снятся сны,
Где вместе мы.
Над кедрами заря,
полоской свет,
Он гонит меня
вот уж много лет
Прочь.
Но день, всего лишь несколько часов, 
И знаю, как и я, ты нашу ждешь. Ночь. 
Где друг о друге снова будут сны -
Как им не быть, ведь каждый миг их мы 
Ждем.
А если так, то, значит, выйдет срок, 
И я вернусь к огню твоих волос 
Днем.

Очень лиричная песня, но кто скажет, что она не о тюрьме? Разлука — это и есть тюрьма.

«ВСЕ НЕ НУЖНО СРАЗУ СТАЛО — БЕЗ ТЕБЯ...»

Еще одно популярное направление шансона — кабацкое. К блатняку такое творчество имеет опосредованное отношение, но имеет. Тут тоже сейчас есть несколько лидеров жанра. К примеру, Стае Михайлов.

Без тебя, без тебя,
Все ненужным стало сразу — без тебя. 
От заката до рассвета — без тебя. 
Так нужна ты мне — любимая моя. 
Без тебя, без тебя.

Все ненужным стало сразу — без тебя. 
От заката до рассвета — без тебя. 
Так нужна ты мне — любимая моя. 
Так нужна ты мне — любимая моя.

Вот такая палитра основного костяка нынешнего русского шансона. А уже в следующем номере газеты «За решеткой» мы познакомим вас с одной из старых блатных песен.

Евгений Зимородок
ЗА решеткой, №6, июнь 2009


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 6387
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама



Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона