Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Жан Татлян: «Теперь я даже плачу по-французски»

Жан Татлян: «Теперь я даже плачу по-французски»

Песни Жана Татляна в 60-х годах пел весь Советский Союз. Артист был одним из самых высокооплачиваемых композиторов и певцов нашей страны. В каждом доме были виниловые пластинки с записями его песен. Но в 70-х годах, сразу после того, как Жан эмигрировал в Париж, его имя было вычеркнуто из списка любимых артистов Советского Союза. Татляна начали забывать. Сегодня его песни — «Звездная ночь», «Ласточки», «Воздушные замки» или «Осенний свет», помнит только старшее поколение слушателей. Старые пластинки певца — большая редкость. В советское время они были изъяты изо всех музыкальных магазинов. Тем не менее, Жан Татлян — человек с очень необычной биографией, уже вернулся в Россию, и с 1991 года живет в Санкт-Петербурге. 25 октября во Дворце культуры имени Ленсовета состоялся юбилейный вечер легендарного певца и композитора — Жана Татляна.

— Говорят, у Вас было все — квартира, машина, деньги и популярность. Почему же Вы эмигрировали из СССР?

— Действительно, в СССР я достиг многого. Но у всех, кто уезжал, и у меня в том числе, была общая мотивация — отсутствие свободы. Я был невыездной. Где-то в 65-66 годах в Советский Союз приезжал хозяин парижской «Олимпии» — господин Кокатрикс. Выбирая артистов для выступления в знаменитом концертном зале, он назвал мое имя. «У вас в Союзе есть певец, который пишет и поет песни в стиле шансонье. Познакомьте нас», попросил он. Не знаю, как ему объяснили отказ, может быть, сказали, что я болен, рассказали про мои длительные гастроли, например, на Дальнем Востоке. Одним словом, тогда мы с ним так и не встретились. А об этой истории я случайно узнал сначала в Москве — от переводчицы Кокатрикса, а затем в Париже — от самого Брюно Кокатрикса.

— Вам не доверяли, потому что Вы приехали в Советский Союз из Греции, где жили Ваши родители и родились Вы?

— Да, я родился в Греции. В армянской семье. Потом мы переехали в Армению. Так что в какой-то степени я был вроде бы свой, но в то же время, немного чужой в Советском Союзе. Кроме того, я никогда не пел песен о красном флаге, КПСС и компартии, но всегда пел о любви. Меня не сломали! Сейчас я говорю об этом с гордостью.

— Что заставило Вас вернуться в Россию?

— Многие артисты, художники и музыканты отправлялись в другие страны искать лучшей, более обеспеченной жизни. У меня не эта была причина, что я уехал. И не эта причина, что вернулся. Мне было неважно, что лежит у меня в тарелке за завтраком, обедом и ужином, но важно, с кем я сижу за столом. Я уехал из Советского Союза, но вернулся в Россию. Уехал из Ленинграда, но приехал в Санкт-Петербург. И, к счастью, в России есть публика, которая помнит, любит, и хочет слушать мои песни. Я вернулся на Родину. В одной из песен Марка Бернеса: «С чего начинается Родина», об этом хорошо сказано.

— В Вашей ситуации слово «Родина» ассоциируется у многих, в первую очередь, с ностальгией....

— Это великолепное слово и великолепное состояние -грустное и радостное одновременно. Не понимаю, почему некоторые относятся к этому чувству отрицательно.

— Как сложилась Ваша творческая жизнь за границей?

— У меня были передачи на радио и телевидении, концерты и выступления. Я представлял Францию на праздновании 200-летия Америки в Вашингтоне! В то время я даже не был гражданином Франции! В 1982 году заключил контракт с одним из самых крупных казино в Лас-Вегасе. Выступал там четыре месяца, и каждый вечер — для американцев. Эмигранты тогда просто не могли позволить себе пойти в казино.

— Как случилось, что Вы начали сочинять песни сами?

— Мне кажется, когда ты сам сочиняешь и сам исполняешь свои песни, все получается более органично. Ведь это твое «Я», твои ощущения, мысли и чувства.

— Какую из Ваших песен больше всего любят европейские слушатели?

— Я почти не пел за границей песни, любимые в Советском Союзе. Исполнял в основном народные русские, армянские и греческие песни. Они были более популярны. Кроме того, пел песни своих кумиров — Шарля Азнавура, Фрэнка Синатры, Жюльбера Беко, Лео Ферре, Наткина Колла. Обычно люди, достигшие популярности, забывают о своих кумирах, которых они когда-то, еще в молодости, копировали. Как будто считают себя чуть ли не богами. А я, наоборот, — с почтением отношусь к своим кумирам, люблю их и даже в какой-то степени, до сих пор преклоняюсь перед ними.

— Кто обучал Вас французскому языку, когда Вы приехали в Париж?

— Французский певец -Жан Дувалян. В свое время он эмигрировал из Франции в Советский Союз. Писал песни, исполнял их. Но, несмотря на популярность в нашей стране, через 11 лет снова вернулся во Францию. Так вот, он прекрасно знал французский язык. Лучше, чем многие французы. И, когда я приехал во Францию, Жан со мной занимался, учил меня языку. Так что, теперь я не только говорю, но даже плачу по-французски. С Жаном мы дружили 50 лет. К сожалению, в этом году он умер.

— А сколько языков Вы знаете?

— Я говорю на греческом, армянском, русском, французском, английском и турецком языках. Причем, греческий, армянский и русский знаю с детства. Наверное, у меня есть способность к языкам. Они легко мне даются.

— Чем, на Ваш взгляд, близки и чем отличаются, Париж и Санкт-Петербург?

— Это такие далекие и разные, но в то же время, такие близкие друг другу, города. В России есть спонтанность, непосредственность и простота общения. А в Париже, так же как в других европейских городах, люди более далеки друг от друга. Не так быстро сходятся. Правда, у нас сейчас тоже рыночная система. Деньги, деньги, деньги.... Все большую роль в нашей жизни играют деньги. В особенности — у молодежи. Деньги — это хорошо. Но это еще не все. Это ведь не здоровье, не интеллект и не ум.

— В каких уголках Парижа и Санкт-Петербурга Вы любите бывать?

— В Париже мне нравятся Латинский квартал и Монмартр. На мой взгляд, это очень колоритные места, хорошо передающие дух Парижа. В Петербурге люблю канал Грибоедова, Михайловский парк и Зимний сад.

— Недавно состоялся Ваш юбилейный вечер. Вы любите отмечать свои дни рождения?

— Не люблю. Есть люди, которые придают им большое значение: «Посмотрите, я родился!». Для меня день рождения — это обычный день, такой, как сегодня, вчера или завтра. Самое главное -здоровье и удача, спокойствие в жизни и творчестве. И пусть Господь Бог сохранит нам разум и чувство юмора.

Елена Града
Вести, №209(2774) 1 ноября 2008


Комментарии

31.03.2009 23:41 sviatlana [svetikSA@tut.by]
Действительно,долгие годы я не знала,что стало с моим любимым артистом,где он,жив ли...? И вот вчера в интернете,в первые за столько лет /30лет/,вижу моего кумира молодости!Дай Бог ему здоровья и счастья!Я помню тебя,Жан!Любимая песня тех лет "Уличные фонари".Один концерт в Витебске,в старом летнем театре,теперь его нет, но есть ты!Это здорово!Спасибо!
02.12.2010 15:55 Leonid [Inochleo@mail.ru]
Желаю моему любимому певцу Жану Татляну здоровья, счастья, успехов в творческой работе! Все эти годы помню, при возможности слушаю песни в Вашем исполнении ! Удачи во всех делах!
22.11.2013 07:26 rfpbvbhf [rhfvfnjhcr]
как показало время,ностальгии может быть поддвергнут лишь иосоиф кобзон. только он один не стонал о том,что его детям нечего кушать.казаков не мог купить очередному ребенку молока,татлян пел только песни про любовь,леонидов еще что-то искал.не было у вас главного-совести и поэтому,купив там могилы себе.вернулись назад.но нам здесь вы ьтоже не нужны.лежите там в своих могилах.
02.01.2015 16:25 Наталия
Не перестаю удивляться мании величия Татляна. Жила с ним в одном доме на Мало-Детскосельском проспекте. Дом напротив сада Олимпия, в нём находился магазин Нектар. Особой любви и почитания не наблюдалось. По всей видимости Татлян спутал себя с Великим Муслимом Магомаевым. Машины у него не было, ездил на такси. Продуктами обеспечивал его директор гастронома Стрела Бабаян. Первая жена- Нонна Скомаровская.Она была на голову его выше.После свадьбы он ели нёс её на руках, а мы с подругой держали им дверь в парадной, чтогбы н6е закрылась. Учились мы тогда в 8классе 312школы. Через год Нонна получила увольнение, поскольку не вписывалась в его планы на выезд во Францию. Тут на горизонте нарисовалась польская эстрадная певица Веслава Драецка. Она и стала проходным билетом на вожделенный запад. Только она этого не знала. Выехав в Польшу, он перевернул страницу своей истории любви. Путь в Париж был открыт. Можно многое ещё вспомнить,но сбитый лётчик не стоит того. Пускай пребывает в своём литоргическом сне. Просто в его возрасте так выдумывать не прилично.

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 2196
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона