Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » «За що ж мы проливали нашу кровь?..»

«За що ж мы проливали нашу кровь?..»

Мы продолжаем знакомить наших читателей с легендарными песнями, рожденными блатным миром. «С одесского кичмана» (кичман -это, собственно, тюрьма на блатном языке) — любимая песня многих россиян, и не только тех, кто походил в свое время в тюремной робе. Безусловно, эта песня так широко стала известна благодаря Леониду Утесову. Достаточно сказать, что в то время, когда песня была под запретом, Утесов исполнил ее в Кремле лично товарищу Сталину!

«С ОДЕССКОГО КИЧМАНА» ЗАПРЕЩАЛАСЬ ДВАЖДЫ

На самом деле тот вариант песни, что мы приводим, это смесь переделок и обработок. Первоначальный, «каторжанский» текст уже утрачен. Песня-то была сочинена еще во времена царских тюрем. И авторы ее неизвестны. Поэтому песня «С одесского кичмана», так сказать, реставрированная. Песня, быть может, и забылась бы вовсе, если бы не Леонид Утесов. Он стал ее исполнять и даже записал в 1932 году на грампластинку. И знаменитый певец не прогадал: песню «С одесского кичмана» вскоре знала вся страна. Так хорошо знала, что в 30-е Комитет по культуре запретил ее Утесову публично исполнять. Запрет этот был снят весьма неожиданно.

В 1936 году в Кремле состоялся торжественный концерт в честь рекордного перелета Валерия Чкалова из СССР в США через Северный полюс. По версии писателя Анатолия Рыбакова, именно Чкалов, который трижды привлекался когда-то к уголовной ответственности за хулиганство, упросил Иосифа Сталина разрешить Утесову исполнить «С одесского кичмана». И мотивировал это так: «Товарищ Сталин, слова, может быть, и тюремные, блатные, но мелодия боевая, строевая мелодия». И Сталин согласился. Впрочем, подругой версии, сам Сталин, не понаслышке знакомый с тюремными нарами, милостиво разрешил Утесову исполнить свой хит. Так или иначе, доподлинно известно, что Сталину песня тогда очень понравилась, и она исполнялась даже на бис.

Такова уж судьба этой песни, что после смерти Вождя народов она была запрещена вновь. Хотя тот же Аркадий Северный, человек искренно влюбленный в Одессу (хоть и не одессит), неоднократно ее исполнял и после этого. И записывал. Только делалось это все неофициально. Юный Владимир Высоцкий, начавший большое творчество с блатных песен, также как-то исполнял «С одесского кичмана».

ОДЕССКИЙ СТИЛЬ НИ С ЧЕМ НЕ СПУТАЕШЬ!

«С одесского кичмана» — песня не просто блатная, а еще так называемая «одесская». Впрочем, этот удивительный город был очень близок и к музыке, в том числе тюремной, и к воровской романтике. И «Гоп со смыком», и та же «Мурка» имеют к Одессе смысловую или территориальную привязку. Ну, а уж поскольку и сам Утесов был родом из Одессы («Не каждому дано родиться в Одессе» — его слова), то и песню «С одесского кичмана» он пел с особым, «одесситским» шиком. Приведенный нами текст именно из репертуара Утесова. С «одесскими» фишками:

Болять-таки мои раны, 
Болять мои раны в боке. 
Одна же заживаеть, 
Другая нарываеть, 
А третия застряла в глыбоке.

Именно так, как здесь пишется, и пел Утесов. С этими мягкими знаками после «т», с распевом гласных букв. Позже так же пел другой знаменитый одессит — Марк Бернес:

Я вам не скажу за все Одессу, 
Вся Одесса очень велика, 
Но и Молдаванка и Пересыпь 
Обожають Костю-моряка.

Кроме того, песня «С одесского кичмана» насыщена множеством просто-народно-жаргонных слов, опять-таки, с «одесским» колоритом: «вапняновская малина», «малахольный», «борелись», «стрыждались».

Кроме того, если в царское время у песни был один текст, то при своеобразной реставрации в нее изрядно добавились актуальные для того времени нотки Гражданской войны:

Один, герой Гражданской, 
Махновец партизанский, 
Добраться невредимым не сумел...

Ну и истинная блатная песня не была бы такой, если бы не было в ней надрыва, размышлений о смерти, последнего привета маме. «С одесского кичмана» — песня в этом смысле классическая. Все законы блатного песенного жанра соблюдены:

Товарищ малахольный, 
Зарой ты мое тело, 
Зарой ты мое тело в глыбоке. 
Покрой могилу камнем, 
Улыбку на уста мне, 
Улыбку на уста мне сволоке.

В наше время последними, кто исполнял эту песню Q большой сцены, были группы «Несчастный случай» и «Машина времени», а также исполнитель блатных песен Чернусь.

«С ОДЕССКОГО КИЧМАНА»

(Вариант в исполнении Леонида Утесова)
С одесского кичмана
Сорвались два уркана,
Сорвались два уркана в дальний путь.
В вапняновской малине
Они остановились,
Они остановились отдохнуть.

Один, герой Гражданской,
Махновец партизанский,
Добраться невредимым не сумел.
Он весь в бинтах одетый
И водкой подогретый,
И песенку такую он запел:

«Товарищ, товарищ, 
Болять-таки мои раны, 
Болять мои раны в боке. 
Одна же заживаеть, 
Другая нарываеть, 
А третия застряла в глыбоке.

Товарищ, товарищ,
Скажи моей ты маме,
Шо сын ее погибнул на посте.
И с шашкою в рукою,
С винтовкой — у другою
И с песнею веселой на усте.

Товарищ малахольный, 
Зарой ты мое тело, 
Зарой ты мое тело в глыбоке. 
Покрой могилу камнем, 
Улыбку на уста мне, 
Улыбку на уста мне сволоке.

За що же ж мы борелись?
За що же ж мы стрыждались?
За що ж мы пропивали нашу кровь?
Они же ж там гуляють,
Карманы набивають,
А мы же ж подавай им все новье!

Они же там пирують,
Они же там гуляють,
А мы же ж попадаем в переплет!
А нас уж догоняють,
А нас уж накрывають,
По нас уже стреляеть пулемет!

Евгении Зимородок
ЗА решеткой, №1, январь-февраль, 2007


Комментарии

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 3287

vk rutube youtube

Изабелла Юрьева
Валерий Никитин
Анатолий Таволжанский
Данциг Балдаев
Сергей Порт
Ирина Каспер
Влад Зерницкий
Валерий Власов
Саша Сирень
Сергей Азаров

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона