Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Владислав Медяник: «Судьба-судьбинушка моя»

Владислав Медяник: «Судьба-судьбинушка моя»

Владимир Медяник

Живет в Москве бывший красноярец Владислав Медяник, человек одаренный, широкого, как Сибирь, таланта... Очень быстро он встал в один ряд с лучшими: Шуфутинским, Токаревым, Успенской. Очень быстро и результативно реализовался на Западе — купил в Америке убыточный ресторан и умудрился раскрутить его "до небес", за пять лет выпустил три успешных альбома. Потом Брайтон стал тесен: Владислав перерос местечковый уровень "маленькой Одессы" и отправился искать своего слушателя домой. И сегодня трудно найти человека, кто бы ни разу не слышал его песен. Со знаменитым шансонье мы побеседовали в преддверии его грядущего юбилея.

Владислав Васильевич, перед нашей встречей я прослушал один из своих любимых жанровых альбомов, к созданию которого, вы имеете самое непосредственное отношение. Это "Песни с обочины" 1988 года. По подбору песен видно, что исполняемый материал вам хорошо знаком. Там были песни и Шандрикова, и Розенбаума, и Вертинского. Как вы пришли к первому альбому?

Мне было шестнадцать лет, и случайно я оказался в одной компании с Аркадием Северным. В те годы были распространены подпольные концерты шансонье. Такие исполнители, как Звездинский, Беляев, даже Высоцкий по приглашениям деловых людей того времени выступали, что называется, для узкого круга. Северного в тот раз пригласили одесские моряки. Я набрался наглости и ради девушки, с которой пришел, спел одну песню из репертуара Челентано. После этого Аркадий Дмитриевич подошел ко мне и как коллегу спросил: "А где ты поешь, сынок?" Я отвечаю: "Я нигде не пою, я еще в школе учусь". На что он произнес фразу, которая воодушевила меня на всю жизнь: "Тебе надо петь. У тебя получается". Ему было сильно за тридцать уже. Я запомнил его как человека с большим юмором. Он много шутил, рассказывал анекдоты, выпивал, но пьяным не был — в общем, создавал очень легкую атмосферу.

Знаковой оказалась встреча?

Конечно, и хотя я с юности увлекался музыкой, коллекционировал записи, но большое внимание жанровой песне я стал уделять лишь после встречи с Аркадием Северным. У меня была очень солидная коллекция эмигрантов, начиная с Александра Вертинского, Петра Лещенко, Ивана Реброва, сестер Берри и так далее. Измаил, где я тогда жил, — портовый город, и моряки привозили пластинки и записи со всего мира. Северного я вообще переслушал, наверное, всего ... на бобинах еще. Во время работы в ресторане я пробовал перепевать некоторые песни из его репертуара, а также Высоцкого, Димитриевича. Высоцкий в начале 70-х был под большим запретом наравне с другими подпольными певцами. Помню, однажды на школьной перемене, в погожий день, радист из радиорубки выставил "колокол" и включил Высоцкого. Больше я этого парня никогда не видел. Наверное, у него случились серьезные неприятности. Каждая новая запись в те годы была событием, настроение повышалось, когда что-то новое попадало в руки. Я переписывал эти записи, иногда за деньги, а когда переехал жить в Красноярск, открыл там кооперативную студию звукозаписи. Времена настали другие, был конец 80-х, и уже потеплело в стране, но советская власть еще была в силе. В холле дома быта, где располагалась студия, висел стенд с моим каталогом. Там был огромный выбор: группы "ACC "Nazareth", эмигранты, само собой. И как-то раз приехал московский журналист из "Комсомольской правды". У него было задание взять интервью у представителя набиравшего тогда обороты в СССР кооперативного движения. Он позвонил руководству дома быта, представился и думал, видимо, все сразу "падут ниц" перед московским гостем. Мне передали, что приехал репортер, но в тот день меня на месте не оказалось. Потом он позвонил еще пару раз, а у меня все не складывалось в силу занятости с ним увидеться. Тогда, в очередной раз приехав, он посмотрел на вывешенные каталоги групп и артистов, узнал еще, что у меня новая машина недавно появилась и, наверное, от злости написал разгромную статью "Песни с обочины", где заклеймил меня позором. "В сердце России, в Сибирь, где люди чисты в помыслах и желаниях, — писал журналист, — приехал какой-то деятель из портового города, с его вольными нравами, и навязывает красноярцам сомнительные музыкальные новинки. Здесь и гнусные антисоветские западные команды типа "АС/ВС", и бывшие предатели Родины — эмигранты, воспевающие "сладкую" жизнь за океаном...". В общем, в таком духе. Статья обошлась мне большими неприятностями, даже в КГБ вызывали. Но с другой стороны, она и подтолкнула использовать этот "черный пиар" в своих целях. Под псевдонимом Владислав Фомин я записал первый магнитоальбом под названием "Песни с обочины". Хотелось сделать жанровый проект в современных аранжировках, с хорошим звуком.

Альбом очень широко разошелся, и многие уже тогда решили, что вы эмигрант, как Вилли Токарев или Михаил Шуфутинский...

Нет, в ту пору я еще жил в Красноярске, а Токарева сам мечтал хотя бы увидеть. В 1989 году я отдыхал в Туапсе, когда пришло известие о предстоящих в Москве концертах Вилли Токарева. Для меня это было огромное событие. Он был первым, чья "запрещенная" нога ступила на нашу советскую землю (смеется). Я на машине с друзьями рванул в столицу. Приехали к Театру Эстрады, а там толпа неимоверная и нет билетов. Просто нет. Ни за какие деньги. Но я же не мог не попасть туда. В одно время с Токаревым в Москву приехала группа Pink Floyd, и как-то мы узнали, что можно поменяться билетами. Чудом мы смогли провернуть это дело, деталей я теперь не помню, и попали на концерт. Представляете себе уровень популярности эмигрантов в стране в то время? Полный зал народу, оркестр Анатолия Кролла, и общее ощущение праздника. Было огромное количество охраны, и увидеться с Вилли поближе тогда не получилось. А где-то через полгода он приехал с гастролями в Красноярск и семь дней давал концерты на самой большой площадке города во Дворце спорта. Вся неделя — битком зал! В родном городе всех знаешь, и встреча оказалась возможной. Я вычислил местного водителя, который его возил: он оказался знакомым моих знакомых, и я сначала передал через него кассету со своими песнями. Водитель ее Токареву отдал, тот послушал, и ему понравилось. Несколько дней спустя тот же шофер добыл мне служебный пропуск, и я прошел в гримерку к Токареву. Вилли очень по-дружески встретил меня. Я его назвал на Вы, а он мне: "Старик, я что... дедушка? Ты музыкант, и я музыкант. Давай, на ты". Я пригласил его в свою студию. Он говорит: не думаю, что получится, меня здесь буквально разрывают на части. Но я на всякий случай дал ему телефон, а он оставил мне свой, и через два дня неожиданно сам звонит. Представляешь, сам Токарев звонит мне. Это волнение и радость может понять только человек, который помнит то время и его атмосферу. Его опекали как супер-звезду все представители местной верхушки, жил он под охраной на крайкомовской даче. И вдруг звонит: "Надоели мне все эти коммунисты! Приезжай после концерта". Я, окрыленный, встретил его на своей "Волге". На студию мы не попали (не оказалось ключа), а поехали ко мне домой. Когда отъезжали, я сдавал назад и сильно въехал в столб. Но я был так рад, что даже не вышел взглянуть на след удара, а вмятина оказалась очень серьезная. Дома накрыли стол и так душевно посидели. А через некоторое время я получил письмо от Вилли, где он писал, что внимательно послушал мою кассету и звал приезжать, выражал готовность помочь. Морально в творческом плане он меня очень поддержал. А в 90-м году в Сочи я попал на концерт Шуфутинского. Подступиться к нему было также нереально. И тогда я попросил знакомую девушку, когда она будет дарить на сцене цветы, передать мою кассету. Потом я узнал, где Миша остановился, и позвонил ему в номер. Дело в том, что Шуфутинский пел в концерте не один. Это была целая программа под общим названием "Черная роза". На моем втором альбоме как раз была песня с таким названием, которую я спел в дуэте с Натальей Брейдер. Я спросил Мишу, могу ли я там выступить? Он отказал, сослался на менеджеров-организаторов. Но, видимо, материал мой ему понравился, потому что, когда я сказал ему, что собираюсь в Нью-Йорк, он ответил, что теперь живет в Лос-Анджелесе, но предложил записать телефон известного в эмиграции человека, большого поклонника хорошей песни, Сани Местмана. Действительно, в дальнейшем мне это помогло, и я связался с ним по приезду в Штаты.

Владимир Медяник

До Америки вы бывали где-то за границей? Имели представление о жизни там?

Нет, нигде, и сразу оказался в Нью-Йорке. В Америке меня никто не встречал. Я летел и даже не думал об этом. Тысяча долларов в кармане, телефон Местмана — весь джентльменский набор. Я рассчитал: 700 баксов на гостиницу за неделю, 300 на еду должно хватить и назад. А звезды так легли, что задержался на полтора месяца. На второй день я гулял по Брайтону и увидел на витрине маленький плакатик: "Миша Гулько поет здесь!" Я пришел чуть пораньше, осмотрелся: маленькая сцена, зал мест на сто, не больше. Сижу, думаю: "Как же так? Ведь Успенская пела: "У нас на Брайтоне отличные дела...". Я представлял себе Брайтон-Бич, минимум, как Бродвей. С роскошными заведениями, длиннобородыми швейцарами в униформе, а тут такое... Народу было мало. Гулько после выступления подошел ко мне, разговорились. Оказалось, он мой альбом уже слышал, и ему понравилось. В конце вечера Миша даже не дал мне рассчитаться за ужин, сам заплатил. В первую поездку мне встретились удивительные люди, я не потратил практически ни копейки, но еще и заработал. Меня окружили таким вниманием, как будто я настоящая звезда.

А как вы познакомились с Успенской?

Это случилось году в 1995, у меня уже был свой ресторан "Северный". Люба выступала в каком-то зале, а потом был банкет в ресторане "Националь", но мои клиенты утащили ее ко мне в клуб. Представь себе, я на сцене, стою, пою. Вдруг открывается дверь, и входит Успенская. Я тут же бросил микрофон и пошел через зал к ней. Мы обнялись, и как-то быстро вспыхнула искра дружбы. Она провела тогда неделю в Нью-Йорке, и мы встречались почти каждый день в общих компаниях. А годом позже мы записали дуэтную песню "Я сам по себе, ты сама по себе". Я эту песню услышал в фильме "Падение", где Алика Смехова в главной роли. Мне доставляет большое удовольствие работать с Успенской. Тембрально наши голоса очень здорово сочетаются. Она, кстати, тоже считает, что мы идеально подходим друг другу в дуэтных композициях.

Вы упомянули свой ресторан, которым владели на Брайтоне, "Северный". Он просуществовал до вольно долго, и период его рассвета пришелся на пик ажиотажа в Америке по поводу пресловутой "красной мафии". Вам приходилось с ней сталкиваться?

С мафией я никак не пересекался. Их интересы, видимо, лежали вне области моего бизнеса. Хотя, конечно, эти люди, бывало, заглядывали ко мне поужинать, отдохнуть. Например, известный боксер Олег Коротаев любил погулять с размахом. Когда много выпивал, бил стаканы, посуду. Иногда выходил на сцену, просил музыкантов подыграть и исполнял свою любимую вещь "Любо, братцы, любо". К сожалению, он трагически погиб.

Владимир Медяник

Что за история со стрельбой приключилась с вами в вашем нее ресторане "Северный", когда вы чудом остались живы?

Наверное, это громко сказано. Никакой особой истории не было. Я, Михаил Гулько и Александр Кальянов сидели за столиком, и к Саше очень назойливо лез знакомиться какой-то посетитель. Было видно, что он неадекватен и находится под воздействием наркотиков. Это было днем, и так получилось, что охраны в клубе не было. Я попытался мирно уладить ситуацию, но он ничего не соображал, мозг был полностью одурманен. Гулько, видя, как развиваются события, вывел Кальянова через кухню, а я вышел в холл ресторана. Следом за мной вышел и этот отморозок Я развернулся к нему спиной, а он в это время вынул пистолет и стал целиться мне в спину. К счастью, это увидел швейцар и успел сбить ему руку. Так что пять пуль ушли мне в ногу.

Иметь свой ресторан — дело хлопотное, тем не менее, после долгого перерыва вы решили возобновить этот бизнес, но в Москве? Скучаете по тем временам?

Ресторанный бизнес — дело, конечно, непростое, особенно во время становления. Сейчас необходимо завести механизм, как часы, а потом пусть им занимается управленческая команда. Проект "Медяник club" делался не из желания заработать. Скорее для имиджа и постоянной возможности встречи со своей публикой.

Вас можно увидеть на сцене собственного клуба?

Да, когда я не на гастролях, обязательно выйду, спою две-три песни, поздороваюсь с публикой. Постоянно здесь работает Курбан Галий, мой земляк, которого я привез в свое время в Америку и теперь вот сюда. Я не бросаю старых друзей. Если я узнал человека в бизнесе, совместных делах, съел, как говорится, не один пуд соли, то мы и дальше идем по жизни вместе.

Владимир Медяник

В кругу артистов нашего жанра, да и вообще от разных людей, стоит упомянуть ваше имя, непременно услышишь: "Медяник?! Непростой человек. Очень закрытый. Весь в себе". Так ли это? Какой вы, на самом деле, по натуре?

К достойным людям, талантливым коллегам по цеху я отношусь хорошо. Я не тусовочный человек — это правда, скорее, я — одиночка. Не люблю долго находиться в компании, устаю от многочасовых застолий.

А какой отдых предпочитаете?

Летом люблю рыбалку. У меня дача недалеко от большого озера, и там мои знакомые егеря, мои почитатели, показывают место, где клюет, и я с удовольствием ловлю карасиков. Вообще, люблю быть наедине с природой. Такое общение восстанавливает. От гастролей, журналистов, бизнеса ... очень устаешь. Еще читаю. Нравится читать исторические романы, биографии великих людей. Недавно закончил книгу о Петре Первом. Сейчас читаю историю религий. Хотя каких-то приоритетов в литературе у меня нет. Критерий один — чтобы было интересно.

Владимир Медяник

А на себя чужие биографии примериваете?

Человек всегда примеривает прочитанное или увиденное на себя. Так он устроен. Бывает, я смотрю какую-нибудь мелодраму, а там показывают дом, семью, детей. И думаю, как бы и мне хотелось вот так же. У меня дочь в Нью-Йорке, Катя, а получается, и нет у меня дочери. Потому что когда я уехал, ей было 4 годика, а она осталась там, далеко. Родительского счастья я так и не познал, хотя я, конечно, принимаю участие в ее судьбе. Заглавная песня в альбоме "Эх, жизнь моя" была неким ответом на мои внутренние переживания того периода. Это была первая пластинка, которую я издал в Москве после возвращения из Америки.

Если бы не музыка, кем бы вы стали? Была ли такая развилка в жизни?

Даже не знаю. В старших классах я хотел быть зоологом, даже списывался с МГУ на предмет поступления. Отец хотел, чтобы я был военным медиком, но уж никак не кабацким музыкантом. Когда я начал работать в ресторане, он даже несколько охладел ко мне. Говорил: "Ты нашел свое место в балагане!" Он был готов помочь мне поступить в ленинградскую военно-медицинскую академию, но судьба распорядилась иначе.

Владимир Медяник

После жанрового альбома "Эх, жизнь моя!" вы неожиданно записали диск "Аллилуйя", где чувствуется влияние западной музыки...

Этим проектом занимался Александр Толмацкий, известный продюсер и отец Децла. У него была идея сломать имидж шансонного певца, чтобы сокрушить стену, выстроенную центральными каналами и некоторыми радиостанциями, называемую "не формат". Мы записали первую песню "Аллилуйя", и Толмацкий послал курьера с ней по всем средствам массовой информации, где у него были серьезные связи. Через некоторое время курьер возвращается и говорит: не взяли. Где не взяли? Везде — отвечает. Тогда Толмацкий при мне набирает номер какого-то канала или радиостанции и спрашивает: почему не взяли песню? Ему отвечают: не формат. Как не формат? Ты послушай! Ты же даже не слышал! — Нет. Не формат. Само имя не формат! Пусть он хоть оперу поет. Проект "Аллилуйя" до конца по ряду причин не был реализован, но мне эта работа очень нравится, я ей горжусь.

Представим, что есть возможность записать проект в любом музыкальном жанре...

Я бы записал точно не рок-н-ролл. Может быть, регги.

Владимир Медяник

Шансон не назвали. Устали от современных его проявлений?

От хорошего шансона не устал, а от неискренности, мишуры устал. С удовольствием слушаю Высоцкого, Трофима, Успенскую, Шуфутинского. Мне нравится Игорь Слуцкий, Стае Михайлов. Вот, кто не перестает удивлять, так это Александр Розенбаум, что ни песня — шедевр. Последнее время я сотрудничаю с автором из Украины Александром Швацким. Владислав Васильевич, 28 января вы отмечаете юбилей — пятидесятилетие. Во-первых, позвольте поздравить вас с этой датой от себя лично и от коллектива нашего журнала, конечно. Пожелать счастья, здоровья и оптимизма, а также спросить, чем порадуете своих поклонников в юбилейный год?

Спасибо за пожелания. У меня практически готов новый альбом. Ориентировочно он появится весной. Ведутся переговоры об издании DVD, куда войдут все мои восемь клипов и интересные концертные материалы. А в начале февраля в киноконцертном зале "Космос" состоится юбилейный концерт, который моя административная группа организует при поддержке радио "Шансон".

Владимир Медяник

Спасибо за интересный и откровенный рассказ. Будем ждать новых проектов и концертов.

Владимир Медяник
Уж вечерний не слышится звон -
Мне никто на земле не судья.
Лишь, взмахнув журавлиным крылом,
За собою поманит судьба.
Я за ней под осенним дождем
Поспешу на беду или радость,
Чтоб потом не жалеть ни о чем
И до дна выпить то, что досталось.
Припев:
Судьба-судьбинушка зовет,
Рябиной красной обожжет,
Плакучей ивой обовьет
И слезы горькие прольет.
Судьба-судьбинушка моя,
Подруга ты, неверная,
Но пред тобой, надменная,
Не преклоню колени я.
Я за ней поспешу наугад
По дорогам, что мне незнакомы.
Будет вслед мне шептать листопад,
Что судьбы так жестоки законы.
Обогреет нежданным теплом
И сгорит мое сердце дотла.
Вновь, взмахнув журавлиным крылом,
Тихо скажет мне: "Не судьба".
Пусть не раз я ее прокляну,
Пусть не раз попрошу о покое.
Но с пути своего не сверну
И с судьбою своею поспорю,
И она, как последнюю милость,
Беспробудный подарит мне сон,
И накроет крылом журавлиным
Под вечерний молитвенный звон.
Припев.

Максим Кравчинский
«Шансонье», 1(14) января, 2007


Комментарии

26.07.2007 10:26 Tina [livin3@rambler.ru]
Этот гребаный клуб делался походу для того,чтоб свести нас,жителей 68 и 70 дома с ума,достали эти постоянные крики пьяных свиней!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!Суки чтоб вам так спалось как мне вчера!!!!!!!!!!!!!!Сколько же вы денег сунули в префектуру Москвы чтоб вам разрешили построить ночной клуб в жилых домах,ваши пьяные посетители достали своими воплями у нас под окнами.
26.01.2008 06:58 ToTina: [1@k.au]
Зато в Москве живешь. Остальное мелочи :)
28.01.2008 00:20 Лапа
Ну и поезжайте жить-поживать в поля бескрайней России:)))Медяник - СУПЕР!!!!!!
19.09.2008 19:02 Олег Золотой, Астрах [Olegzolotoy@artemka.mobi]
Слава,твои песни-СУПЕР! Классика! Желаю творческого роста и ЗДОРОВЬЯ!
24.01.2009 15:09 алика [alaniya2@mail.ru]
Медяник супер,а те кому хреново по ночам слушать,в колхоз к старушкамию
06.04.2009 12:00 Ладо [pudik50mail.ru]
Обожаю шансон А Вы уваж господин Медяник признаная мегазвезда шансона Очень люблю слушать песни в Вашем исполнении а вот скачать удалось всего несколько штук С уважением Ладо
10.04.2009 01:08 Анна
Искренне, душевно, с ностальгией, с юмором...Мужская дружба, любовь к женщине, безграничная тоскаовых волка-одиночки... Как многогранен твой талант, Слава! Твои диски одни из самых любимых (особенно в дороге). С удовольствием слушаю старые и жду новых композиций. Надеюсь, побалуешь гастрольным туром по России! УДАЧИ!!!!!!!!!!
23.08.2009 01:45 Андрей [andrey_kulyok@mail.ru]
Слава Во всём талантлив!!!
04.01.2010 18:29 Алексей [Aibolit-72@mail.ru]
Первый альбом "Песни с обочины" выше всяческих похвал. На этом можно было и остановиться. Остальные ни чем не примечательны. Та же история и у Шуфутинского. Что ж, Слава, может твоё призвание всё же зоология...
01.04.2010 10:11 Татьяна [kassandra-65@mail.ru]
Алексей , вы не правы!У Владислава очень много замечательных песен!Просто они не в вашем вкусе!У него много песен для дамских сердец,за что я ему очень благодарна! Творческих успехов Владиславу и его команде!!!
09.09.2010 04:33 Павел [palushin@yandex.ru]
Владислав у тебя много хороших песен,недавно купил альбом Пролито вино мне очень понравился жанр в котором вы исполняете свои пестни
21.04.2012 22:33 Таня [Rasnert@gmail.com]
Я считаю,Медяник и Успенская-лучшие исполнители Шансона. "Отпусти! Бродяга!Стучат колеса!" можно слушать бесконечно.У Медяника безупречный вкус,правильно,расставленные акценты ,репертуар,да и,вообще, кто может быть лучше Медяника?

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 2836
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама


Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона