Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Вилли Токарев: Разжалобил маньяка рассказом про бакинских комиссаров

Вилли Токарев: Разжалобил маньяка рассказом про бакинских комиссаров

— Даже Моцарт писал по заказу. А случалось ли вам, Вилли Иванович, сочинять по просьбам криминальных авторитетов?

— На одном из концертов на Урале ко мне подошли несколько крепких парней: "Слушай, Вилли, напиши песню для братвы!" Почему нет?! Это неожиданное предложение выглядело интересным.

— Наверное, предложили хороший гонорар?

— Об этом речи не шло. Увлекшись самой идеей, я написал песню "Малина". Аналогичные разговоры повторялись и в последующем. Так, после украинских гастролей родилась песня "Братва".

— А если бы вам в ультимативной форме предложили отправиться на домашний концерт — ублажать какого-нибудь авторитета?

— Серьезный авторитет силой "приглашать" уважаемого артиста не будет. Есть же другие, не менее мощные аргументы. Но однажды в Сибири в начале 90-х, когда понятия сплошь и рядом нарушались, со мной произошел такой случай. Под давлением незнакомцев мне пришлось отправиться на неизвестную "хазу". Иномарка неслась с бешеной скоростью по обледеневшей дороге. Мои "похитители" молчали. За столом разговорились, оттаяли, открыли душу. Оказалось, у них тоже чувства, переживания, проблемы. И тогда я спел для них не по принуждению, не из-за больших денег, а с удовольствием. Вернувшись в отель, переполняемый впечатлениями, тут же написал песню "Зек".

— А в зонах часто поете?

— Наверное, я пионер таких концертов. В один из своих первых визитов, в тогда еще Советский Союз, я выступил в зоне в Харькове. Этому предшествовали многочисленные переговоры с начальством, причем даже не местного, а киевского уровня.

— В жизни вы разговариваете на добротном литературном языке, а в иных ваших песнях столько жаргонных словечек...

— Я пишу о людях. В том числе и о тех, кто волею судеб оказался в местах не столь отдаленных. А таких в России, говорят, каждый пятый. Зеки были, есть и будут. Люди за колючей проволокой легко понимают того, кто обращается к ним на привычном им языке. Блатные песни тоже могут быть достойными, талантливыми, органичными. Но петь в блатной стилистике, например, о Петербурге или Париже я бы не решился.

— Вы человек законопослушный. А какие проступки вызывают у вас прежде всего сочувствие, а потом уже осуждение?

— Это преступления, совершенные на почве ревности. У нас на Брайтоне был как-то случай, что мужчина застрелил любимую девушку прямо на ступеньках ресторана, увидев, как она выходит с другим. Получил срок, но довольно небольшой. Присяжные выразили ему сочувствие, вошли в ситуацию.

Во время концерта в одной из российских зон я обратил внимание на очень красивую молодую женщину, поразившись каким-то особым светом в ее глазах. Потом поинтересовался: "Как вы сюда попали?" — "Замочила мужа за измену". — "Сколько вам еще осталось?" — "Восемь лет". Вот вам и красавица.

Ревность — такое чувство, когда рассудок покидает и сильных, и слабых, и храбрых, и трусливых.

— От природы вы человек невысокого роста. Вам не мешало это в жизни?

— Гиганты чаще всего сутулые, неграциозные. Вот им рост мешает, если, конечно, ты не Майкл Джордан. А я до сих пор поднимаю вес больше своего собственного, могу быстро пробежать стометровку, не стушуюсь и на марафонской дистанции. Если нужно кого-то охладить — бью только раз. Обычно хватает. Помню, когда я в молодости жил в Дагестане, то стоял в очереди в кассе на какой-то модный в ту пору фильм. Билеты кончались, и меня вытолкнул какой-то парень на голову выше. Я "вдарил", он упал, потеряв сознание. В другой раз к моей девушке в кафе привязались двое подвыпивших "кавалеров". Она не пошла с ними танцевать, и тут один ткнул ей окурком в мороженое. Мое терпение лопнуло, я вскочил и буквально двумя ударами уложил обоих. Если бы не толпа, я бы добил их на месте. Примчалась милиция, но посетители вступились, "отбили" меня.

К счастью, мне мои тайсоновские таланты приходилось применять не часто. Обычно мне удается договориться с самыми разными людьми в любых обстоятельствах. Часто именно общительность и юмор спасают.

— Случалось ли вам на Западе быть, как говорится, на волоске от смерти?

— В Нью-Йорке, наверное, больше такси, чем в любом другом городе планеты, и грабить таксистов — весьма распространенное преступление. В столице мира за год убивают двадцать-тридцать водителей. Работая на такси, я тоже хлебнул лиха. Однажды ко мне сел с виду обычный пассажир, оказавшийся просто сумасшедшим. Приставил пистолет: "Выкладывай деньги!" А у меня наличности кот наплакал. Тогда маньяк потребовал поменяться со мной местами, забрал документы, ключи и сам сел за руль. Потом долго колесил по скоростным магистралям, все искал место, где поудобней замочить меня.

— Как вы себя чувствовали, как тогда разговаривали?

— Я сам удивлялся своему хладнокровию. У меня хватило сил не только общаться с преступником, но и даже шутить.

— Общение было продолжительным?

— Время, казалось, остановилось. Моему сумасшедшему пассажиру не везло — никак не мог найти безлюдное место. Я посмотрел на приборы и честно предупредил: "Бензин вот— вот закончится..." Он остановился на заправке, но там мне не удалось сбежать, и мы опять помчались в никуда.

"Я уже замочил двадцать пять человек, — поведал мне маньяк. — Ты будешь двадцать шестым!"

Тут почему-то я вспомнил историю СССР и сказал ему: "У нас тоже расстреляли двадцать шесть комиссаров, но давно, во время революции".

— Вилли, как же вы выкрутились?

— Маньяк вдруг затормозил и сказал, что он устал и вообще решил изменить свои планы: "Знаешь, парень, ты мне понравился, я тебе дарю жизнь. Убирайся!", и умчался. Машину нашли только через месяц. Мне оставалось лишь помолиться Богу.

— Да, редкий случай!

— Я же говорю: типичный! Был такой же второй "заезд" по Нью— Йорку, затем — третий, четвертый... Самый жуткий — третий. "Вылазь из машины, шагай вперед и не оглядывайся!" — скомандовал мне грабитель. Снег скрипел под ногами, я шел к забору, место пустынное — идеальное для разборки. Я не оглядывался, только мысленно повторял: "Ну, быстрей же —стреляй!" И вдруг услышал скрип шин уезжающей машины. Остался один на заснеженном дворе и такое ощущение счастья испытал! Потом все думал: кто это меня спасает свыше? И молился.

Фото В. Бертова, С. Гурецкого, В. Иванова

М. С.
«Вне закона», №27, 3.7.1999


Комментарии

17.08.2006 19:53 Эрнст [joni@orexovo.net]
Предлагаю спеть мои песни. Пришлите адрес эл.почты--я отправлю тексты. Абсолютное большинство имеют мелодии.
22.01.2010 18:03 Алексей [aibolit-72@mail.ru]
Вилли,вот бы где тебе применить свои "тайсоновские способности", а не жалобить маньяка россказнями о 25 расстрелянных бакинских комиссарах. И как можно представить человека одной рукой ведущего машину по запруженным улицам Нью-Йорка, а другой держащей на прицеле обделавшегося Вилли. И выбросил бандит бедолагу Вилли не потому, что тот ему понравился,а потому что не мог больше выносить нестерпимой вони в салоне!

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 4860

vk rutube youtube

Дмитрий Быковский
Алёна Жарова
Андрей Каре
Ирина Шведова
Сергей Коржуков
Зиновий Шершер
Нина Бродская
Андрей Егоров
Зиновий Бельский
Руслан Казанцев

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона