Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Заметки  » Александр Кальянов: В полночь приносил Высоцкому бутылку коньяка

Александр Кальянов: В полночь приносил Высоцкому бутылку коньяка

ИЗ ДОСЬЕ РУБРИКИ "РУССКИЙ ШАНСОН"

Александр Иванович Кальянов (друзья зовут его Кальян Иваныч) родился в городе Унеча Брянской области 26 августа 1947 года. Правда, старшая сестра музыканта утверждает, что Саша родился 28-го, а посему он празднует свой день рождения в течение трех дней и всегда бурно. Закончил школу с серебряной медалью. С детства любил музыку и технику, мечтая в своей взрослой жизни как-то связать эти увлечения. Окончил Таганрогский радиотехнический институт. После чего начал работать на Брянском заводе полупроводниковых приборов, где принял участие в разработке и производстве легендарного пульта "Электроника" — дешевого и качественного. Работал в ресторане — пел, играл на гитаре. В конце 70-х, как звукорежиссер, отправился на гастроли с ансамблем "Шестеро молодых" (оттуда вышли Николай Расторгуев, будущий солист группы "Ария" Валерий Кипелов, Татьяна Маркова). Затем работал в ВИА "Лейся, песня", "Красные маки", "Карнавал", "Феникс", а с 1983 года перешел в коллектив Аллы Пугачевой.
В 1986 году композитор Игорь Николаев (в ту пору клавишник пугачевской группы "Рецитал") предложил Кальянову записать альбом "Будь здоров, дружок!". С тех пор А. К. выпустил пять дисков: "Старое кафе", "Ночной патруль", "Плохая примета", "Не поговорили", "За кордон".
В начале 90-х Александр создал свою звукозаписывающую студию, которая считается одной из самых престижных в России. На этой студии работают ведущие отечественные звезды эстрады.
Женат. Сын — Александр — трудится на студии у папы.

— Я знаю, что у Вас особое отношение к Высоцкому, как к духовному наставнику...

— О том, что умер Высоцкий, я услышал по западному радио в четыре утра. Мы с приятелями сидели, выпивали, потом я пошел в свой гостиничный номер, включил "вражеский голос" и... Мы эту ночь, естественно, не спали: набрали водки и поминали Семеныча.

В 1977-1978 годах "Шестеро молодых" работали в одних программах с Высоцким, аккомпанировали ему в нескольких номерах, после чего он пел еще и под гитару. Были переаншлаги во Дворцах спорта, окруженных конной милицией, а давали мы по шесть-семь концертов в месяц. Я работал в этих программах звукорежиссером.

— Ваше общение с Высоцким ограничивалось только сценой?

— Мы как-то выпили с ним по двадцать грамм, и все наладилось. У меня за пультом стояло по пятнадцать-двадцать последовательно включенных магнитофонов — коллекционеры записывали каждый концерт. Я, конечно, попросил разрешения: "Владимир Семенович, можно?" Он улыбнулся: "А что там?!" Я честно объяснил, что с каждого магнитофона дают по бутылке коньяка. Высоцкий сказал: "Я тоже люблю. Буду в доле!" Многие меломаны записывали каждый его концерт, ловили каждой слово Владимира Семеновича. Я ему исправно приносил "долю", и он пил коньяк с чаем. Наливал полстакана крепкого чая (просто чифира!) плюс полстакана коньяка, выпивал таким образом после двенадцати ночи пару бутылок, но был трезвый. Совершенно трезвый — удивительно!

Прошли годы, и я провел вечер, посвященный 60-летию Высоцкого, — в Москве, в переполненном 15-тысячном комплексе "Олимпийский", когда десятки музыкантов пели песни Владимира Семеновича. Все записи кавер-версий были сделаны на моей студии бесплатно, затем был выпущен двойной СО, концерт был показан по ТВ.

— Однако не обошлось без скандалов. В частности, некоторые известные музыканты посчитали нужным откреститься от этого проекта, назвав его "чисто попсовым"...

— Непонятно повели себя рокеры. Я сам в душе рокер, мне нравится, когда люди больше музыканты, чем коммерсанты, однако после концерта памяти Высоцкого у меня создалось впечатление, что наши рокеры прогнили намного больше, чем попсовики, и вообще идеалам рока служат крайне мало.

— Чьи песни Вы исполняете?

— Я записывал песни Игоря Николаева, Александра Морозова, Игоря Крутого (он автор популярной песни в исполнении А. К. — "За кордон"), но с тем же интересом отношусь к произведениям авторов с улицы. У меня пять ящиков кассет с произведениями непризнанных гениев, кипа стихов. Кстати, самой моей известной песней как была, так и остается "Старое кафе", принадлежащая перу неизвестного автора Вячеслава Горбатова.
Я пою то, что мне нравится. Хотя не могу себя считать певцом. Я рассказчик. Вот рассказать какую-то жизненную историю могу, если она мне в душу и сердце запала.
Конечно, имея свою студию, я бы мог завалить страну альбомами, выпуская их по два-три в год, но мне это не интересно и не нужно. Не в количестве дело. Я люблю, когда у меня два-три концерта в месяц, а если их десять, то уже пахнет зарабатыванием денег.

— Почему Вы довольно редко снимаете клипы?

— У нас слишком по— псовые режиссеры. Снимут тебя так, что потом долго приходится "отмываться". Можно ведь не мудрствовать, а показать крупным планом лицо исполнителя, народ сам разберется: врет певец или нет.

— Вам приходилось терять друзей из-за того, что они оказывались за колючей проволокой?

— В "Шестеро молодых" руководителем был замечательный музыкант и прекрасный человек Вилен Дарчиев, армянин по национальности. Ему приписали, что он продал старенький "Биг" (звуковая аппаратура. — Прим. авт.). Один из работников Калмыцкой филармонии оказался ментом. Дарчиев, видимо, не дал ему взятку, и этот человек поставил своей целью посадить, сгноить музыканта. Вилен умер в тюрьме, скорей всего, не своей смертью. Обидно! Человек был уже в возрасте, под шестьдесят, имел маленьких детей-близнецов. Аппаратура же эта была раздолбанная, списанная...

— Были в жизни ситуации. когда Вы. Александр, тоже могли оказаться в местах не столь отдаленных?

Навалом таких историй. Звукорежиссерам платили по пять рублей с концерта, денег катастрофически не хватало. Поэтому я занимался музыкальной аппаратурой — изготавливал, ремонтировал, продавал. В Брянске делал "самопалы" клавишных инструментов и продавал. По тем временам могли припаять лет десять — за спекуля цию. Я с завода ушел, потому что мной начали интересоваться кагэ-бэшники. Умные люди посоветовали: "Саша, тебе надо делать ноги!"

В Москве в 70-80-е была целая сеть "аппаратчиков" — людей, которые доставали аппаратуру, помогали ее продать и немножко нажиться на этом в разумных пределах. А куда было деваться? Я снимал в Москве квартиру за 120 рублей, а зарабатывал 80-100.

Но, видимо, мне повезло. Судьба хранила меня. Другим везло меньше.

После "Шестеро молодых" я пошел в ВИА "Лейся, песня", где музыкальным руководителем был талантливый музыкант, композитор Виталий Кретюк (Кретов). Потом он был еще музыкальным лидером ансамбля Аллы Пугачевой. Вот тоже судьба! Виталик решил продать магнитофон-мыльницу, и на Садово-Кудри некой его поймали. Он по наивности привел ментов к себе домой, где нашли еще два магнитофона. Ему приписали спекуляцию и дали по полной программе — восемь лет. Как он вел себя в тюрьме, не знаю. Тюрьма же четко расставляет людей по полкам. Может быть, на кого-то фиксотил, но факт в том, что вышел на свободу на три года раньше, а через полтора его убили. Точней, Виталий пропал без вести. Его машина у подъезда так и заржавела.

— Есть ли среди ваших поклонников люди из уголовно-блатного мира?

— Кого только не встретишь! Недавно даже из Администрации Президента позвонили: "Мы очень любим Ваше творчество!" Потом приехал какой-то толстый дядька, вручил свою визитку, я ему дал все свои альбомы.

Я несколько раз выступал в зоне. Вот где публика, которую не обманешь. Пел на днях рождения, банкетах у авторитетов, могу сказать, что это очень благодарная публика — слова их цепляют, они пропускают через себя песенные сюжеты, сравнивают все со своей жизнью.

Приятно было, когда один из космонавтов в интервью "Музобозу" признался, что из всей отечественной музыки он взял с собой в полет записи Кальянова.

— Как один из близких друзей Пугачевой. Вы человек, прекрасно знающий ее творчество. Оцените такую ситуацию: на питерском радио "Русский шансон" Алла Пугачева — персона нон грата. Ее записи там не крутят, а саму Аллу Борисовну считают "бабушкой русской попсы"...

— Что за ерунда! Кто как не Пугачева — певица русской души, хотя проскальзывают у нее и попсовые песни.

— Ваше имя известно, но назвать Вас горячим гастролером

— У меня никогда не было звездных амбиций. Насмотрелся я за пультом на звезд, на их понты... Меня радует, когда друзья говорят: "Сашка за эти годы не изменился". Многих людей популярность так ломает, что делает их моральными уродами. Если бы я более активно и тщательней занимался коммерческой стороной своего проекта, то, конечно, успех был бы гораздо большим. Но, несмотря ни на что, я пою уже четырнадцать лет, без концертов не сижу. А на моих глазах в это самое время столько звезд вроде бы взлетели высоко, но так потом шмякнулись, что теперь их можно встретить разве что у пивбара.

В. Казаков, М. Садчиков
«Вне закона», №47, 22.11.1999


Комментарии

10.04.2007 17:12 Валерий [shiefair@mail.ru]
C огромным Уважением и наилучшими пожеланиями в Творчестве.Ветеран Афгана Валерий Олегович.
06.07.2012 23:48 Victor [vicgomelsky@mail.ru]
Вилен Дарчиев ни когда не был музыкантом. Все кто с ним (у него) работал, помнят его, как прекрасного администратора и хозяина коллектива. С уважением, Виктор Павленко (Гомельский) - певец и барабанщик.
11.10.2015 22:48 Иван Просолов [gertyty@rambler.ru]
Вилен Иванович Дарчиев, действительно не был музыкантом, а был организатором, администратором. Что очень важно, умер Вилен Дарчиев от сахарнорго диабета, т.е. своей смертью, во время отбывания срока. Бвл он прекрасным человеком и пользовался огромным уважением со стороны заключённых и администрации колонии, из которой был вывезен в связи с ухудшением состояния здоровья. Назад не вернулся, ... умер. Светлая память о нём осталась у всех кто общался с ним в то время.

Оставьте ваше мнение

Имя
Email
Введите код 9381
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама

Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона