Музей Шансона
  Главная  » Архив  » Тесты песен

Тексты песен, стихи

Всего песен: 30553

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Э  Ю  Я  

Устами народа

Слова песен, начинающиеся на «Ж»

 1  2  3   4 
  1. Живёт моя зазноба в высоком терему (сл. С. Рыскин)
  2. Живёт моя отрада (Старинная таборная песня в обр. М. Шишкина)
  3. Живо-Музей (Владимиру Степановичу Окунев (автор Эдмонт Александров)
  4. Живот Данаи несравненной (В. Яковченко)
  5. Живу надеждой (автор Ирина Товмосян)
  6. Жиганка
  7. Жиганские глаза
  8. Жизненный итог
  9. Жизнь даётся Господом (сл. А. Белолебединский)
  10. Жизнь кручёная
  11. Жизнь моряцкая
  12. Жизнь ушла, как дорожные дали
  13. Жизнь-решёточка (автор Сергей Власов)
  14. Жил в Одессе славный паренёк
  15. Жил в Ростове Витя Черевичкин (в исп. гр. "Запрещённые барабанщики")
  16. Жил в Ростове Витя Черевичкин (в исп. театра Марка Розовского "У Никитских ворот")
  17. Жил в Ростове Витя Черевичкин (в исп. Елены Камбуровой)
  18. Жил мальчишка на краю Москвы
  19. Жил наш Зяма тихий, мирный
  20. Жил один скрипач
  21. Жил один скрипач (2-й вариант)
  22. Жил один студент на факультете
  23. Жил один студент на факультете (2-й вариант)
  24. Жил я в городе Одессе
  25. Жил я в шумном городе Одессе
  26. Жил я, бедный каланча
  27. Жил-был Миколка (Из книги Виктора Арышева "Мой песенный роман" том 1.)
  28. Жил-был на свете король удалой
  29. Жил-был на свете король удалой
  30. Жил-был на свете самурай

Жил-был Миколка
(Из книги Виктора Арышева "Мой песенный роман" том 1.)

Жил-был Миколка, самодержец всёй Руси.
Хоша на рыло был он малость некрасив,
При ём водились караси, при ём плодились пороси,
Ну, в общем, было чего выпить-закусить.
Но в феврале ево маненечко тово,
Тады всю правду мы узнали про ево:
Что он еврейчиков громил, что он рабочий класс гнобил,
Что не глядел он дальше носу своево.

Жил-был товарищ Сталин, родный наш отец.
Он строил домны, строил ГЭСы, строил ТЭЦ.
При нём колхозы поднялись, от счастья слезы полились
И гитлеризьму наступил при ём п….ц.
Но тут кормилец наш негаданно тово
Тады всю правду мы узнали про ево,
Что он марксизмы нарушал, что многих жизни порешал,
Что в лагеря загнал он всех до одново.

Жил-был Микитушка, сам ростиком с аршин,
Зато делов уж больно много совершил:
При ём пахали целину, при ём летали на Луну,
При ем дорвались до сияющих вершин.
Но в октябре ево маненечко тово,
Тады всю правду мы узнали про ево,
Что он Насера наградил,
Что он с три хера накрутил,
И что свербило вечно в жопе у его.

А мы по-прежнему все движемся вперед,
А ежли кто-нибудь случайно и помрёт,
Так ведь на то она история, та самая, которая,
Ни столько, ни полстолько не соврёт!

"Эта песня очень глупая" – сказал мне папа. – "И придумана она неумными 
людьми. Не стоит им уподобляться". И, конечно, папа мой был прав.
Хотя и песню эту, под названием "Жил-был Миколка", если хорошенько 
вспомнить,  спел я лишь единожды. Услышал пару раз, как пел её дружок 
мой – Юрка Васин, и запомнил, - даже и слова не переписывал: прилипли 
как-то сразу, - да и подобрать её не трудно было: три аккорда, - взял 
гитару и сыграл. И спел, - к отцу приехали его друзья из Бурхалы, - 
старатели, - для них: они ведь были и моими давними друзьями. Им 
понравилось: в ладоши хлопали, - давай, ещё раз, - да, пожалуйста, - 
делов то. Хорошо так посидели, и потом они уехали. А папа говорит мне: 
"Так, сынок! Ещё раз эту песню, про историю". Ох, ничего себе! Когда я 
пел старателям, он морщился, - а тут, с чего бы это?.. "Хорошо". И я 
запел: "Жил-был Миколка – самодержец всей Руси. И хоть на рыло был он 
малость некрасив. При нём водились караси, при нём плодились пороси. Ну, 
в общем, было чего выпить-закусить…" 
И тут мой папа: "Стоп!.. Пока достаточно. Скажи мне. Кто такой Миколка?.."
"Пап. Ну, это Царь". "Ах, Царь?.. А кто ж Царя Миколкой называет?.. Это 
что за панибратство?.. Кто с кем пас телят?.. Как будто он какой-нибудь 
пастух там, или дворник. Значит, это Николай Второй?.. Ага!.. И, значит, 
он на рыло малость некрасив?.. А почему на рыло, а не на лицо?.. Он, что, 
животное какое-то?.. Вот, как так можно человека оскорблять, любого?.. 
Между прочим, Николай Второй имел почти иконописный лик! Он был на 
удивление красив!.. А вот создатель этой песни, видимо, имеет точно не 
лицо, а отвратительное рыло!.. Потому что после этого он настоящая свинья!.. 
При нём плодились пороси, и было чего выпить, да?.. Такая вот характеристика 
эпохи у него? Умнее он придумать ничего не мог!.. Он, видимо, не знает ничего 
о Транссибирской магистрали, о Столыпинской аграрной реформе, о том, что 
Россия во время царствования Николая Второго, - а правил он страной 24 года, - 
кормила всю Европу!.. Рабочих притеснял он!.. Да при нём рабочие в России 
жили лучше всех рабочих в мире!.. Самые высокие заработки, бесплатное жильё, 
бесплатное медицинское обслуживание, - кому, когда такое снилось хоть в 
Европе, хоть в Америке?.. И что там дальше в этой песенке?.. А в феврале его 
маненечко того?.. Ну, в смысле, отобрали власть?.. А почему же он тогда не 
спел о том, что было через год, в июле?.. Когда Царя и всю его семью, - 
с больным ребёнком даже, - расстреляли, - ни за что, и ни про что?.." 
А я сидел, раскрывши рот от удивления, - мой папа никогда ещё не позволял себе 
такие откровения, - он очень много мне всего рассказывал, но чтобы так!.. 
Ведь Царь для нас, - для всех, для каждого, - был деспотом, тираном, - такова 
была идеология, - и при Царе всё было очень плохо, - хорошо нам стало только 
при Советской власти. Знал, конечно, я уже, что это всё не так, - владел уже 
запретной информацией: я рос на Колыме, - у нас всегда была своя, особая 
история, - и знали мы её не по учебникам, а по рассказам тех, кто выжил в 
лагерях и никогда бы не кривил душой. Но батя объяснил мне всё предельно 
просто и доступно, - тезисами, то есть в сжатой форме, - может быть, тогда 
впервые я и понял: кто есть кто. Ведь за "Миколкой" был ещё "Иосиф, - "рОдный 
наш отец", за ним "Микитушка, - он ростом был с аршин", - и батя выдал мне 
экспромтом чёткие формулировки и о Сталине, и о Хрущёве, - в песне этой и на 
самом деле был какой-то бред. "Наверное, алкаш какой-нибудь её придумал, с 
пьяных глаз, - а, может, даже и в дурдоме всей палатой, - коллективным 
творчеством", - сказал мне папа, подводя итоги своей лекции, - "И больше эту 
песню петь не надо, никогда, - не унижай себя, сынок!.." "Не буду, пап!.."
И друг мой Юрка Васин тоже отказался эту песню петь, когда я в тот же день 
пересказал ему, - буквально слово в слово, - то, что я услышал от отца. 
"Во, я дурак!.. – сказал мне Юрка. – Как я раньше этого не понимал?" А парень 
он серьёзный был, авторитетный, - на два года старше меня возрастом, - и в 
тот же вечер мы нашли с ним и ещё одну компанию ребят с гитарами, - на чердаке 
они сидели в бывшем медучилище. "Ну, вот, зачем нам эту песню петь?.. – сказал 
им Юрка. – Мы же не дебилы там какие-то?.." Ребята согласились с этим: "Не, не 
будем, - на фиг надо!.." Так вот постепенно и во всё посёлке нашем – Дебин, 
что на берегах реки великой – Колыма, - на песню эту, про "Миколку", был 
наложен мораторий, - модное тогда словечко это было, все его употребляли очень 
часто по любому поводу. 
А вот соседние посёлки, - Спорное, к примеру, или Синегорье, - наш почин не 
поддержали: пели эту песню там и взрослые, и дети, - и поодиночке, и всем 
скопом. А популярность этой песне добавляло то, что многие считали её автором 
Владимира Высоцкого, который был в то время, безусловно, самым популярным 
исполнителем, - ему тогда приписывали всё, что можно было, - все блатные песни. 
Он, действительно, не редко исполнял чужие песни, - даже очень часто: 
"Реченьку", к примеру, или "Девушку из Нагасаки", "Батальонного разведчика", 
"На Колыме, где тундра и тайга кругом" и прочие. Но  те, кто увлекался 
творчеством Высоцкого по-настоящему, могли спокойно, безошибочно определить: 
его ли это песня, или не его, - хотя, конечно, споров вокруг этого хватало. 
Говоришь им: он не мог такое сочинить, мол, - это глупости, - он выше этого. 
А им … всё божья роса: мол, эта песня шуточная, - юмор у него такой!.. Ну, 
хорошо, им говоришь: а запись есть такая, мол, на плёнке, где Высоцкий 
исполняет эту песню?.. Есть!.. – они без колебаний даже, мол: а как ты думал? 
Мол, один мужик с Галимого имеет эту запись, - у него, вообще, есть весь 
Высоцкий!.. Что, не веришь,- прокатись, мол!.. 
Самое смешное, что чуть позже, после армии уже, я взял однажды, да и 
прокатился на Галимый, - это, в общем-то, недалеко от Дебина, - ну, может 
километров триста по Гербинской трассе, - с целью отыскать там этого крутого 
мужика. Ходила ведь по Колыме легенда целая об этом мужике. Что он купил в 
Москве машину, - будто бы "копейку" - "Жигули" - с нуля, - и подарил её 
Высоцкому. А тот ему за это подарил два чемодана плёнок, - все свои концерты, 
за все годы, - даже те, которые у нас в стране никто ещё не слышал. Ну, и 
спрашиваю у местных, на Галимом, - в клубе, помнится, - мол, есть такой мужик 
у вас?.. А те плечами пожимают: нет, мол, - да откуда бы он взялся, - это в 
Сусумане есть такой мужик, - мол, это у него всё есть. Ага. А в Сусумане мне 
сказали бы, что он живёт в Палатке где-нибудь. Такой вот был мужик у нас, - 
неуловимый, - днём с огнём не сыщешь. 
Так или иначе, автора "Миколки" этого никто не знал, но песня эта точно не 
Владимира Семёновича. А чья тогда?.. А это мне открылось позже, - много лет 
спустя. 
В марте это было, 1991-го. Я летел из Ленинграда в Киев самолётом, - два 
часа в полёте, - вроде и немного, - но, однако, я успел  вздремнуть. А 
рядом в кресле у окошка друг мой – Костя Битюков, - земляк мой магаданский.  
Он не спит, читает что-то, как всегда. Наверное, стихи, - а что ещё: он 
вдохновляется поэзией, - ведь он и сам поэт.  Ещё он музыкант, - причём, 
весьма известный. Костя – лидер группы "Восточный синдром". Группа эта 
культовая, - по-другому и не скажешь, - у неё имеется немалое количество 
поклонников по всей стране. Она известна хорошо и в Киеве, где следующим 
днём, 17-го марта открывался фестиваль "Червона рада". Костина рок-группа 
и была среди его участников. А я был приглашён на этот фестиваль как журналист.
Ну, значит, в дрёме я, и голова тяжёлая, - вообще, мне нелегко всегда даётся 
переход со времени дальневосточного на время европейское, - и вдруг я слышу 
Костин удивлённый возглас: "Ничего себе!.. Ну, ты смотри, что делается?.."
Я приоткрыл глаза: "О чём ты, Кость?.." "Да вон, смотри!.. – он отвечает. - 
Книжку вон вчера купил на Невском, возле Дома книги, видишь?.." И показывает 
мне даже и книжку, а книжонку: мягкий переплёт; страниц на сто, не более; 
обложка ни о чём не говорит: на сером фоне надпись в две строки. "И что 
теперь?.." – действительно, и стоило меня будить?.. "Ты помнишь песенку 
"Жил-был Миколка"? Ну, из детства, - пели вы её?.." Ого! О чём он вспомнил. 
"А причём здесь эта песенка?.." "Ну, как, причём?.. Вот, её автор – 
Анатолий Флейтман". "Кто?.." Вот, это новости!.. "А, ну-ка, ну-ка?.." Взял 
я в руки эту книжку. Костя подсказал мне: "На второй страничке". Открываю. 
Точно, - вот, она: "Жил-был Миколка – самодержец всей Руси. Хоша на рыло 
был он малость некрасив…" Ну, да, всё тоже. Ох, а дальше с матом: точки 
вместо буковок!.. Вот, это да!.. И дата ниже: 1965-ый. Да. Всё сходится. 
Вот только мы её без мата пели. Значит, вариант какой-то был у нас 
облагороженный. А этот Флейтман, видимо, совсем без тормозов. И не боялся 
ведь. В то время за такие песни можно было запросто в психушку угодить, 
как минимум, - ведь это полный бред. Зачем он это сделал?.. "Кость!.. А я 
вот не могу понять, - и раньше силился: вот, за кого он, этот Флейтман?.. 
Он за красных, или же за белых, а?.." Мой друг лишь усмехнулся: "За своих 
он". Ничего себе. Вот, как его понять?.. "А это за кого ещё?.." "Ну, ты 
когда его увидишь, сразу всё поймёшь". Час от часу не легче. "Вот, ты, 
молодец!.. И где же я его увижу?.." "Так, на Невском, возле "Дома книги", 
на скамеечке. Сидит он там, и книжки продаёт свои"."«И дорого?.." "За три 
рубля. Вчера, по крайней мере, это трёшку стоило. Да мы с Бурлакой были, 
кстати говоря. Он тоже у него купил книжонку эту". "А-а?!.."
Андрей Петрович Бурлака. Человек-легенда. Знает всё. Не только о рок-музыке. 
Коллега мой по цеху и мой друг. Понятно, что он тоже был на фестивале этом. 
Без него какие фестивали могут быть?.. "Андрей!.. Вот, кто он, этот 
Флейтман?.. Как, вообще, он мог додуматься до песни этой?.." Андрей 
Петрович без раздумий: "Флейтман – очень интересный человек. Он ленинградец, 
лет ему под 60 уже. Всю жизнь писал стихи,- хорошие, причём, - но без 
надежды, что его когда-нибудь опубликуют. Но стихов немного было: все они 
почти и уместились в этот сборник, - он издал его буквально вот недавно 
за свой счёт, - "Я – демон-шут". Сейчас пытается вступить в Союз писателей, 
вот только, кто бы его принял. Он как был антисоветчиком, так им и остаётся. 
Но эта песня, про "Миколку" - не антисоветская, - у неё своя, особая 
эстетика. Это в чистом виде «песня инвалида в электричке". Да. Не знаю, как 
у вас на Севере, а в Питере у нас, да и в Москве была после войны такая тема 
– "песни в электричках". Пели эти песни инвалиды в основном, - как правило, 
с увечьями: кто без ноги, кто без руки, - частенько с орденами и медалями, - 
фронтовики. И песни эти были разные: военные, конечно – "Огонёк" или 
"В землянке", - популярные, - но были и свои, простые песни, ими же и 
сочинённые, - наивные, конечно, часто даже и не в рифму, - но зато 
бесхитростные, честные. И людям эти песни нравились: они сочувствовали 
инвалидам, и давали им на хлеб, да и на водку тоже, кто, что мог: кто по 
копеечке, а кто по пятачку, - у нас народ ведь добрый, жалостливый. Сразу же 
после войны их много было: инвалидов и калек, - ведь поначалу было не до них. 
Ну, а потом, в конце 40-х уже за них взялись: кого-то начали трудоустраивать, - 
работы было много ведь, любой, - работай, не хочу, - а тех, кто был не в 
состоянии работать, или не хотел, распределяли в специальные учреждения. Ни в 
тюрьмы, - нет, - ни в лагеря, а в интернаты. Так же и никто их не расстреливал, 
согласно утверждению «великого» писателя. Из Ленинграда их, действительно, 
направили на остров Валаам. Но там для них был не концлагерь, а Дом ветеранов 
труда и войны. Короче, так или иначе, инвалидов в электричках вскоре уже трудно 
было встретить, - не осталось их. Но тема то осталась, - модная, причём. И 
песни тоже никуда не делись. Вместо инвалидов стали попрошайки разные ходить 
по электричкам, - тоже песни петь, - не только о войне уже, а на любую тему, - 
просто дворовые, - также самопальные, с такими же наивными, смешными текстами. 
И постепенно песни эти стали очень популярные в народе. Вот одной из этих 
песен и является "Жил-был Миколка". Сделана она в закос под "песню в 
электричке", - нарочито глупо и смешно, - наивно. Это просто стилизация. 
А Флейтман сам – не глупый человек". 
Ну, вот такую лекцию об этой песне про "Миколку" мне и прочитал Андрей 
Петрович за бутылочкой прекрасного сухого крымского вина уже по окончанию 
рок-фестиваля. Ответ на свой вопрос я получил, что называется, исчерпывающий, - 
и по этой песне, да и по всему, что с ней могло быть связано. Вопросов к 
лектору я больше не имел. Андрей уехал к себе в Питер, ну, а я остался в Киеве: 
немного погостить у своего дружка Сани Евстратенко – бас-гитариста группы 
"Год-зА-два". Группа эта, кстати говоря, отличная: гитарный рок на самом 
высшем уровне, - у нас в стране таких команд не много было. Пели они, правда, 
не на русском языке, а на английском, и немного на укрАинском. Однако же 
общаясь с музыкантами из этой группы, - и, причём подолгу, очень плотно, на 
любые темы, - языка укрАинского – "мовы" - так я и ни слова даже не услышал, - 
ну, ни одного: общение у нас происходило исключительно на  русском языке. 
Как впрочем, и с другими киевлянами. Я ведь гулял по Киеву: была весна, - 
погодка классная, - а город просто бесподобный, - красота. И люди, - 
киевляне, - добрые и дружелюбные, - общаться с ними было просто в 
удовольствие."Ну, как вы там, на Севере?" "Да ничего", - и слово за слово: 
а время для общения имелось, - час бывало даже, или два, - в очередях. 
Я ведь любитель крымского вина, а тут весь Киев завалили, - по-другому и не 
скажешь, - и "Массандрой", и "Алуштой", "Хересом", "Мускатом", - был даже 
"Белый мускат Красного камня" - любимое вино английской королевы, - и моё. 
Ну, и с чего вдруг благодать такая?.. А с того. Буквально только что,
17-го марта по всему Советскому Союзу проводился всесоюзный референдум 
"О сохранении СССР". И вроде как, мы сохранили свою Родину: сказали "да", - 
почти единодушно, все республики, включая даже и Прибалтику, и Грузию, - 
по крайней мере, в прессе цифры были обнадёживающие. Но как ни странно 
Украина, а вернее УССР, в процентном отношении проголосовавших "за" была 
на первом месте снизу – лишь 70 процентов. Очень даже странно. Это, видимо, 
на западе республики такие были настроения, а в Киеве ни одного "противника" 
я так и не увидел, - все были свои. 
Да и в Одессе тоже, - я и там немного погостил. А возвращался поездом. И вот. 
Я ехал до Ростова-на-Дону. И где-то возле Мариуполя уже случайно вдруг 
увидел в тамбуре компанию ребят, один с гитарой был, - и мимо не прошёл, чуть 
задержался. Потому как пели эти парни песню … про "Миколку". Ну, казалось бы, 
и пусть поют: я эту песню уже слышал, и не раз. Но я услышал вдруг и новые 
куплеты в этой песенке: про Леонида Ильича. Вот, это да!.. "Ребят! А если 
ещё раз?.. Давайте, а?.. А я сейчас пивка вам принесу…" "Добро!.. Сейчас 
споём!.." А у меня блокнот с собой и ручка, - я ведь журналист. И записал я 
эти новые куплеты. Вот, начало первого: "За ним вождем стал лично Брежнев 
Леонид. При нём был всяк одет, обут, и пьян, и сыт…" Ну, замечательно! На 
самом деле, так оно и было всё!.. 
А лет так через 10 где-то, или же 15 даже ехал я опять же поездом: и вновь 
по Украине, - из Ростова-на-Дону до Симферополя. И вот. Опять же где-то 
возле Мариуполя в вагоне-ресторане, где я ужинал, вдруг появляется мужик с 
гитарой, - лабух, по-простому говоря, - такой весь импозантный: лет под 
сорок, в шляпе, с бородой. Подходит к первому же столику, - а там компания 
гуляет, - весело у них, вино рекой. "Слабай, братан!.." И тот слабал. Одну, 
вторую, третью песню, - я в пол-уха, у меня другие мысли в голове. И тут 
вдруг: на тебе!.. "Царь Николашка долго правил на Руси!.." Ну, надо же!.. 
Давай, давай! И что потом?.. Потом про Ленина, - о Господи!.. Слова совсем 
другие, правильные!.. Ох, ты ж! И про Троцкого!.. А Троцкий в песне у него 
– "гестаповский лакей!.." Что дальше?.. Ох! А Сталин "над рейхастагом флаг 
советский водрузил!.." Аплодисменты!.. Лабух смотрит на меня, и я машу ему 
рукой: давай сюда, мол!.. Тот кивнул: сейчас, мол. Ну, и продолжал. 
С Никиткой всё понятно: ничего не изменилось, - дурень – "ум семь раз на дню
менял", - всё в точку!.. Брежнев, - я уже не удивлён: "всех Хоннекеров 
целовал взасос". А дальше Горбачёв, - ох, ничего себе: "С трибун словесная 
струя, а в магазинах … ни чего!..", - всё правильно! – "и всей причиною 
тому его жена!.." Ага! А Ротшильдов забыл добавить к ней!.. А дальше, 
кто?.. Ох, мама дорогая!.. "… Ельцин-то плохой! Он воровской базар развёл. 
Союз Советский расколол…" - не в бровь, а в глаз, - всё в тему!.. Песенка 
на том закончилась. Ребята рассчитались с лабухом, - рублями, - ну, а чем 
ещё, - гуляли наши. Всё, ко мне подходит музыкантик, - я один за столиком: 
садись, мол. Он подсел. Снял шляпу, вытер пот со лба, ведь жарко: "Погоди, 
браток! Сейчас я отдышусь…" "Да, без проблем. Винца хлебнёшь?.." "Да лучше 
водочки, грамм сто". "А что так мало?.. Дорогуша!.. Нам бутылку 
беленькой!.." Смотрю я на него – внимательно, - пытаюсь вспомнить: он ли 
это, или же не он мне пел когда-то песню про "Миколку" - в поезде: примерно 
здесь же, возле Мариуполя. Спросил его об этом. "Да не помню, - отвечает, - 
Вроде, как лицо знакомое, но я уже лет 25 по поездам хожу с гитарой, - 
столько лиц, забыть не мудрено". "Ну, ладно, - Бог с ним, - говорю ему. - 
Скажи мне лучше: я тебя не видел так лет десять, или даже больше. У тебя 
за это время в этой песне появились новые куплеты. И когда ждать 
продолжения?.." Ну, я с улыбкой, это ясно. А вот он вполне серьёзно 
отвечает мне: "Да, если честно: заждались уже мы продолжения!.. Всё ждём, 
блин, ждём чего-то!.. Будет скоро! Я не сомневаюсь в этом!.." Вот, как?.. 
"И когда же мне подъехать?.." "Ох!.." – он горько усмехнулся. Помолчал 
немного. Почесал затылок. Наконец, ответил: "Ну, хотелось бы и раньше. 
Но, наверное, случится это тоже: лет так через десять". 
Вот я и смотрю с тех пор на календарь, - частенько даже: отнимаю-
прибавляю цифру десять. Вроде как, пора уже. 
vk youtube
РаШа FM

Ошибка в тексте?
Выделите ее мышкой.
И нажмите Ctrl+Enter
Реклама



Ошибка в тексте? Выделите ее мышкой. И нажмите Ctrl+Enter
Использование материалов сайта запрещено. © 2004-2015 Музей Шансона